ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Его родственники и сейчас плохо относятся к Алексу, — с чувством сказала Кэтрин.

— Несмотря на то, что наш сын во много раз увеличил богатство семьи Серрано. Ориго в душе был неплохим человеком, — продолжил Рамиро. — И Алекс был ему небезразличен, но старший Серрано считал Эьрику слабовольной, неудачной дочерью и потому обходился с ее сыном довольно жестко. Но Энрика не слабая. Она справлялась с ситуацией, пока Алекс не стал избегать ее, и тогда мы поняли, что он все знает…

— Вы сказали, это произошло около пяти лет назад? — взволнованно спросила Кэтрин.

— Наверное, для Алекса это стало потрясением, но мы ждали так долго, надеясь, что он спросит, начнет выяснять или сам догадается… — Рамиро говорил с такой искренностью, что у внимательной слушательницы на глаза навернулись слезы. — Мы не могли ему ничего открыть сами. Энрика обещала родителям, что никогда ничего не скажет своему ребенку. Молчанием она должна была расплатиться за ошибку молодости. Но чтобы, узнав правду, Александр вычеркнул родную мать из своей жизни… этого мы и предположить не могли!

Опустив голову, Кэтрин попыталась представить себе мотивы поведения мужа. Кого он хотел защитить, поддавшись шантажу и взяв ее в жены? Энрику? Свою бабушку? Или обеих?

— Эту проблему надо решить ради душевного спокойствия всех нас. — Рамиро сильно сжал руку девушки. — Поэтому я прошу вас поговорить с Алексом и выяснить, знает ли наш мальчик всю правду до конца. Вы сами видите-к нам он никогда не придет.

— Да.

— Моя жена очень любит Алекса и всегда оправдывает, винит во всем только себя, но ведь он уже взрослый и умный человек, — продолжал охрипшим от волнения голосом Рамиро. — Почему Александр разговаривает со мной, а с Энри-кой нет? Ведь он не скрывает привязанности к нашей дочери. Если бы я не был связан обещанием, данным его матери, то давно бы поговорил с сыном откровенно, по-мужски.

Кэти подняла на Рамиро глаза, полные слез.

— Я думаю, Алекс не знает, кто его отец.

Казалось, Рамиро ей не поверил. Только сейчас заметив печать страдания на красивом лице молодой женщины, он спохватился:

— Наверное, мне не следовало впутывать вас в эту мерзость…

Кэтрин чуть было не сказала, что тоже является непосредственной участницей этой «мерзости», причем уже давно. Что же оказалось в руках Кристофа? Оригинал свидетельства о рождении Алекса? Указано ли там, кто является его отцом? Невозможно предположить, что Алекс, узнав, кто на самом деле его мать, не попытался выяснить все обстоятельства своего рождения до конца. Наверняка Кармен Серрано все объяснила приемному сыну.

Кэтрин тяжело вздохнула.

— Я поговорю с вашим сыном, когда мы вернемся в Лондон…

— Буду перед вами в вечном долгу, — страстно проговорил он.

Как только Рамиро ушел, Кэти поняла, какое тяжелое бремя взвалила на себя.

Заметив, что Алекс смотрит на нее из дальнего угла комнаты, Кэти подумала, что муж обратил внимание, как долго она разговаривала с Рамиро. Девушка почему-то почувствовала себя виноватой, когда раскрыла тайну Серрано. И ей вдруг захотелось поскорее рассказать мужу обо всем, но Кэтрин понимала, что говорить о чем-либо здесь было бы безумием.

Когда Кэти снова взглянула на Алекса, тот отвернулся. Лицо его стало холодным и замкнутым, пока подошедшая Мария не заставила его улыбнуться. И хотя немного погодя Алекс присоединился к ней и остаток вечера провел с женой, Кэтрин поняла, что муж умышленно как бы внутренне отдалился от нее.

Теплота их отношений ушла, уступив место принужденной вежливости. Стена, не так давно разрушенная в Париже, без всяких видимых причин возникла снова.

Перемена эта исходила от Серрано. Может, своим присутствием Мария напомнила об условиях их брака. «Пожизненное заключение» — однажды бросил ей муж в лицо.

Внезапно Кэти поняла, что счастье их будет невозможно, пока она не сумеет предоставить Алексу свободу выбора…

Глава 10

Серрано покинул жену сразу же, как только супруги вошли в лондонский дом, объяснив, что накопилось много работы и он уедет, как только переоденется.

