ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чувствуя прикосновения ее полных грудей и распаляясь от этого еще сильнее, Дэйв понял, что теряет над собой контроль, и проговорил, едва переведя дыхание:

— Кэтти, так больше нельзя… Ты действительно этого хочешь?

Она замерла и подняла на него затуманенные глаза, в которых он увидел искорки желания.

— Что ты сказал?

— Я сказал, что ты потрясающе сексуальна, и если мы будем продолжать в том же духе, то в результате упадем на ковер и начнем заниматься любовью.

— Заниматься любовью? — переспросила Кэтти.

— Да. Ты и я. На этом ковре. Она посмотрела вниз.

— Отвратительный ковер.

— Согласен. Так ты хочешь заняться любовью со мной, Кэтти?

— Да. Нет. Я не знаю.

Ее нерешительность отрезвила Дэйва. Нет, их первое с Кэтти любовное слияние не должно произойти здесь, в этой квартире, где в соседней комнате спят дети, и сейчас, когда у него дико болит грудь, и рука, и колено…

— Я очень хочу этого, Кэтти, — сказал он, осторожно подбирая слова. — Но не здесь и не сейчас. — Она молчала, глядя на него потухшим взглядом, и Дэйв почувствовал, как на него накатывается смертельная усталость. — Иди спать, — сказал он. — И я тоже пойду.

Кэтрин взяла его лицо в ладони.

— Ты знаешь, что со мной происходит, когда я с тобой7 — спросила она. — Я чувствую себя так, словно скачу на Урагане. Когда мы с ним готовились преодолеть сложное препятствие, мне было жутко и весело одновременно. Я предвкушала пьянящее упоение взлета и в то же время боялась упасть и сломать себе шею. — Она опустила руки и тяжело вздохнула. — Опять я много болтаю.

— Ты всегда была отважной, Кэтти.

— Отважной или просто сумасбродной?

— Мы с тобой похожи…

— Едва ли, — перебила она его. — Я разведенная женщина с двумя детьми, а ты одинок и свободен.

— Ты дочь богатого человека, а я сын бедняка;

— Это не имеет никакого значения. Удовлетворенный таким ответом, Дэйв добавил:

— Не сочти это за банальность, но ты все — таки женщина, а я мужчина.

— Что правда, то правда, — устало согласилась Кэтти. — Все, мне надо идти спать, Дэйв. Эми просыпается очень рано.

Он почесал затылок и посмотрел на нее немного виновато.

— Боюсь, мы не сможем поехать в Стоунрок завтра.

— Ясное дело! Может быть, на следующие выходные?

Она хочет снова встретиться со мной, и эго здорово, обрадовался Дэйв.

— Конечно. Договорились, — улыбнулся он. Кэтти неуверенно ответила на его улыбку и ушла в гостиную, а через минуту Дэйв услышал, как заскрипели пружины дивана под тяжестью ее тела.

Держась за стену, он поплелся в спальню. Кэтти могла бы быть сейчас рядом с ним… Но как посмотреть ей в глаза утром?

В результате Дэйв выместил свою злость на Марвине, взяв его за шкирку и бесцеремонно выставив вон, а потом лег в кровать, по долю не мог заснуть.

Дэйв проснулся, когда уже было совсем светло. Кот. как ни в чем не бывало, опять валялся у него в ногах. Дверь в спальню оказалась широко раскрытой, а на пороге стояла Эми.

— Это мамина комната, — неприязненно за — мнила она, глядя на непрошеного гостя исподлобья.

Надеясь, что Кэтти успела объяснить дочке, почему он здесь находится, он приподнялся на локте.

— Привет, Эми!

Но она, не ответив, подошла к кровати, схватила Марвина в охапку и, гордо подняв голову, вышла из спальни.

Девочка явно хотела бы увидеть в маминой постели своего папу, а не меня, догадался Дэйв.

Он тяжело вздохнул и вылез из-под одеяла. Его одежда, выстиранная и отглаженная, уже была аккуратно развешена на спинке стула. Дэйи быстро оделся и умылся, а потом отправился на кухню.

— Ого! Ну и видок у тебя! — воскликнула Карен.

— Доброе утро, — сказала Кэтти так, будто в том, что он ночевал здесь, не было ничего необычного.

Эми промолчала.

— По субботам у нас на завтрак блинчики, — сообщила Кэтти. — Кофейник на плите.

