ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Пэт, это Мэгги.

– Привет, Пэт,– сказала она, затем села на предложенное место, закутавшись в шаль, и принялась разглядывать окружение.

Сэм стоял и ждал Пэта, пока тот не вышел из-за стойки.

– Ну вот, уже лучше, правда? – спросил он у Мэгги.– Скажи-ка, что ты нашла в этом оболтусе? Разве он знает, как угодить даме? Если тебе что-нибудь здесь понадобится, кликни старину Пэта. Я все устрою.

Мэгги засмеялась.

– Спасибо за предложение.

Пэт оперся костяшками пальцев о столик.

– Ну и чего желаете выпить? Чаю или, может, молока? А как насчет портера? Говорят, матерям он полезен.

– Молока, если можно.

– Молока – так молока.– Он ткнул в Сэма.– А этого и спрашивать не надо. Уверен, он «Максорли» еще из рожка сосал.

Сэм в шутку хлопнул бармена по плечу и придвинул для себя стул.

Мэгги наклонилась к нему.

– А здесь не так плохо. Уютно, и обстановка приятная. Жаль, что мы не бывали здесь раньше. Смотри-ка: даже стены зеленые. А что, все ирландские пабы такие?

– Наверное.

– Да, кстати,– окликнул Пэт из-за стойки,– как будешь не занят, подойди ко мне. Просили кое-что передать.

Сэм уже начал вставать, как вдруг увидел, что трое его приятелей несут пиво на их столик. Он оглядел всех троих, гадая, что могло означать их лукавое подмигивание.

Один из парней, Чарли, поставил ногу на свободный стул и облокотился о колено.

Всякий раз, когда в «Молли Мэлоун» случалась драка, зачинщиком неизменно был он.

– Убери ногу, Чарли,– произнес Сэм угрожающим басом.

Тот опустил ботинок со стула и поднял руки.

– Все-все. Без обид. Мы только пришли спросить девушку кое о чем…

Сэм поднялся.

– Хочешь спросить – спрашивай меня. Она не будет с тобой разговаривать.

Мэгги тронула его за руку.

– Погоди, Сэм Даффи. Я сама решу, говорить или нет.– Она смотрела Чарли в глаза.– Все в порядке, спрашивай.

Чарли ухмыльнулся Сэму. Когда он опять опер ногу о стул, зал непривычно затих.

– Мисс, мы просто решили узнать, не Сэма ли это работа,– показал он на ее живот.– Можете нам все сказать, не стесняйтесь. А мы, в случае чего, взгреем его как следует. Чтоб деньгами не обижал и пеленки стирал исправно.

Мэгги прыснула и расхохоталась, хлопая в ладоши, а за ней следом – весь паб с Чарли в придачу. Один Сэм не смеялся.

– Нет, он не отец. Просто друг. А за заботу спасибо. – Она посмотрела на Сэма.– Сдается мне, Чарли, твоя помощь еще пригодится.

Тот потрепал Сэма по загривку.

– Девчонка не промах, а, Сэм?

– Меня зовут Мэгги.

Чарли нагнулся и пожал ее руку.

– Рад познакомиться, Мэгги, рад познакомиться. Я Чарли. Об остальных можешь не спрашивать – так, мелкая сошка, кроме разве что Пэта. Но он на разливе и вечно занят.

– Сэм говорил, у вас тут играют в дартс,– сказала Мэгги.

– Дартс? – переспросили хором из зала.

– Она любит дартс?! – спросил Чарли Сэма.

– Да, люблю,– ответила Мэгги.

– Ну так пойдем.– Чарли выдвинул ее стул.

Со всех сторон послышался скрежет табуретных ножек по пыльному полу.

Сэм нагнал процессию в комнатке позади зала. Щелкнул выключатель, и их взглядам предстала площадка для дартса с мишенями на дальней стене. Одна была с портретом королевы; в промежутках висели доски для записи счета, а жетоны команд и кубки выстроились на полке под потолком. На полу были прочерчены три рубежные линии.

Давно уже Мэгги не улыбалась так солнечно, как сейчас. Когда Пэт вернулся с напитками, она вешала шаль на оградку между игровым полем и креслами.

Чарли принес дротики. Мэгги выбрала один, покатала в пальцах и встала у среднего рубежа.

– Сейчас, пристреляюсь немного. Центр тяжести, знаете ли, сместился.

Грянул дружный хохот.

Сэм смотрел, как она взвешивает дротик на ладони, и любовался.

Вот Мэгги бросила взгляд на мишень, потом положила левую руку под грудь, словно подбадривая себя, и махом предплечья и кисти послала пернатую иглу в полет. Та вонзилась в кружок с мелкую монету – самый центр мишени.

