ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алекс что-то сказал по-испански и зарычал, не отрываясь от ее распухшего рта, как человек, испытывающий чудовищные муки: — Я больше не могу ждать. А затем оказался там, где его уже не могли дождаться. Раздвинув бедра женщины дрожащими от нетерпения руками, он скользнул в нее, и подготовленный им путь оказался сладок и легок. Затуманенные страстью сапфировые глаза Кэти широко открылись, а затем веки вновь опустились. Тело Кэти напряглось. Она чувствовала его внутри себя, ощущала жар, нежность и упругость вдруг ставшего грозным мужского естества. Всмотревшись в его напрягшееся лицо, она вдруг заметила в прекрасных глазах такую незащищенность, что сердце невольно сжалось. В это мгновение Кэти до боли желала своего мужа.

Алекс вошел в нее со сдавленным стоном, очень медленно и бережно, и неизбежная боль оказалась лишь чувством мгновенного неудобства, которое быстро прошло и тут же забылось во всепоглощающем огненном вихре. Все исчезло. С каждым новым толчком она, казалось, поднималась выше и выше и сильнее становилось захватывающее, головокружительное желание, требовавшее завершения. Движения мужа стали быстрее, и Кэти крепко обхватила его мощное тело руками, не соображая, что делает. Сердце стучало как огромный молот, пульс стал бешеным. И наконец это произошло: последовала ослепительная вспышка, и внутри разлилась огненная лава, лишая рассудка силой ощущений, вызванных этим извержением. — Люблю тебя… люблю… — Алекс в последний раз бешено вонзился в нее, и по его телу прошла судорога.

Потом Алекс лежал на боку, а она, вжавшись в него каждым изгибом своего тела, блаженно расслабившись, совершала восхитительное путешествие обратно на землю. Кэтрин прижалась губами к мускулистому загорелому плечу; ноздри раздувались, вдыхая терпкий запах мужской кожи. Стало темно и тихо. Совершенно измученная, Кэтрин уснула глубоким сном, не выпуская мужа из своих объятий.

Глава 5

Ее разбудил голос Серрано, говорящего по-испански… а она осознала, что лежит в постели. Пушистые ресницы взлетели вверх, открыв изумленные сапфировые глаза. Взгляд упал на Алекса. Муж стоял у окна спиной к ней и разговаривал по телефону. Внезапно Кэтрин почувствовала страшную слабость. Воспоминания о прошедшей ночи, как в калейдоскопе, замелькали в мозгу; она вспомнила все до мельчайших подробностей. Хуже всего то, что она не могла объяснить самой себе, как это произошло. Она была в слепой ярости, кричала на Серрано, а через мгновение… Кэти вытянулась под смятой простыней и тотчас почувствовала, как слегка заныли мышцы, о существовании которых и не подозревала, и еще одна ранее незнакомая боль напомнила о вспыхнувшей между ними ослепительной страсти.

Яркий румянец заиграл на щеках молодой женщины. Не будь Алекса сейчас в комнате, она бы с легкостью поверила, что это только сон… скорее, ночной кошмар, вздрогнув, поправила она себя. Кэти поднесла пальцы к вискам и слегка потерла их, только сейчас почувствовав, как болит голова и покалывает в горле. Кэти повернула голову, и все поплыло у нее перед глазами.

Измученный взгляд остановился на высокой мужской фигуре у окна: красивый поворот хорошо вылепленной темноволосой головы, широкие плечи под дорогой тканью пиджака, узкие бедра… Расставив длинные ноги и засунув одну руку в карман брюк, другой рукой Серрано держал телефонную трубку. Кэти знаком каждый его жест; более того, она была потрясена, осознав, что ей нравится смотреть на мужа. И только теперь пришло понимание, почему все так произошло.

Когда-то она подавила свое влечение к Алексу. Инстинкт самосохранения заставил ее сделать это. Но за пять лет сексуальное желание никуда не исчезло, но, глубоко запрятанное, стало более опасным и сразу же толкнуло ее в объятия мужа. Серрано обернулся, неторопливо подошел к кровати, посмотрел на девушку и самодовольно улыбнулся. Слишком много в этом мужчине от хищника… Александр даже не старался скрыть переполнявшее его чувство превосходства. Присев на край кровати, он внимательно посмотрел на девушку темными, блестящими глазами.

— Сегодня чудесное утро…

Лежа в кровати, Кэти слышала, как порывистый ветер швыряет в оконное стекло дождевые капли.

