ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пойдемте, я познакомлю вас с мамой, — нетерпеливо теребила Кэти племянница.

Энрика, в одиночестве сидевшая в глубине комнаты, оказалась хрупкой, тихой женщиной. Почему-то мама Беллы сильно нервничала. Руки ее были крепко стиснуты, а напряженный взгляд выдавал такое волнение, что невольно Кэтрин дружески улыбнулась этой женщине. Ей очень понравилась мама Изабеллы.

— Это Кэтрин, — торжественно объявила девушка.

— Пожалуйста, присядьте. Скажи, чтобы принесли кофе, — велела Энрика дочери. — Мне кажется, Алекс выглядит счастливым, — неожиданно сказала Энрика, когда Белла отошла. — А вы? Вы тоже счастливы?

Кэти смущенно замялась, а потом призналась:

— Очень…

— Я так давно хотела познакомиться с вами… а теперь не знаю, что и сказать… — Энрика принужденно засмеялась. — Вы такая красивая… и умная. Алекс рассказывал-вы серьезный музыкант, говорите на трех языках… А я английский учила с помощью Беллы, — неожиданно улыбнулась золовка, но выражение ее глаз оставалось тревожным. — Когда в следующий раз будете в Испании, непременно посетите наш дом. Я очень хочу, чтобы вы с Алексом нас навестили.

— Я тоже. — Кэтрин заметила, как сестра Алекса быстро окинула глазами комнату, и решила, что Энрика боится осуждения семьи за нарушение предварительного договора держаться с нежеланной гостьей подчеркнуто официально. — Я полюбила Изабеллу, пока ваша дочь гостила у нас на острове.

— Вы очень добры. К сожалению, Алекс ее слишком балует… — Женщина неожиданно умолкла, увидев, как в комнату входит высокий, начинающий седеть мужчина, а затем с заметным облегчением сказала:-Это мой муж, Рамиро.

Кэтрин прищурилась-в глубоко посаженных глазах и широкой улыбке мужчины ей почудилось что-то неуловимо знакомое-и поняла: Рамиро напоминал Алекса. Кэти уже хотела поделиться своим наблюдением, но Рамиро неожиданно разразился многословной речью.

Как ей показалась Испания? Каково ее впечатление от семьи Серрано? Рамиро состроил гримасу, не обращая внимания на предостерегающие знаки жены.

— Вы должны узнать настоящее испанское гостеприимство, поэтому приезжайте и останавливайтесь у нас, — оживленно говорил мужчина. Сочный, громкий голос Рамиро разносился по огромной гостиной. — Мы всегда любим принимать у себя молодежь. К сожалению, мы поздно поженились, и, хотя Бог даровал нам дочь, боимся, наша жизнь кажется ей скучноватой. Изабелла наверняка думает, что родители уже стоят одной ногой в могиле!

Когда к их группке присоединился Алекс, Кэти удивилась, что в его приветствии не было ни капли теплоты. Ее муж вообще держался очень сухо, хотя Рамиро, оказалось, был расположен к Алексу более дружески, чем кто-либо из собравшихся родственников. Но затем Кэти вообще перестала думать: от выразительного взгляда Алекса все тело затрепетало с головы до ног.

— Ты выглядишь усталой, дорогая, — многозначительно заметил муж.

Кэти стала пунцовой, но со светской улыбкой Александр уже уводил жену из гостиной. Она успела обернуться, бросить на Энрику извиняющийся взгляд и заметила опечаленное лицо золовки. Только тут молодая женщина сообразила, что Алекс и словом не перемолвился с сестрой. Но когда Кэти сказала об этом мужу, тот заставил жену замолчать страстным поцелуем, сразу же воспользовавшись тем, что чопорная гостиная осталась позади и супруги стояли на нижних ступеньках изящной лестницы. Глаза Кэтрин засияли как звезды, и она моментально потеряла голову. Алекс нагнулся и подхватил жену на руки, совершенно не заботясь о том, что их может увидеть кто-нибудь из слишком правильных родственников.

— Как тебе моя семья? — сдержанно спросил Алекс, поднимаясь по лестнице.

— Честно?

— А иначе зачем мне спрашивать?

— Они просто ужасны. — Кэти испуганно ойкнула и закрыла глаза, боясь посмотреть на мужа. — Хотя, может, они более сердечны, чем кажутся.

— Менее.

Глаза жены широко раскрылись.

— О, Алекс… — прошептала Кэти, чувствуя, как сжимается сердце от жалости.

— Ну-ну, — насмешливо улыбнулся Александр, — я уже большой мальчик.