– В яблочко! – вскричал Пэт. Сэм со товарищи восторженно взревели.

– Во что сыграем, Мэгги? – спросил, подойдя, Сэм.– Простой лэг? Пятьсот одно? Крикет?

– Как угодно. Правда, у нас в церкви играют по своим правилам. Хочешь попробовать?

– В церкви играют в дартс?! – поразился кто-то.– Пойти, что ли, креститься?

– Наш вариант зовется « Пятнадцать секунд ». Есть у кого-нибудь секундомер?

– Я принесу,– сказал Пэт.

– И что надо сделать за эти секунды? – спросил Сэм.

– Берешь дротики и бросаешь один за другим – чем быстрее, тем лучше. Кто выбьет больше всех очков, тот выиграл.

– Класс! – воскликнул Сэм и взялся закатывать рукава.– Ну, где секундомер?

Появился Пэт и вручил ему часы. Потом он щелкнул выключателем, объявив:

– В честь нашей гостьи.

Заиграла ирландская плясовая. Пэт выбрал мелодию под названием «Сонная Мэгги». Друзья Сэма зааплодировали, отбивая ритм.

– По моему сигналу: готовьсь… начали!

Стоя бок о бок, они принялись метать дротики под ирландский рил и хлопки публики. Пэт отсчитывал секунды, Мэгги азартно повизгивала.

Сэм поначалу старался бросать точно в яблочко, но с ее радостные воплями и ужимками было невозможно сохранять серьезный настрой. Мэгги выигрывала. Сэм безбожно мазал, при этом чувствуя себя счастливым, как никогда в жизни.

– Стоп! – крикнул Чарли.

Мэгги вскинула руки.

– Я победила!

– Только не прыгай! – предупредил Пэт. – Тебе еще рожать, девочка.

Играла музыка, друзья хлопали в такт. Сэм нагнулся и поцеловал Мэгги, да так, что вокруг засвистели.

– Сэм, а не поздновато ли? – спросил Чарли вслух, обходя их.– Мэгги, ты точно нам все рассказала?

Она, смеясь, оттолкнула Сэма, а он осторожно закружился с ней под музыку. Задорный рил наполнял душу весельем, горячил кровь. Они повернули к двери. Сэм поднял голову и…

Во рту пересохло, ноги онемели.

Там, прислонившись к косяку, стояла Корал в своем красном плаще, не сводя с них глаз.

Глава 48

Вечер вторника.

К западу от парка «Горный ручей», Вашингтон

Сын конгрессмена Данлопа открыл входную дверь и увидел высокого человека в штатском. Тот держал перед грудью бумажник с блестящим жетоном, на котором было выведено «Младший пристав Федерального суда».

– Я по делу к конгрессмену, сынок. Он меня ждет,– объяснил верзила.

Зак опять притаился за дверью отцовского кабинета – послушать, с чем пришел незнакомец.

– .. .Пока сотрудничать не желает. Пусть-де подкомитет обходится без его признаний.

– Мы не можем задержать его за неуважение к конгрессу. На тех, кто не желает являться по повестке и давать показания, закон не распространяется.

– Может, он специально подготовился?

– Допустим, я попробую поднять наши ставки – устроить закрытое заседание. Глядишь, и разговорится. Протокол останется при нас, а с повесткой разберемся задним числом.

– Не знаю, что вы задумали,– сказал пристав, – но я кое-что увидел у него в кармане – одну вещицу,– ну и помог ее обронить. Он, наверное, подумает, что выронил ее где-то в аэропорту.

– Записная книжка? – сказал конгрессмен.– Спасибо, удружил.

Зак метнулся в холл и спрятался в гардеробной. Вскоре послышались шаги и хлопнула дверь. Зак выбрался из чулана.

После короткой паузы из кабинета донесся голос отца:

– Могу я поговорить с конгрессменом Джеймсом? Конгрессмен Данлоп беспокоит… Джеймс? Это я, Данлоп. Ну что сказать? У нас появились сдвиги.

Пауза.

– Нашли его блокнот. Вот что он записал: «Нити? Откуда – из Туринской плащаницы»?

Опять пауза.

– Да ты наверняка слышал о ней. Там вроде бы отпечатался облик Христа. Да-да, та самая. Слушай дальше. Позже он обвел эту запись карандашом и приписал сверху «клон».

Голос снова умолк.

– Откуда, черт возьми, мне знать, есть на ней что-нибудь или нет? Главное, мы нашли, что искали. Я извещу нашего большого брата.

67
{"b":"18271","o":1}