ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Моя жена с другим мужчиной… — Серрано с усилием выталкивал из себя слова, глядя на Кэти с таким выражением, словно видел ее впервые в жизни.

По спине девушки побежали мурашки, горло сдавило. Кэти тщетно пыталась проглотить слюну. По иронии судьбы, ее потрясла не столько осведомленность Алекса, сколько определение «моя жена», которым Серрано никогда не пользовался.

— Ты не отрицаешь этого, — констатировал Алекс. Сильное тело напряглось в ожидании ответа.

Кэтрин получше натянула на себя простыню, искренне недоумевая, как этот человек может не понимать очевидного. Неужели Серрано ждал, что брошенная жена будет сидеть и ждать, как верная Пенелопа, пока жизнь проходит мимо?

— Откуда ты знаешь? — спросила Кэти не столь спокойно, как хотелось бы, но все же стараясь противостоять исходившей от мужчины угрозе.

— Ты, кажется, не осознаешь всей глубины нанесенного мне оскорбления. — Алекс не сводил с жены глаз, в которых горело негодование. Он побледнел еще сильнее, чем минуту назад, хотя это казалось невозможным.

— Ты много выпил? — робко предположила Кэти, подумав, что именно в этом таится причина неожиданно разыгравшейся мелодраматической сцены. Ворвался в комнату среди ночи, набросился с обвинениями, как будто и впрямь оскорбленный муж…

— Это не имеет отношения к нашему разговору! — Александр сделал шаг к кровати. — Ты разговаривала по телефону с любовником! Я не мог поверить своим ушам!

— Ох… — Кэти опустила голову.

Она должна была тогда догадаться. Но Алекс ничем себя не выдал, даже не подал виду. Девушка попыталась вспомнить, что именно говорила, и не смогла: при внезапном появлении мужа разговор с Джери вылетел из головы. Что ж, вздохнула девушка, это не самое удобное время и место, чтобы выложить Серрано всю правду, но все к лучшему. Хорошо, что больше ничего не надо скрывать.

— Я бы и сама рассказала, если бы ты спросил.

— Рассказала о нем? Боже мой… неужели у тебя совсем нет стыда?

Кэти вздернула подбородок.

— Почему мне должно быть стыдно?

— Ты… моя… жена, — произнес Алекс с ударением на каждом слове. Казалось, он готов был ее убить.

Охваченная одновременно и гневом, и страхом, девушка инстинктивно забилась в угол большой кровати. Кэти хотелось громко выкрикнуть, что она ему такая же жена, как первая встречная, но побоялась подливать масла в огонь и лишь сказала:

— Возможно, утром ты образумишься.

— Что? — грозно переспросил Алекс, обходя кровать. Голос мужчины звучал глухо от еле сдерживаемой ярости. — Что значит «образумишься»?

Только Кэтрин собралась повторить свой маневр и переползти на другую сторону, как Алекс оказался рядом, бросился на кровать, схватил девушку за руку и удержал на месте.

— Что ты делаешь? — в ужасе вскрикнула она.

Александр бросил ей в лицо какое-то испанское ругательство, схватил другую руку и прижал спиной к матрасу. Побелев как мел, стуча зубами, Кэти испуганно смотрела на разгневанное лицо мужа. Горящие черные глаза, казалось, прожигали грешницу насквозь.

— Как часто ты виделась с ним?

— Я… я не считала. — Кэтрин в ужасе не соображала, что говорит.

— О Боже, — вполголоса произнес Алекс, а затем злобно и решительно продолжил: — Я убью его… сотру с лица земли. Он может считать себя покойником. Пусть поживет немного, но он уже мертвец.

— Н-не г-говори так… — заикаясь от страха, с трудом выдавила Кэтрин.

— А ты? Что я должен сделать с тобой?

— Со мной? — Потеряв способность соображать и двигаться, Кэти во все глаза смотрела на него. Без сомнения, Алекс сошел с ума. Это единственное объяснение происходящему.

— Где ты с ним познакомилась?

— Я ничего не скажу! — решительно заявила девушка, содрогнувшись при воспоминании об угрозах.

— Джери Стивенсон, двадцати восьми лет, представляется художником, на самом деле мелкий коммивояжер. Единственный ребенок в семье, блондин с голубыми глазами, шести футов ростом и очень тщеславен. Я тебя не об этом спрашиваю.

Кэтрин была сражена и, облизав пересохшие губы, еле нашла в себе силы заговорить.