— Рамиро и Энрика — они действительно милые. Кажется, вся эта семья очень тебя любит, — залепетала Кэти, стараясь утешить мужа. — А Рамиро похож на тебя… да, правда, мне даже показалось, я его где-то видела!

Алекс застыл на месте, поставив одну ногу на мраморную ступеньку.

— Ты с ума сошла! — с неописуемой яростью воскликнул мужчина. — Рамиро мне даже не родня!

Кэтрин растерянно заморгала. Ну да, конечно, с запозданием сообразила она. Рамиро с ее мужем просто в свойстве-не кровный родственник, а зять, муж его сестры, и даже более того… более того…

— Но тебе никто из них не родня! — неожиданно вырвалось у Кэти. В ту же секунду женщина осознала всю непоправимость сказанного и была готова откусить себе язык, увидев потрясенное лицо Алекса.

Через десять секунд Кэти стояла на полу спальни. Алекс внес жену и захлопнул дверь ногой.

— Ну-ка повтори, что ты сказала… — зловещим тоном произнес мужчина.

У Кэти подогнулись колени, и она почти упала на кровать. Глаза неожиданно наполнились слезами.

— Прости меня. Я совсем забыла, что мне не полагается это знать.

— Понятно… И как давно ты об этом узнала?

— Я скажу, только обещай, что не будешь сердиться на человека, который рассказал мне об усыновлении. — Последнее слово Кэти произнесла шепотом, не зная, как отреагирует Алекс. — Понимаешь, она думала, что я знаю…

— Она?

Видно, потребление алкоголя не способствует сохранению тайн, уныло подумала Кэти. Кажется, я уже все выболтала.

— Никто в моей семье не доверил бы тебе этого! — настаивал Алекс.

— Изабелла сказала…

— Белла? — Алекс явно не верил жене.

С большой неохотой Кэти передала разговор, затеянный его племянницей. Алекс был потрясен.

— И эта пигалица все время знала о страшной тайне семьи Серрано? Боже, мне это и в голову не приходило!

— Я объяснила твоей племяннице, что усыновление-глубоко личное дело. Честное слово, я уверена, она больше не заикнется об этом, — поспешила заверить Кэтрин, вовремя прикусив язык и не сказав, что считает эту трагедию не стоящей выеденного яйца.

Теперь, когда Кэтрин познакомилась с кланом Серрано, ей совсем не трудно представить, что эти отжившие мумии считали усыновление чем-то позорным, что нужно тщательно скрывать и ни в коем случае не выносить за пределы семьи. Если Александр воспитан в тех же традициях-а по-другому и быть не могло, — то ее муж, похоже, считает этот вопрос слишком деликатным, чтобы обсуждать с посторонними.

Несколько минут, показавшихся бесконечными, Алекс просто стоял, опустив красивую голову. Кэтрин очень хотела, чтобы муж поделился своими мыслями, но не стала отвлекать его. Однако время шло, а он все еще стоял в задумчивости и выглядел таким потрясенным, что ее сердце не выдержало. Кэти поднялась и подбежала к мужу обнять и утешить.

Алекс удивленно вскинул голову.

— Забудь, — горячо сказала Кэтрин, недоумевая, как решилась на такой поступок, и сама удивляясь вспыхнувшему внутри покровительственному, почти материнскому чувству к этому огромному мужчине. — Это все такая ерунда…

К ее изумлению, Алекс, рассмеявшись, обнял стройные бедра жены и прижал к своему горячему гибкому телу.

— Ну, если ты и впрямь так считаешь…

Кэтрин подумала: в детстве он, окруженный толпой этих замороженных типов, наверняка испытал мало ласки. Да и могут ли любить эти хранители условностей по-настоящему? Ведь, по сути, Алекс не был Серрано.

И кого из этих далеко не приятных людей защищал Алекс? Ради кого жертвовал своей свободой?..

— Эй, похоже, ты за тысячу миль отсюда. Оторвавшись от своих дум, Кэти посмотрела в черные глаза мужа, и слабый румянец окрасил ее щеки.

— Я здесь и хочу тебя, — нежно сказал муж.

Все ее существо немедленно откликнулось на эти слова: сердце пустилось вскачь, во рту стало сухо; прильнув к мужу всем телом, она стала ластиться как котенок и, за мгновение до того как жадный, горячий рот припал к ее губам, услышала, что у Алекса участилось дыхание.

28
{"b":"18268","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Супруги по соседству
Шепот пепла
Соблазни меня нежно
Совершенная красота. Открой внутренний источник здоровья, уверенности в себе и привлекательности
Пассажир
Интимная гимнастика для женщин
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Арк
Запасной выход из комы