ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Взлет и падение ДОДО
Дар или проклятие
Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Черепахи – и нет им конца
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
Макбет
Мой личный враг
A
A

А если нет? — вдруг промелькнуло у него в голове.

Дэйв вышел из здания спортивного центра и направился к своей машине, но вдруг заметил двух девочек, которые сидели на скамейке у входа. У них обеих были золотистые волосы, только у одной — длинные, подхваченные обручем, а у другой — короткие кудряшки.

Это же дочки Кэтрин, догадался он. Сестры о чем-то спорили, причем старшая отчитывала младшую, а та ужасно сердилась.

Дэйв собрался с духом и подошел к ним.

— Привет, — дружелюбным тоном произнес он. — Меня зовут Дэйв Хаммонд. Мы с вашей мамой были друзьями, правда, давно, еще до ее замужества. Как вас зовут?

Младшая хмуро глянула на него.

— Нам не разрешают разговаривать с незнакомцами, — сказала она и повернулась к сестре. — Перестань, Карен! Отдай!

Та отдернула руку.

— Отстань, Эми! Ты отвратительно себя ведешь, и я пожалуюсь на тебя маме.

— А я скажу ей, что ты не отдаешь мне мою жвачку! Ты плохая, Карен! Настоящая жадина! — Эми надула губы, делая вид, что готова расплакаться. — Я маленькая! Как ты можешь так обращаться со мной?

Но на старшую сестру это не произвело никакого впечатления. Она только всплеснула руками и воздела к небу небесно-голубые, как у матери, глаза.

— Ну вот, начинается! — воскликнула Карен. — Это ты плохо ведешь себя! Забирай свою жвачку!

Эми радостно схватила пачку, вытащила одну штуку и поспешно затолкала ее в рот.

— Спорим, у меня получится пузырь больше твоего?

— Хочешь проспорить? Ну, гляди! — С этими словами Карен надула огромный розовый пузырь.

— Здорово! — восхитился Дэйв. У Эми ничего не получилось.

— Не спеши, — посоветовал ей он и небрежно поинтересовался: — Наверное, вы ждете, когда папа заберет вас отсюда?

Обе девочки, тут же забыв про жвачку, молча уставились на него. В их взглядах была такая враждебность, что Дэйв даже перепугался, но потом сообразил, что поступает очень опрометчиво, вовлекая детей в подобный разговор.

— Извините. Надеюсь, мы еще увидимся.

Он быстро прошел к машине и сел за руль. Похоже, ты проиграл этот раунд, Хаммонд, усмехнулся он. Дети Кэтрин дали тебе понять, что ты чужак. Характеры у них, надо сказать, сильные, не хуже, чем у матери. Но ей не победить тебя!

В понедельник без пяти минут двенадцать Дэйв бодрым шагом вошел в зал для занятий аэробикой. Там уже было несколько человек, которые стояли посередине и болтали. Кэтрин в дальнем углу возилась с магнитофоном Дэйв тихо подошел к ней и сказал:

— Доброе утро. Или уже добрый день?

Она вздрогнула, но не обернулась, продолжая перематывать кассету.

Да уж, выдержка у нее отменная! — невольно восхитился Дэйв.

Потом Кэтрин выпрямилась, повернулась, медленно окинула оценивающим взглядом Дэйва, одетого в черную майку и белые шорты, и только тогда ответила:

— Доброе утро, Дэйв. Тренажерный зал дальше по коридору, если ты случайно забыл.

— К сожалению, я мало что забываю, — спокойно ответил он, — поэтому и решил сегодня позаниматься аэробикой. Время от времени нужно попробовать что-нибудь новенькое, не так ли?

— Ты пришел ко мне на занятие? — нахмурив брови, поинтересовалась Кэтрин.

— Да, таков мой план.

Он догадывался, какие слеша вертятся у нес на языке, но она, видимо заметив, что уже почти вся группа собралась, ровным тоном сказала:

— Хорошо. Только не переусердствуй на первом занятии. Не хотелось бы, чтобы тебе стало плохо.

— Брось, Кэтти, — парировал Дэйв. — Тебе бы доставило удовольствие, если бы меня вынесли отсюда на носилках.

