ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Две эти фотографии (вторую Бартоло надежно припрятал в Турине) доказывали, как сильно заблуждался Папа. ДНК, из которой гений микробиологии мог создать клон, действительно была украдена вместе с частицей святыни.

Бартоло взглянул на стол администратора зала, вышедшего помочь одному из пассажиров, и понял: сейчас решается судьба его священства. Рассказать о фотографиях он не мог, дабы не навлечь беду на Мэгги и не нарушить тайну исповеди Сэма, но грешить ослушанием он тоже не собирался. Бартоло решил исполнить пожелание Мэгги, удивительным образом совпавшее с самым искренним стремлением его жизни в Церкви,– доказать людям, что Бог есть. Что Его стопами мы идем. Что Он приведет нас в жизнь вечную.

Бартоло вынул из чемодана стихарь, развернул его и поцеловал крест в месте изгиба. Он не знал, чем все закончится и сбудутся ли библейские пророчества о Втором пришествии, однако точно почувствовал, что прикоснулся к будущей Матери Божией. Да, Папа должен увидеть фотографии, но кто предугадает реакцию церковных бюрократов на нового Иисуса во плоти? Такими вещами Бартоло предпочитал не играть, а потому поправил стихарь на плечах, подошел к столу администратора, поднял трубку телефона и попросил соединить его с Франс Пресс, ведущим телеграфным агентством Франции, одним из лучших в мире.

Глава 55

Клиффс-Лэндинг

Мэгги поняла, что приехал Сэм, даже не выглянув в окно. Что еще могло рычать, как динозавр, если не фургон для грузовой перевозки? Устав от сидения в комнате и телевизора, она наведалась в библиотеку, где, устроившись поудобнее, почитала журнал-другой перед отъездом. Все равно Феликс не позволил ей упаковываться.

Теперь она спустилась по ступенькам в гостиную, минуя стеклянную стену, вышла в холл и открыла обе створки парадной двери, придерживая их, чтобы не мешали носить вещи. Сэм вылез из кабины, подошел к ней и обнял, а потом достал из кармана паспорт.

– Держи, Хетта Прайс.

Мэгги оглядела себя и рассмеялась.

– А свой покажешь?

Он вытащил паспорт на имя Чака О'Мэлли, выглядящего точь-в-точь как ее Сэм. Все утро Мэгги приучала себя думать о нем как о своем Сэме. В этот миг, словно по наитию, он снова поцеловал ее.

Мэгги отстранилась.

– Давай не будем. Мы ведь можем и подождать.

Сэм ухмыльнулся и потрепал ее по плечу, когда подъехал «ягуар» с Франческой и Келом. В дверях показался Феликс в сопровождении смотрителя Джорджа, пришедшего помочь упаковаться и погрузить вещи.

– Слава Богу, Франческа, мы уже заждались. Только не говори, что ты ничего не нашла,– сказал Сэм.

– Нашла, нашла,– ответила она.– А вы, я вижу, радио не включали? Там опять про нас.

Слушая очередную сводку новостей, Сэм пришел к выводу, что в следующей жизни он не только постарается избежать человеческого воплощения (можно выбрать обезьяну, они вроде умеют повеселиться), но и предпочтет мир без радио и телевидения.

– Можно ли озаглавить этот снимок «Похищение Иисуса»? – спрашивал мужской голос. Он описал сюжет фотографии: ученый в лабораторном халате, его лицо скрыто микроскопом, с основания которого свисают две нити. Снимок только что опубликовало агентство Франс Пресс, ссылаясь на некий весьма достоверный источник.

Феликс побледнел.

– Откуда… где они ее откопали?

– Он сказал, лица на ней не разобрать,– отозвалась Франческа.– Так что время есть.

Феликс протянул руку в окно «ягуара» и выключил зажигание.

– Брауну и этого будет достаточно.

– Ты о мистере Брауне? Нашем Брауне из пентхауса? – переспросила она.– Неужели он так страшен?

Сэм кивнул.

– Какая прелесть! Нас всех убьют, да, Сэм?.. Ладно, забудь. Может, хоть после смерти развеюсь. Это он отдал снимок журналистам?

– Скорее всего, Бартоло или кто-то из туринцев. Нет, точно Бартоло. Он делал в Париже пересадку,– заключил Феликс.

– Не может быть,– возразил Сэм.– Я ему исповедался, помнишь?

Франческа выбралась из машины.

