ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да! Но вы не можете проникнуть в его гнездо, — заметила Восьмиточка.

— В конце-концов для нас это не главное. Нам нужно как-то отомстить ему или принудить его заключить с нами договор. Наверно, есть какой-то способ добиться этого.

— У нас есть кое-какой план, — сказала Восьмиточка.

— Мы изложим вам его, а если вы нас поддержите, то перейдем к действиям.

— Ну что же, расскажите, в чем состоит ваш план, — пробормотал Медведь, сильно сомневавшийся в том, что такие крохотные слабенькие насекомые, вооруженные одними точечками, могут предложить что-то дельное.

— От опушки леса до орлиного гнезда — около километра. Дорога все время круто поднимается вверх.

— Да.

— Мы, божьи коровки, можем передавать сообщения, не создавая при этом шума — с помощью хлопанья крыльев. Такие сообщения можно передавать на расстояние в десять сантиметров.

— Так.

— Одна из нас проникнет в орлиное гнездо.

— Ну и что?

— Тогда она сможет видеть и слышать все, что там происходит и сообщать об этом по цепи. Мы расположимся цепью от опушки леса до орлиного гнезда. Это будет что-то вроде беспроволочного телеграфа.

Медведь, Лохмач, Сивко и Еж переглянулись. План им явно нравился. Главное, он был вполне осуществим. Но Медведь вдруг нахмурился:

— Но какая польза во всем этом? Что мы выиграем?

— А разве вам мало — знать, что каждую минуту происходит в гнезде?

Медведь вдруг хлопнул себя по лбу:

— Стойте! Придумал!.. Прекрасно!.. Как только орел отправится на охоту, божьи коровки сообщат нам об этом. Мы будем знать, что он вылетел, будем знать — куда.

Мы, как приманку, подсунем ему небольшое животное…

— Какое животное? — спросил Лохмач.

— Выберем кого-нибудь из тех, чье мясо орлы особенно любят. Животное будет невинно пастись на опушке леса, чтобы привлечь внимание Каменара. Мы с Лохмачом спрячемся в соседних кустах… Каменар заметит жертву, спустится, мы выскочим из кустов и схватим его за ноги.

— Не плохо придумано, — одобрил Еж.

— Вот это здорово! — закричал Лохмач.

— Браво! — поддержал их Сивко.

— Только хватит ли у вас божьих коровок, — обратился Медведь к Восьмиточке. — Ведь их понадобится много.

— Сейчас я попытаюсь подсчитать сколько. На каждые десять сантиметров нужно по одной. Значит… на один километр — нужно… Эх! Рассеянной стала, не могу сообразить!

На самом-то деле Восьмиточка вовсе не была рассеянной, просто она не могла справиться с такими большими числами.

— Пойду — попью, — сказал Еж.

Заяц Сивко принялся подскакивать и рассматривать лес, а Лохмач честно признался, что ему легче сразиться с орлом, чем решить такую задачу.

— Мы с Лисом решим ее! — сказал Медведь. — Значит, от опушки леса до гнезда около километра?

— Да, — подтвердила Восьмиточка.

— В одном километре тысяча метров.

— Точно, — сказала Шеститочка.

— Или десять отрезков по сто метров! — вставил Лис.

— Подожди! — остановил его Медведь. — Не сбивай меня… В одном метре сто сантиметров… Сто сантиметров — это десять раз по десять… На каждые десять сантиметров нужно по одной божьей коровке… Значит, на каждый метр нужно…

— Сто божьих коровок! — поспешил вставить Лохмач.

— Не сбивай меня с толку! — рассердился Медведь. — На каждый метр нам нужно… сто… Нет! Десять божьих коровок!.. Таак!.. Десять на один метр… А у нас тысяча метров — Значит… Молчите, не мешайте!..

— Мы и молчим, — ответил Сивко. — Никто ничего не говорит.

— А сейчас ты что делаешь?

— Сейчас говорю, чтобы сказать тебе, что никто не говорит, а ты думаешь, что я говорю.

— Вот!.. Попробуй вычислять в таких невыносимых условиях!

Медведь схватился лапами за голову и задумался.

— У нас имеется тысяча метров…

— Не тысяча метров, а один километр! — поправил его Еж.

— Видите! — пришел в отчаяние Медведь. — Ты же пошел пить!.. Один километр и тысяча метров — это одно и то же.

