ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Филипп с улыбкой посмотрел на нее.

— У тебя не та ситуация, чтобы отвергать мое предложение.

— Я знаю, — униженно согласилась Одри, вздрогнув от мысли, что всегда испытывала неприязнь к этому человеку.

Очевидно, она заблуждалась относительно характера Филиппа Мэлори. У него есть законное право уволить ее, но он, похоже, не прочь предоставить ей шанс. И пусть это означает, что придется мыть полы, ей следует от всего сердца поблагодарить его и согласиться.

— Максимилиану стало хуже.

Одри, приведенная в еще большее замешательство резкой сменой темы разговора, пробормотала:

— Судя по тому, что он писал, он еще не вполне оправился от приступов боли в груди, мучивших его весной.

Филипп помрачнел.

— Сердце его слабеет с каждым днем.

Эта новость стала последней каплей, переполнившей чашу выпавших на долю Одри неприятностей. Слезы покатились из глаз, и она полезла в карман за платком. Но ужасное известие о болезни Максимилиана прояснило причины столь необычного для Филиппа Мэлори долготерпения и его явное желание оставить ее в банке, пусть и в другом качестве.

Возможно, он не одобряет моих действий, возможно, ему не по душе моя дружба с Максимилианом Чезлвитом, но он с уважением относится к привязанности своего крестного отца ко мне. Видимо поэтому он и не собирается вышвырнуть меня.

— Максимилиану в его возрасте не приходится рассчитывать на долгую жизнь, — заметил Филипп, всем своим видом давая понять, что ее слезы ничего, кроме раздражения, у него не вызывают.

Постаравшись взять себя в руки, Одри высморкалась и несколько раз глубоко вздохнула.

— Он приедет в Лондон этим летом?

— Сомневаюсь.

Выходит, я больше никогда не увижу Максимилиана, с ужасом и болью думала Одри. Мои отчаянные попытки расплатиться с долгами Стеллы делают поездку во Францию столь же нереальной, как полет на Луну.

— Но ближе к делу, — с явным нетерпением произнес Филипп. — Мне требуется от тебя услуга, а взамен я готов расплатиться с твоими долгами.

— Расплатиться с долгами… услуга… — недоуменно повторила Одри, изумляясь предложению босса выплатить долги по ненавистным ей счетам. Услуга? Что за услуга? Каким образом, сохранив работу в его коммерческом банке, я смогу оказать какую-то услугу Филиппу Мэлори?

Филипп торопливо поднялся и подошел к окну, отблески ярких лучей летнего солнца заиграли на его роскошной шевелюре.

— По всей видимости, Максимилиану недолго осталось жить, — с пугающей прямотой заявил он. — Увидеть меня женатым всегда было его заветной мечтой. В настоящее время брак в мои планы не входит, но я хотел бы доставить старику удовольствие безобидным фарсом.

Безобидный фарс? Своим заявлением босс окончательно поставил Одри в тупик, ибо она не понимала, что имеется в виду.

— И тут тебе отводится основная роль, — сухо продолжал Филипп. — Максимилиан любит тебя. Он весьма застенчив с особами вашего пола, и, как результат, проявляет симпатию лишь к женщинам определенного типа. Твоего типа. Максимилиан будет на седьмом небе от счастья, если я сообщу ему, что мы с тобой помолвлены.

— Мы что?.. — в полной уверенности, что пропустила мимо ушей какую-то ключевую фразу, прошептала Одри и поднялась со стула, словно стоя могла соображать лучше, чем сидя.

Филипп обернулся, вид у него был угрожающий.

— Твоя работа будет заключаться в том, чтобы делать вид, будто мы с тобой помолвлены. Но об этом будем знать только ты и я. Тебе предстоит сыграть эту роль для Максимилиана во Франции.

В ушах Одри появился какой-то странный гул, ей вдруг перестало хватать воздуха. Боясь пошевелиться, она широко раскрытыми глазами уставилась на Филиппа Мэлори.

— Вы шутите… Чтобы я делала вид, будто помолвлена с вами?

— Максимилиана удастся убедить. Люди всегда готовы верить тому, чему хотят верить, — цинично заявил Филипп.

Не до конца принимая этот странный разговор за чистую монету, Одри отрицательно покачала головой.

— Но никто не поверит, что вы и я… — Предательский румянец покрыл щеки девушки. — Я хочу сказать, это просто немыслимо!

