ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прутик, — поправил его Торопыга.

— И тут он увидел, как на Лисенка напала большая птица. Она вцепилась Лисенку в спину, подняла его в воздух и понесла по направлению к Большим горам.

— Это был Каменар! — крикнул Добрушко. — Его гнездо устлано перьями голубей из моей стаи!..

— Не станем обманывать друг друга — ясно, что Лисенка уже нет в живых. Мы скорбим вместе с его родителями. Но только ли скорбить мы должны?.. Ведь мы способны на нечто большее!

— Да, да! — послышались голоса.

— Можем мы отомстить за нашего Лисенка?

— Можем! — хором закричали собравшиеся.

— Должны мы отомстить?

— Должны!

Все одобрительно загудели.

— И я думаю, что должны. Мы — мирные животные и никому не причиняем зла. Больше всего мы любим мир. Но можем ли мы оставлять действия орла Каменара безнаказанными?.. Не можем! Мы прощали его много раз. Но он не хочет уняться.

Верно?

— Верно!

— Следует наказать его!

Медведь передохнул, посмотрел во все стороны и продолжил:

— Вот почему мы, хоть и ненавидим войну, теперь сами войну объявляем!.. Объявляю войну Каменару!.. Согласны?

— Согласны, согласны! — послышались со всех сторон возгласы.

Крики одобрения еще долго неслись над Тихим лесом.

— Борьба будет нелегкой, — продолжал Медведь. — Вы знаете, каков Каменар. Он обладает исполинской силой, ему доступна такая высота, на которую наши птицы поднимаются с трудом, а если и поднимаются, то от этого тоже мало проку… Самое неприятное заключается в том, что гнездо Каменара находится в неприступном месте — на самой высокой скале Больших гор. Я знаю об этом от наших голубей. Скала совершенно гладкая, взобраться на нее невозможно. — Медведь сделал паузу, стало еще тише. Потом тихо и медленно заговорил: — И все же надо что-то предпринять. Что-то придумать. Разработать хитроумный план и победить. Как это сделать, я пока не знаю. Здесь свое слово скажет будущий Военный совет. Но знайте одно: Война объявлена! Мы на военном положении!.. Завтра, на восходе солнца, когда оно выглянет из-за Зеленого холма, мы отправимся в поход к Большим горам… Лесной совет соберется в моем доме для избрания Военного совета. А сейчас — по домам!.. Спите и набирайтесь сил!

Через полчаса после речи Медведя Тихий лес стал по-настоящему тихим лесом.

Осел, который все еще был привязан под деревом и взирал на аппетитный чертополох, прислушался и заметил:

— Тихо, как перед бурей.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. ЖАБА СКАКУШКА-МЕЧТАТЕЛЬНИЦА

Если мне не изменяет память, в предыдущей главе мы познакомились с жабой Скакушкой. Вы, видимо, решили, что больше о ней в этой книге упомянуто не будет.

Ошибаетесь.

Скакушка не приняла бы участия в войне, если бы не была мечтательницей. Но она любила мечтать. Она часами сидела не шевелясь, и мечтала.

В детстве Скакушка прочитала одну научную книгу. В ней говорилось, что Луна во многом похожа на Землю. Тогда жаба загорелась мечтой попасть на Луну. Но как?..

Да очень просто! Надо лишь повыше подпрыгнуть…

И среди людей, и среди животных есть два вида мечтателей. Одни мечтают о реальных вещах, другие — о недостижимых. Последние одержимы какой-нибудь глупой идеей, которую они обдумывают всю жизнь, но, объясню, никогда не осуществляют. К этому разряду мечтателей принадлежала Скакушка. Она мечтала наловчиться в прыжках в высоту, и в один прекрасный день подскочить так без… мер… но выыыыыысоко, чтобы оказаться на Луне и оттуда крикнуть на Землю:

— Ква-ква!

И ничего больше.

С этой целью она начала регулярно и упорно тренироваться. Она так и жила — мечтала да скакала. Встанет возле высокого дерева, отметит какую-нибудь царапину на коре и скачет до тех пор, пока не допрыгнет до нее. Пока что ее рекордом была высота метр и двадцать сантиметров. Правда, Луна находилась несколько выше, но жаба не отчаивалась. Впереди была вся жизнь. Притом она где-то когда-то вычитала, что трудом и упорством можно достичь всего. Примеров тому множество — пирамида Хеопса, Суэцкий канал, Цимлянское море и т. д.

