ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я знаю, как можно проникнуть в гнездо Каменара!

Члены совета вздрогнули. Ведь они всю ночь не сомкнули глаз, чтобы придумать, как это сделать.

— Говори! — быстро проговорил Лис. — Что ты играешь у нас на нервах!

— Будь спокоен, отец Лис! Ваш сын будет отомщен!

— Скакушка снова скромно опустила голову. А ее подруга продолжала: — Скакушка допрыгнет до гнезда!

— Как? — все взгляды устремились на жабу, которая не знала, куда деваться от счастья и волнения.

— Всю ночь моя подруга тренировалась.

— Ну и что из этого следует? — разозлился Медведь.

— Как что? — спокойно переспросила Зевака. — Эта спортсменка допрыгнет до гнезда!

Зевака обвела присутствующих победоносным взглядом. Скакушка сжалась. Наступила тишина. Все задумались. Предложение явно озадачило присутствующих.

— Ну и что? — первым пришел в себя Лохмач.

— Скакушка будет в орлином гнезде! — отрезала Зевака.

— Это явная глупость! — сказал Медведь. — Разве жаба может справиться с орлом?

Все озадаченно молчали.

— Видите ли… об этом… я не подумала, — тихо произнесла Зевака. — Скакушка, что ты собираешься делать в орлином гнезде?

Скакушка удивленно пожала плечами:

— Не знаю!

— Жалко! — вздохнула Зевака. — Такой гениальный план и такие интенсивные тренировки!..

— Только время у нас отняли! — взорвался Медведь.

— Как вы посмели предложить такую глупость?

Он решительно поднялся и обратился к членам Военного совета:

— Выступаем!.. Все уже потеряли терпение. Отдайте приказ о выступлении первой колонне. Вслед за ней — остальным. Направление — Большие горы! Заяц Сивко бросился выполнять приказ. Первая колонна двинулась к Большим горам. За ней — остальные. Длинными плотными рядами шли жители Тихого леса к скале, на которой находилось гнездо Каменара.

Как только колонна скрылась из вида, Зевака предложила Скакушке:

— Давай догоним их!

— Не могу лапой пошевелить, — пожаловалась Скакушка, — что-то со мной происходит.

— Наверно, мы слишком усердно тренировались…

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. В ГНЕЗДЕ КАМЕНАРА

Солнце озарило вершины Больших гор. На равнине было еще темно, а орлиное гнездо уже пронизали первые солнечные лучи. Каменар открыл сначала один глаз, потом другой, увидел восходящее солнце и невольно подумал о том, что он бесчисленное количество раз наблюдает восход гордого светила и еще не раз будет видеть это зрелище. До тех пор, пока… Все-таки неприятно думать о том дне, когда солнце, как обычно, озарит землю, а тебя уже не будет на свете… Нет ничего прекраснее жизни. Ею никогда не насытишься. Вот он, Каменар, живет уже сто тридцать лет, а кажется, будто родился вчера.

Орел зевнул и осторожно разбудил супругу.

— Нам пора вылетать! — сказал он.

— Давай полюбуемся немного детьми, — предложила Остроглазка. — Смотри, какие они милые!

— Завтра начну учить их летать, — торжественно заявил отец, Для Лисенка этот день был таким же, как все дни, проведенные в гнезде.

Проснувшись, он сразу же принялся выдумывать новые игры. Черноперко и Клювчо оказались жадными не только до еды, но и до развлечений. Лисенок понимал, что если орлята начнут скучать, орел сейчас же заметит это и преподнесет его своим детям в качестве обеда или ужина. Открыв глаза, Лисенок увидел, что орел и орлица безмолвно сидят на скале и терпеливо ждут пробуждения своих детей.

Первым задвигался Клювчо. Он расправил крылья и несколько раз взмахнул ими. Это разбудило Черноперко, который всегда просыпался последним.

— Осторожнее, эгоист! — крикнул он.

— Пора вставать, — ответил Клювчо. — Посмотрим, что нового придумал сегодня вон тот.

Пока Лисенок ломал голову над тем, что им предложить, папа Каменар сообщил:

— Дети, с завтрашнего дня мы начнем учить вас летать!

Орлят обрадовала эта весть. Они замахали крыльями и принялись подскакивать, как футбольные мячи. Остроглазка некоторое время с восхищением наблюдала за ними, потом напомнила орлу, что пора отправляться на поиски пищи. Они взлетели со скалы, сделали плавный круг над гнездом и понеслись по направлению к восходящему солнцу.