— …в Испании, — невозмутимо добавил мужчина, проводя пальцем по ее припухшей губе. — И если ты заявишь, что не едешь со мной… нет, не вздумай, — предупредил он, едва Кэтрин собралась открыть рот. — Ты не можешь мне возражать после сегодняшней ночи.

— Это просто секс, — поспешила перебить, залившись краской, Кэти,

Серрано склонился над женой, и его улыбка стала более ослепительной.

— Вовсе не «просто», а непередаваемый» невероятный, замечательный секс. И если бы мой самолет не стоял уже на взлетной полосе, я бы сейчас лежал с тобой в постели. Кэти стиснула зубы.

— Вчера я ушла от тебя…

— О Господи! А сегодня мы близки, как никогда прежде. Жизнь непредсказуема, — заметил муж с непоколебимой самоуверенностью. — Представь, это наша первая брачная ночь.

— Это самое отвратительное предложение, которое я когда-либо получала, — выпалила Кэтрин, придя в такое негодование, что больше не смогла сдерживаться. — Я не хочу лететь в Испанию.

Алекс поднялся.

— Но ты полетишь. Вся семья собралась, чтобы увидеться с тобой в доме моей матери. И если придется, я силой поволоку тебя в аэропорт, — неожиданно жестко произнес Алекс, Лицо Серрано окаменело. — Честно говоря, любовь моя, ты уже сделала выбор. Этой ночью.

— Ты сделал это нарочно! — Молодая женщина задохнулась от возмущения.

— Да. — Такое откровенное признание ее правоты подействовало на Кэтрин как пощечина. — Почему ты не одеваешься? Я велел твоей горничной сложить вещи. Переезжая сюда, полагаю, ты не догадывалась, что полетишь в Испанию.

Под насмешливым взглядом мужа Кэти завернулась в простыню и опять почувствовала, как все плывет перед глазами. Совсем скверно, пришлось признаться себе.

Еле передвигая ноги, Кэти пошла в ванную. Все оборачивалось против нее. Еще вчера она была уверена, что любит Джери. Уверенность в его любви придала девушке силы, и она смогла уйти от Алекса. Кэти всегда было необходимо, чтобы кто-то любил ее, иначе она теряла веру в себя. Но жизнь жестоко обошлась с ней.

Джери не любил ее… но любила ли она сама? На какое-то время случайный знакомый заставил Кэти почувствовать себя сильной. Однако вчера со Стивенсона слетело все очарование, которое оказалось столь неглубоким, что девушка сама удивилась, как не раскусила этого человека раньше. Да, больно сознавать, но Джери видел в ней только источник наживы, но разве сейчас Кэти тосковала по нему? Нет, Джери бесконечно далек от нее, и Кэти не испытывала к еще вчерашнему предмету страсти ничего, кроме неприязни, и не хотела его видеть. Так любила ли она когда-нибудь Стивенсона? Или это оказалось банальным, рожденным одиночеством увлечением?

О Боже, как жарко! Полуодетая, Кэтрин присела на край ванны, чувствуя страшную слабость, голова кружилась. Было трудно сосредоточиться, но она хотела разобраться в происходящем и заставила себя собраться с мыслями.

Прошлая ночь стала очередной ужасной ошибкой в ее жизни. Что теперь делать? Склонить голову и подчиниться мужу? Нет, остаться с Серрано значило бы совершить еще более страшную ошибку. В висках стучало. Кэти поднесла к голове тяжелую руку. Ох, как некстати эта слабость… Сейчас она должна быть сильной как никогда, чтобы суметь постоять за себя.

Выйдя из ванной, Кэтрин была вынуждена прислониться к косяку, чтобы не упасть. Алекс оглядел жену сузившимися глазами. — Что еще стряслось?

— Думаю, у меня грипп… но это не имеет значения. — Набрав в грудь побольше воздуха, Кэтрин заставила себя выдержать взгляд мужа. — Я остаюсь здесь… не вернусь к тебе…

— Ты плохо себя чувствуешь и сама не знаешь, что говоришь, — отрезал Алекс. — Я сам отнесу тебя в машину.

— Нет! — задохнулась Кэти. На глаза навернулись слезы слабости и отчаяния, ноги отказывались повиноваться. — Ты не слышишь? Я не хочу оставаться с тобой!

14
{"b":"18268","o":1}