— Из-за меня можешь не торопиться возвращаться… — В эту фразу Кэти постаралась вложить весь сарказм, на который была способна, спрятав боль за ехидными словами.

Обернувшись, Александр бросил на жену угрюмый взгляд.

— Поговорим, когда вернусь.

Кэтрин прошла в гостиную и внимательно посмотрела на доставшееся по наследству бюро.

«Если тебе так хочется, можешь изрубить его в куски», — как-то пошутил Алекс… Опустив крышку, Кэти увидела, что все полочки и ящики пусты. Она никогда не пользовалась материнским бюро, потому что то не запиралось. Ключ, впрочем, был, но болтался как украшение на слишком короткой золоченой цепочке, и в замочную скважину его вставить было невозможно. О чем только думал реставратор?

Еще раз взглянув на ключ, Кэти неожиданно заметила в нем сходство с ключом, который держала в руках в парижском банке. Поранив руку, женщина резким движением оборвала цепочку. Ключ тоже слегка позолотили, как и цепочку, но выбитые на нем цифры легко читались. С замком на крышке бюро ключ не имел ничего общего. Видимо, это ключ от еще одного несгораемого ящика. В течение пяти долгих лет пропуск на свободу хранился в доме Алекса. Веселая шуточка старины Кристофа.

Ноги сами понесли Кэтрин на половину мужа. В спальне Алекс надевал свежую рубашку и был настолько погружен в свои мысли, что даже не заметил прихода жены.

— Алекс… — Женщина почувствовала, как перехватило горло.

Серрано быстро обернулся. Взволнованная Кэтрин стояла в дверях. Синие глаза женщины сияли.

На мгновение захотелось зажать ключ в руке и никогда никому не показывать. Кэти и понятия не имела, как трудно будет отдать его… Но она тут же устыдилась своей слабости и бросила ключ на кровать.

— В конце концов заключение оказалось не пожизненным, — услышала она собственный голос.

Алекс вопросительно посмотрел на жену. Никогда великий финансист не соображал так медленно. Серрано перевел взгляд на ключ, а потом снова поднял глаза на жену.

— Это ключ от еще одного несгораемого ящика. Я думаю, там лежит то, что ты ищешь. — И Кэти рассказала мужу, как его обнаружила.

— Боже! — прошептал, приходя в себя, Алекс. — Все это время! Не могу поверить…

Кэтрин отошла к окну. Ключ к вожделенной свободе. Конец ее брака… или начало? Теперь только время даст ответ на этот вопрос. Потому что, если муж не захочет отпустить ее, в этом он будет тверд.

— Еще мы должны поговорить.

— А подождать нельзя? — нетерпеливо спросил Алекс. — Я не успокоюсь, пока не слетаю в Париж и не попробую этот ключ.

— Боюсь, нельзя. Видишь ли, я случайно знаю, что лежит в этом ящике. Это твое свидетельство о рождении. — Кэтрин повернулась, и… Алекс смотрел на нее глазами, полными гнева.

— Откуда у тебя такая информация? Кэти нервно засмеялась.

— Уж конечно, не от тебя. Рамиро доверился мне…

— Рамиро?! — возопил пораженный Алекс.

— Он попросил меня поговорить с тобой. Рамиро думает-ты мне доверяешь. — Кэти решила идти до конца. — Мне известно, что Энрика-твоя родная мать.

— Рамиро… тоже знает? — Лицо Алекса стало пепельно-серым; горящий взгляд мужа, казалось, прожигал Кэти насквозь.

— Это не мое дело, — сказала девушка. Алекс уже дал понять: его личные дела жены не касаются.

— И как давно это известно Рамиро? — набросился на Кэти Алекс.

Женщина нахмурилась. Серрано и в самом деле не знает, кто его отец. Но пусть ему об этом скажет кто-нибудь другой…

— Боже мой, если Рамиро знал, незачем бояться, что это известие разрушит их брак! — простонал Серрано с таким видом, словно на него обрушилось громадное несчастье.

Эти слова о многом сказали Кэтрин. Оказывается, Алекс понятия не имел, кто был его отцом, и предполагал, что это страшная тайна Энрики: узнать такую тайну мужу, воспитанному в испанских традициях, означало уничтожить семью. Значит, Алекс все эти пять лет защищал брак своей матери, а теперь оказалось, что его жертва напрасна…

31
{"b":"18268","o":1}