Дэйв налил себе кофе и сел к столу. Карен стала расспрашивать его о вчерашнем происшествии, выясняя все мельчайшие подробности. Он постарался по возможности удовлетворить любопытство девочки, делая упор на том, как храбро вела себя ее мама, и при этом с аппетитом уплетал завтрак. Наконец, допив последний глоток кофе, он встал из-за стола.

— Спасибо. Пойду, возьму такси.

Кэтти заметила, что Эми дуется и не отвечает на вопросы гостя, и попыталась как-то расшевелить дочку, но безрезультатно. Видимо, поэтому она не стала уговаривать его остаться. Дэйв попрощался, чмокнул ее в щеку и ушел.

Расставаться с ней ему не хотелось, но поведение Эми задело его за живое, ведь это была не просто девчонка, а дочка Кэтти.

В понедельник на работе Дэйву пришлось выслушать немало шуток в свой адрес, поэтому он старался поменьше высовываться из-под капота «порше».

Майк пришел в гараж позже обычного, а потом засел в своем кабинете над бумагами. Когда Дэйв появился перед ним, бедный старик чуть не свалился со стула от удивления.

— Господи, что это с тобой?

Тот кратко рассказал ему, как было дело. Майк вскочил из-за стола и забегал по комнате.

— Да ты повел себя как последний дурак, понял? — вскричал он. — Разве можно ввязываться в драку! В прошлом году одного такого защитника убили!

— Ну, ладно, не кипятись, я же остался жив.

— Не смей больше поступать так!

— Я уже не маленький мальчик и сам знаю, как себя вести! — наконец начал злиться Дэйв.

— А я все еще твой хозяин. Дэйв сурово смотрел на него.

— Мы с тобой партнеры только в гараже, а вне его стен я сам себе хозяин.

— Да пойми же, дурачок, ты мне как сын, — проговорил тихо Майк. — Я следил за тобой все эти годы, видел, как ты трудишься в гараже своего отца, в то время как он пьет, и стараешься заменить его, чтобы дело не пострадало. Мне всегда хотелось иметь такого сына, как ты… Тяжелее всего было узнать, что ты уехал. Я понимал, что тебе понадобится много лет, чтобы вытравить из себя все, что связано с Бридж — виллом, и вернуться в родные места.

— Спасибо, Майк, — смягчился Дэйв. — Я всегда чувствовал, что могу рассчитывать на тебя.

Тут они оба не выдержали и обнялись. Старик откашлялся и сообщил уже другим тоном:

— Налоговые инспектора придут через месяц. Сможешь сделать так, чтобы меня не арестовали?

Дэйв расхохотался.

— Справлюсь, — ответил он — Завтра же возьмусь за работу.

Это будет очень кстати, подумал он. Погрузившись в бумаги, я буду меньше тосковать о Кэтти.

Мысли о ней и воспоминания сводили его с ума.

Но, несмотря на все свои благие намерения, после работы Дэйв помчался прямиком в фотостудию Сэнди Ривс за фотографией Кэтрин и ее дочек. Та с любопытством уставилась на его синяки и пластыри и, не задав ни одного вопроса, вручила пакет со снимком.

В тот же вечер Дэйв поставил фотографию па столик в своей спальне и стал с нетерпением ждать воскресенья.

Днем в воскресенье Дэйв заехал за Кэтти. Он издали заметил ее стройную фигуру в джинсах и небесно-голубом свитере, стоящую у подъезда. Усевшись на сиденье, она улыбнулась, но ее улыбка показалась ему усталой и даже какой-то невеселой.

— Что случилось? — спросил Дэйв.

— Неважно…

— Выкладывай, Кэтти.

— Карен всю неделю болела гриппом. Ей уже лучше, но она скучает без подруг. А с Эми мы поссорились — она была против этой поездки. Я стала объяснять ей, что ты очень хороший, а она разревелась и ушла в свою комнату, хлопнув дверью. Кроме того, у меня утром все валилось из рук, а еще нашего Марвина тошнило… — Кэтрин тяжко вздохнула. — Одним словом, ничего интересного.

— Меня очень огорчает то, что происходит с Эми, — заметил Дэйв.

— Мне следовало рассказать ей правду об отце сразу же после развода, а может, даже раньте. Теперь все усложнилось. Она до сих пор надеется получить от него письмо… Я написала Фрэнку месяц назад и попросила позвонить Эми, но он этого не сделал. — Кэтти опустила голову и после долгой паузы добавила: — Я не перестану встречаться с тобой только из-за того, что ты не нравишься моей дочери.

16
{"b":"18272","o":1}