— Наконец-то пробил и мой час! — воскликнула жаба, прослышав, что Медведь объявил войну Каменару. — Каменар живет на неприступной скале. До нее можно только допрыгнуть. Это куда ближе, чем до Луны. Если тренироваться всю ночь, утром я допрыгну до орлиного гнезда.

И когда Тихий лес погрузился в сон, Скакушка отправилась на тренировку в сопровождении своей приятельницы Зеваки, прозванной так за то, что она по целым дням зевала.

Здесь стоит сказать несколько слов и о Зеваке. Она тоже была жабой, но не скакала, потому что во время прыжков зевать было неудобно. Но зато она умела давать указания. Когда приятельницы достигли подходящей поляны, Зевака сказала:

— Если наши усилия увенчаются успехом, завтра Каменар будет ликвидирован!..

Подожди, я сделаю тебе массаж… С песней или без песни?

— С песней! — ответила Скакушка.

— Ложись на спину.

Скакушка покорно исполнила требование своего тренера и легла на траву. Зевака принялась массировать ей лапки.

— Зевака стала массажисткой! — весело заметила Скакушка.

А Зевака растирала лапки Скакушке и в такт с движениями напевала:

Раз-два-три, раз-два-три.
Ты не двигайся, замри.
Та-ра, та-ра, та-ра, та-ра
Два шлепка и два удара.
Раз-два-три, раз-два-три…

Напевая, Зевака похлопывала Скакушку по мышцам, а та вздрагивала и спрашивала, нельзя ли массировать полегче, на что Зевака отвечала, что нельзя.

Покончив с левой лапкой массажистка принялась за правую, напевая ту же песню и так же похлопывая по мышцам.

— Готово! — заявила она наконец. — Начинай тренировку!

Скакушка встала и приступила к главной части программы. Скок-скок, скок-скок.

Потом — опять массаж, опять — скок-скок… И так до рассвета.

Когда небо порозовело, к поляне стали стекаться жители Тихого леса. Собрались быстро. На самом видном месте расположился Военный совет в следующем составе: Медведь, Лохмач, Лис, Сивко и Еж, как уже говорилось, неизменно входил во все комиссии и советы.

Медведь был серьезен и сосредоточен. Сивко вытянулся перед ним и доложил, что Зевака настоятельно просит принять ее:

— Пусть придет! — распорядился Медведь. Через минуту Зевака уже стояла перед Главнокомандующим.

— Говори! — подбодрил жабу Медведь.

— Скакушка может спасти нас! — важно сообщила Зевака. — Прикажите сейчас же позвать ее!

— Позовите сюда Скакушку! Жаба не заставила себя долго ждать. Приняв самую скромную позу, она встала справа от Зеваки.

— Говорить буду я, — заявила Зевака. — Ты не умеешь правильно выражать свои мысли, они у тебя постоянно скачут.

Она повернулась к Военному совету, обвела его членов взглядом.

— Тихий лес, — начала Зевака, — переживает решительные дни, исполненные небывалого напряжения. Положение таково, что нужно действовать быстро и эффективно. Наша спокойная жизнь под угрозой. Наше счастье поставлено на… на…

— На карту, — подсказал кто-то.

— На карту, — повторила Зевака, хотя не могла себе представить, как это можно жизнь поставить на карту. — Вот почему нам необходимо мобилизовать все свои силы и — и…

— Умение, — послышался тихий голос.

— И умение, — снова повторила Зевака. — В противном случае…

— Ну что ты разболталась? — прервал жабу Лохмач.

— Не понимаешь разве, что сейчас не до слов, что наступило время решительных действий!

— Да, да, поэтому я и пришла.

— Тогда чего же ты тянешь?.. Мы выступаем в поход, а ты нас задерживаешь?.. Если тебе есть что предложить — предлагай, если нечего — мы выступаем!

— У меня есть важное предложение! — торжественно изрекла Зевака, а Скакушка скромно опустила голову.

— Какое? — спросил Медведь.

10
{"b":"1827","o":1}