— Вот за эту требующую усилий и полной отдачи работу тебе и платят. — Филипп с мрачным видом вновь принялся пристально осматривать ее. — Мне нужно, чтобы комар носа не подточил. Максимилиан, может быть, и наивен, но отнюдь не глуп. Только после того, как я сделаю из теперешней Одри элегантную и изящную особу, мне удастся убедить Максимилиана.

Одри вдруг показалось, что Филипп Мэлори выпил лишнего. Изящная и элегантная особа? Чтобы немного прийти в себя, она резко втянула ртом воздух.

— Мистер Мэлори, я…

— Можешь меня не благодарить! — высокомерно бросил Филипп. — По правде говоря, думаю, ты не заслуживаешь выпавшей на твою долю удачи…

— Удачи? — дрожащим голосом перебила Одри, удивляясь, как этот славящийся свой проницательностью человек, способен истолковать ее реакцию с точностью до наоборот.

— Персональный стилист, новый гардероб, оплата всех долгов и поездка на Лазурный берег, которая не будет стоить тебе ни пенни, — ледяным тоном перечислял Филипп. — Это не просто удача… если принять в расчет твое сегодняшнее положение, для тебя это равносильно открытию золотой жилы! А ты такого не заслуживаешь. Поверь, если бы у меня был выбор фиктивных невест, уже сегодня утром тебя бы уволили без всяких разговоров!

— Выходит, я единственная кандидатка? Как он смеет вмешиваться в мою жизнь? — с негодованием думала Одри. Неужели ему невдомек, что у меня тоже есть чувства и меня можно обидеть? Хотя с какой стати ему заботиться о таких пустяках! Ведь ему наверняка ни разу в жизни не пришлось себе в чем-то отказать!

— Это к делу не относится. Итак, я хочу, чтобы наш уговор хранился в секрете. — Филипп неприязненно посмотрел на нее. — Ты умеешь хранить секреты?

Под выразительным взглядом его черных глаз у Одри почему-то начала кружиться голова, и девушка растерянно пробормотала:

— Никогда не пробовала…

— О, это легко. Просто помни: если хоть одна живая душа узнает о нашем уговоре, я тебя закопаю живьем, — без тени иронии объяснил Филипп.

Одри побелела.

— Вовсе не смешно.

— А я и не шучу — предупреждаю. Ты здесь пробыла уже довольно долго. Когда выйдешь из кабинета, можешь забрать свои пожитки и отправляться домой. Вечером я свяжусь с тобой и мы обговорим кое-какие детали.

Одри гордо вскинула голову. Ее, обычно умеющую сдерживаться, сейчас переполняла ярость от самонадеянности, с какой босс возомнил, будто она кинется выполнять его приказы, не принимая в расчет, сколь неприятными и даже аморальными они могут быть.

— Вне зависимости от принятого мною решения теперь я могу считать себя уволенной… так ведь?

— Ба, смотри-ка, ты ухватила самую суть! — насмешливо произнес Филипп. — Портишь все, что тебе попадается под руку, зато в свободное время читаешь Платона. По словам Максимилиана, у тебя хорошие мозги. Но применения им ты найти не можешь. Ты наверняка никогда не думала, что ими можно воспользоваться на работе…

— Я не понимаю… — пролепетала Одри.

— А все потому, что ты ленива и неорганизованна, все время пытаешься изображать этакую простушку. Только со мной подобный номер не пройдет!

Одри не верила своим ушам, голова шла кругом от неприкрытых издевательств босса, и в то же время очень хотелось расспросить его, действительно ли Максимилиан столь лестно отзывался о ее мозгах. Но гнев пересилил любопытство.

— Если я могу считать себя уволенной, тогда мне тоже ничто не мешает высказать все, что я о вас думаю.

На лице Филиппа появилась злая ухмылка.

— Мне это начинает нравиться… Откуда ни возьмись у бесхарактерной особы прорезались острые зубки! Что ж, прошу. Только хочу предупредить, я отплачу той же монетой.

Стуча зубами от страха, Одри выпрямилась во весь свой маловпечатляющий рост и прошипела:

— Вы наверняка самый бессовестный и эгоистичный человек из всех, встречавшихся мне! Неужели вам не приходит в голову, что у меня могут быть возражения морального характера по поводу обмана милого старика, заслуживающего лучшего отношения от человека, которого он любит как родного сына?

4
{"b":"18267","o":1}