– Какая разница? Что сделано, то сделано. Какой теперь план?

– А другие ученые смогут тебя опознать? – спросил Сэм.

– Может быть.

– Значит, Браун скоро все поймет. Пора убираться отсюда.

– Согласна. Пойду, заберу кое-что и…– Франческа бросилась к дому.

– Нет! – одернул ее Сэм.– Уходим немедленно! Поверьте, Браун времени даром не тратит. Феликс, бери аптечку. Каждая минута на счету.

Мэгги опешила.

Сэм велел Франческе бросить «ягуар» и отдал Джорджу ключи от белого фургона, от которого пришлось отказаться из-за его малой скорости. Феликс попросил Джорджа поставить фургон у своего дома, чтобы не бросался в глаза. Затем все забрались в «ровер» – Феликс за рулем, Сэм рядом с ним, Мэгги и Франческа устроились сзади, – и машина сорвалась с места. В небе над Лоуфорд-лейн с криком носились береговушки.

Сэм сказал, что сейчас их главная задача – уехать как можно дальше от Лэндинга, пока люди Брауна не установили, что дом пуст и что принадлежит он простой горничной Мэгги Джонсон, в чьем распоряжении имеется также «рейнджровер» цвета ниагара и банковский счет на пятьдесят тысяч долларов.

Глава 56

Вашингтон

Зак вышел из комнаты и подкрался к дверям кабинета, где его отец с двумя гостями – конгрессменами Джеймсом и Эвермейером – смотрели телеинтервью с неким молодым парнем, служившим разносчиком горячих обедов в фирме «Фэбьюлос фуд». Парень рассказывал, как привозил еду (счет оплачивал доктор Росси) и как дверь открывала беременная женщина, чьего лица он ни разу не видел – так тщательно она избегала показываться ему на глаза.

– Значит, с котом в мешке разобрались,– произнес Эвермейер.– Каковы же планы нашего большого брата?

Отец Зака прочистил горло. Когда он заговорил, в его тоне слышался легкий испуг.

– Надеюсь, он понимает, что мы здесь ни при чем. Впрочем, теперь нам почти не о чем волноваться.

– Не о чем? – переспросил Джеймс.

– Если с этой беременной что-то случится, вину можно будет свалить на кого угодно – на нациста-фанатика, арестованного в парке, террористов, сектантов и так далее.

– А что журналист?

– Ньютона отпустили,– отозвался Данлоп.– Ничего принципиально нового он не знает. Сейчас все охотятся за Росси и его женщиной.

– А что, если…

– Если что? Джеймс, почему ты такой слюнтяй? Запомни: для нашего шефа нет ничего невозможного!

В этот миг Зак Данлоп сделал то, на что никогда не решался. Он взялся за дверную ручку и повернул ее – открыл дверь отцовского кабинета, не дожидаясь окончания сходки.

Данлоп в замешательстве смотрел на сына. Почему он пришел сюда и стоит, даже не думая извиняться? Почему смотрит на них с такой издевкой?

– В чем дело, сын? Видишь, у меня переговоры!

Джеймс и Эвермейер поздоровались с Заком, но тот на них даже не взглянул.

– Кончились твои переговоры,– произнес парень, упиваясь отцовским замешательством.

Данлоп побагровел, думая, как восстановить родительский авторитет, не прибегая к рукоприкладству.

– Немедленно ступай в свою комнату!

Зак не пошевелился. Вместо ответа он поднял над головой руку с крошечным диктофоном.

«Тебя послушать – вылитый мой сынок-остолоп… Верит во всякую чепуху – пришельцев, правительственные заговоры, теперь вот твердит о Втором пришествии…».

Зак выключил диктофон и не без удовольствия отметил, как злость на отцовском лице сменилась страхом.

– Ты что, подслушивал, парши…

Зак снова включил пленку.

– Думаете, мы наберем голоса?

– Тут и думать нечего,– отозвался голос Данлопа.– В конце концов, клон принадлежит шефу.

Зак остановил диктофон, глядя на побледневшие лица конгрессменов.

– Чего ты хочешь? – спросил Эвермейер.

– Все сказанное в этом кабинете за последний месяц записано на пленку. Ее копии находятся в ячейках камеры хранения – не в Вашингтоне, в другом городе. Ключ от камеры и инструкции по получению пленки я выслал самому себе по почте на один из местных адресов. Если завтра меня там не будет, письмо попадет к кому-то из жильцов.

74
{"b":"18271","o":1}