— Извини, — смутился Еж. — Но я никогда не видел ни одного, ни другого.

— Поэтому помолчи! Всего у нас тысяча метров… На один метр нам нужно десять божьих коровок. Так? Молчание.

— Так? — снова спросил Медведь.

Молчание.

— Так или не так? Почему вы молчите?

— Потому что ты приказал нам молчать, — ответил Лохмач.

— Тогда, — продолжил Медведь, — надо умножить десять на тысячу… Эх, вот бы сюда моего Лапчо, он бы за секунду сосчитал!.. Стойте!.. Десять на тысячу… десять на тысячу… получится… Нам понадобится ровно десять тысяч божьих коровок! — торжественно изрек Медведь. Потом повернулся к Восьмиточке: — Есть у вас столько?

— Согласно последней переписи населения — нас двенадцать тысяч.

— А где остальные?

— Курьеры отправились их собирать.

— Большое спасибо! — поблагодарил Медведь. — Вы оказываете нам огромную услугу.

Сейчас нам не остается ничего другого, как перейти на опушку Хвойного леса. Там мы расположимся и оттуда протянем к орлиному гнезду наш беспроволочный телеграф.

Медведь обвел взглядом свое войско, расположившееся на соснах и под ними, потом посмотрел на безоблачное небо, на озаренные солнцем вершины гор — далекие и неприступные. Там находился враг — орел Каменар, которому природа дала сильные крылья, острые когти, крепкий клюв, зоркий взгляд. В его гнезде деды и прадеды Каменара веками пожирали тысячи невинных животных, за которых нужно было теперь отомстить.

Медведь приказал немедленно двинуться к опушке леса.

По дороге к нему подошел Еж:

— Можно задать тебе один вопрос?

— Задавай.

— Кто и как отмерит расстояние в десять сантиметров от одной божьей коровки до другой?

— Божьи коровки сами определят это расстояние.

— Но где им взять столько линеек?

— Линейки им не нужны, они расположатся на таком расстоянии, чтобы слышать друг друга.

— Хм! — изрек Еж. — Я тоже это себе так представлял, но на всякий случай решил спросить…

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ. ОСТРЫЙ РОГ

За Хвойным лесом шли кустарники, высокая жесткая трава, замшелые камни. Еще выше белели голые скалы, обглоданные в течение миллионов лет ветрами и дождями.

Единственными обитателями этих пустынных мест были дикие козы. С незапамятных времен они враждовали с Каменаром и его предками. Каждую весну орел уносил козлят, и козы ничего не могли с ним поделать.

Можете себе представить, как неосторожно поступил козленок Острый рог, убежавший от матери и спокойно расхаживающий по этим пустынным местам. Здесь его ничего не стоило увидеть хищной птице. Но Острый рог, как и все дети, делал много глупостей. Да и Лисенок попал в беду из-за того же!..

Острый рог вскарабкался на скалу и смотрел вниз, на долину. Наверно, там столько интересного! Вот бы как-нибудь добраться до зеленого пуха, среди которого переливается что-то блестящее и очень интересное, называемое рекой. Козленок соскочил с камня на траву.

— Эй, эдак ты меня можешь раздавить! — послышался тонкий голосок.

Козленок увидел возле своего правого копыта божью коровку.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Острый рог.

— Протягиваю кабель, — ответила божья коровка. — Мы решили расправиться с Каменаром… Видишь эту красную полосочку? Смотри не наступи на нее.

Острый рог присмотрелся и увидел еле заметную красную ниточку, которая вилась по склону горы.

— А вы и в самом деле задумали что-то серьезное! — удивился козленок.

— Я же тебе объяснила — мы протягиваем кабель. К утру последняя божья коровка нашей цепи, Шеститочка, должна быть в гнезде Каменара.

— Не могу ли я вам чем-нибудь помочь? Я целыми днями скучаю.

— Если хочешь, иди к Медведю, он на опушке леса. Может, найдется и для тебя дело.

А Медведь тем временем проводил заседание Военного совета. Заседание шло бурно.

— Я протестую! — кричал Еж. — Это негуманно!

— Найдутся добровольцы! — заявил Лохмач.

— Найдутся, но такого нельзя допускать!

14
{"b":"1827","o":1}