— Скоро мы попробуем мясо Лисенка, — сказал Каменар.

— И я хотела сказать то же самое. Пока что он развлекает орлят, но с завтрашнего дня они начнут летать. Они не будут сидеть все время в гнезде, и Лисенок станет им не нужен.

— Куда мы полетим?

— К Молодому лесу. Вчера я видела там двух оленят. Каменар повернул к Молодому лесу. Орлята высунули головы из гнезда и с интересом наблюдали за полетом родителей.

— Начинай! — повернулся Клювчо к Лисенку.

— Что? — прикинулся тот простачком.

— Развлекать нас!

— Что-то в последнее время я стал плохо слышать, — Лисенок хотел выиграть время.

И вдруг он вспомнил о сказках Крота. Как благодарен он был ему сейчас!

— Хотите, я расскажу вам сказку о Простокваше?

— Хотим! — сказал Черноперко. — А что такое простокваша?

— Я и сам не знаю.

— Раз ты и сам не знаешь, как же ты будешь рассказывать?

— Т-тогда я расскажу вам об орехе… который… который… упал на камень…

— Ну, давай об орехе.

Лисенок задумался. Он понял, что попал в собственные сети. И что ему взбрело в голову рассказывать о каком-то орехе, упавшем на камень.

Сейчас он уже раскаивался в том, что заговорил об этом орехе и вообще пора было признать, что он не в силах больше развлекать орлят. Все, что можно было рассказать, было рассказано, все, что можно было выдумать — выдумано. Он спел все песни, которые слышал от мамы Лисы, исчерпал все знакомые ему игры. Прощай, жизнь!.. Прощайте, леса, ручьи!

Как ни сильно было его отчаяние, Лисенок решил все же придумать какую-нибудь историю об орехе, и не просто об орехе, а об орехе, упавшем на камень…

И ОН ПРИДУМАЛ СКАЗКУ ОБ ОРЕХЕ, КОТОРЫЙ УПАЛ НА КАМЕНЬ

— На одном ореховом кусте, — медленно начал Лисенок, — на одном ореховом кусте, — повторил еще медленнее несчастный пленник, решивший до последнего бороться за свою жизнь, — в одной заросшей орешником лощине, — его мысль лихорадочно работала, — на одном кусте родился орех.

— Только один? — наивно спросил Черноперко.

— Не один, — ответил Лисенок. — Там было много орехов, но в сказке речь пойдет только об одном орехе, потому что в сказках всегда говорится о чем-то одном…

Итак, на кусте родился и созрел один орех. Как только он вырос, он оторвался от веточки, упал на траву, подскочил и стукнулся о камень. Такое случается очень редко, но в жизни некоторые вещи случаются редко.

Орех стукнулся о камень, подпрыгнул и остался на нем лежать. «Что теперь делать? — подумал он, — как я здесь прорасту?.».

Все орехи мечтают упасть на землю. Там они бы могли пустить корни и росточками потянуться к солнцу. А потом росточки превращаются в кусты или деревья. А наш орех лежал на камне и с тревогой думал о завтрашнем дне.

— Сдвинься с места, — обратился он к камню. — Стряхни меня, сделай что-нибудь, чтобы я мог упасть на землю!

— Не могу, — ответил камень. — Я так устроен, что не могу сделать ни одного движения.

— Не можешь! — рассердился орех, — ты не хочешь, — потому что у тебя сердце холодное, как камень!.. Тебе надо, чтобы я сгнил здесь или стал добычей белки, которая может появиться каждую минуту?!

— Но что же мне делать? — камень задумался.

— Придумай что-нибудь!

— Не могу ничего придумать.

— Тогда я умру от горя!

— Может, пройдет какое-нибудь животное и захочет почесаться.

— Ну и что?

— Оно почешется об меня и столкнет тебя вниз.

— Это все, что ты смог придумать?

— Но я не вижу другого выхода. Орех готов был расплакаться. И тут вдруг подул ветер, и орех покачнулся.

— Ой! — оживился он. — Что со мной происходит? Я вроде бы задвигался!

Ветер усилился. Орех перевернулся.

— Еще немного! — радостно крикнул он. — Дуй, дуй, ветер!

11
{"b":"1827","o":1}