— Что за фокусы? Какое тебе дело? Я тебе не жена, не настоящая жена…

— Вот как? — с угрозой в голосе проговорил Серрано. — Ты носишь мое имя. У тебя на пальце мое обручальное кольцо. Ты живешь в моем доме. Я кормлю, одеваю и содержу тебя.

Оскорбленная до глубины души, красная oт ярости, Кэтрин выпалила:

— Ненавижу тебя!

— Если это правда, ко дню моей кончины ты будешь ненавидеть меня куда сильнее, — зловеще ответил Александр.

— Отпусти меня, — нерешительно прошептала совершенно запуганная девушка.

— Ты больше никогда не увидишь его, — поклялся Серрано. Внезапно мужчина отпрянул и отпустил ее руки. — Но я ни за что не прощу тебе этого…

Чувствуя себя слабой и беспомощной как котенок, Кэти откинулась на подушки. Ответ сорвался с губ сам собой.

— Вот и хорошо. Я тебе тоже.

Это оказалось ошибкой. Направившийся к двери Алекс остановился.

— Ну, а теперь говори всю правду.

— Какую?

— Это сделано специально, чтобы привлечь к себе мое внимание, — бросил разъяренный мужчина. — Неудивительно — ты оставляла следы, по которым вас мог засечь даже слепой. Теперь я понимаю, меня не случайно подвели к открытой двери, чтобы я послушал, как ты щебечешь с любовником!

— Привлечь твое внимание? — повторила Кэти, не веря собственным ушам. Слабость тут же исчезла, и девушка села в кровати прямо.

— Надо сказать, ты проделала это мастерски, — неожиданно признался Алекс и улыбнулся так, что у нее мороз пробежал по коже. — Ты даже ни разу не переспала с ним, правда? Так далеко ты не зашла. Замечательно… — Мужчина вернулся к кровати, не спуская с Кэти насмешливых глаз, казалось, видевших ее насквозь. — Остановилась как раз вовремя: не дать мужу повода пойти на крайние меры и в то же время заставить задуматься…

Только теперь ошеломленная Кэтрин поняла, как глубоко Алекс заблуждается. Девушка откинула голову; сапфировые глаза метали молнии.

— Я спала с ним! — в бешенстве выкрикнула она. — Можешь делать и думать все, что хочешь. Мне безразлично!

— Если Стивенсон хотя бы пальцем дотронулся до твоего обнаженного тела, можешь считать его трупом. Это ты понимаешь? — Алекс стоял неподвижно и сверлил жену непроницаемым взглядом. — Предупреждаю, детка: я не шучу. Если у тебя с ним что-то было, я раздавлю его.

Кэтрин не могла ни двигаться, ни дышать, понимая, как легко ее загнали в угол. Как этот самодур догадался, что они с Джери еще не были близки? Она солгала не только со злости, а хотела подчеркнуть серьезность их отношений, доказать-это не легкомысленный флирт, затеянный с единственной целью привлечь внимание равнодушного супруга. В то же время Кэти смертельно испугалась угрозы уничтожить Джери.

— Ты так скрипишь мозгами, мне даже неловко, — спокойно сказал Алекс.

Девушка с изумлением заметила, что весь гнев мужа исчез, будто ничего и не было.

— Ну хорошо, — тихо сказала пришедшая в отчаяние Кэти. — Я с ним не спала, но…

— Сказать тебе почему? Испанец обязательно разведется с неверной женой. Таким образом, ты дошла до черты, но переступить не посмела. За всю жизнь ты совершила только один неразумный поступок-вышла замуж за меня. Господи! — Алекс выдохнул сквозь сжатые зубы. — Какого же дурака я свалял, когда подумал, что ты можешь рискнуть положением моей жены!

— Но именно в этом положении я и не хочу больше находиться! — выпалила Кэти, больше не сдерживая гнева. — Я не хочу жить с тобой… хочу свободы!

— Какая к черту свобода? — жестко сказал Алекс. — Ты же пропадешь, стоит тебе ступить за порог. Без моих кредитных карточек ты беспомощна как младенец!

— Да как ты смеешь! — Кэтрин стала белее простыни, на которой лежала.

Черные брови вразлет удивленно поднялись.

— Я сказал правду. Но если ты действительно хочешь свободы…

— Да, хочу! — едва не зарыдала Кэти.

— …почему ты до сих пор покупаешь мне носки? — Серрано саркастически улыбнулся и вышел из комнаты.

9
{"b":"18268","o":1}