— Ошибаешься. Это повредило бы моей безупречной репутации лучшего тренера, — усмехнулась Кэтрин. — Начинаем! — громко окликнула она остальных.

Дэйв проводил ее взглядом. Сегодня на ней был ярко-зеленый топ и синие шорты. Да, хотя Кэтрин родила двоих детей, ей удалось сохранить прекрасную фигуру, подумал Дэйв, вставая в задний ряд.

К этому времени в зале собралось уже много людей, а последней появилась женщина средних лет, которая тоже направилась в последний ряд. Дэйв не без удивления узнал в ней сотрудницу фотостудии, в витрине которой он увидел фотографию Кэтрин и ее дочерей. Женщина тоже заметила его и, оглядев настороженно, даже с некоторой долей подозрительности, перешла в другой ряд. В иных обстоятельствах это рассмешило бы Дэйва, но сейчас ему было не до веселья.

Занятие началось, и вскоре он понял, что Кэтрин здесь на своем месте. Она знала всех по имени, сразу видела, кому нужно помочь, а кою подбодрить или похвалить. Ее техника была безупречна, и она добивалась того же от каждого. Упражнения постепенно усложнялись, а их темп возрастал, и Дэйв, не воспринимавший аэробику как серьезный вид спорта, даже растерялся. Он путал руки и ноги и сбивался с ритма.

Хорошо, что я сообразил встать сзади, а то насмешил бы всех, злился он на себя. Жаль, что я не унаследовал талантов отца, — тот в молодости был первоклассным танцором.

Кэтрин улыбнулась ему и сказала:

— Сначала отработай движение ногами, а уж потом подключай руки, понятно? И не суетись, выполняй упражнения в том темпе, который тебе подходит.

Дэйв хмуро поглядел на нее. Если бы у него все получалось хотя бы наполовину так хорошо, как у остальных, он бы нашел, что ей ответить.

Вскоре он сообразил, что от него требуется, и дальше все пошло гладко.

Кэтрин начала следующее упражнение.

— Бедро вперед, в такт музыке, а потом — плавные круговые движения. Корпус держите прямо!

Она показала движение, и, снова сбившись с ритма, Дэйв выругался про себя.

Я выгляжу полным идиотом, злился он. а ведь считал, что нахожусь в хорошей спортивной форме.

Кэтрин начала бег на месте, двигаясь легко и весело и заражая весь класс своим задором. Да, теперь это была совсем не та женщина, которую помнил Дэйв. Она пи за что бы не пошла на такую работу, не говоря уже о том, чтобы получать от этого удовольствие.

В конце занятия все сделали серию наклонов и медленных потягиваний, и музыка смолкла. Дэйв стоял, тяжело дыша. Он взмок и мечтал только о холодном душе.

Кэтрин отправилась в конец зала к магнитофону, и Дэйв подошел к ней. Только тут он увидел, что она тоже вспотела, и это выглядело весьма эротично. Отбросив эту мысль, он обратился к ней:

— А ты молодец, классно ведешь занятие. Я отлично размялся.

— Это моя работа, — ответила она бесстрастным тоном.

— Может, выпьем по чашечке кофе или перекусим вместе?

— Нет, спасибо.

— Кэтти, — начал Дэйв решительно, взяв ее за локоть, — ты же сама понимаешь, что нам нужно поговорить, не так ли?

— Я могу сказать только одно, Дэйв, — недовольно вскинула брови она. — Я готова извиниться за то, что десять лет назад оказалась отчасти причастна к твоему увольнению с работы. Мне очень жаль. А теперь отпусти меня, пожалуйста.

— Отчасти? — воскликнул Дэйв. — Я вовсе так не считаю.

— Косвенно, если тебе так понятнее.

— Меня уволили из-за тебя.

— Все гораздо сложнее, — возразила она.

— Наоборот, проще. Ты нажаловалась папочке, и он уволил меня.

— Ты, очевидно, привык считать всех богатых людей сволочами, да? — Не поднимая глаз, Кэтрин попыталась высвободиться. — Отпусти меня! Нам больше нечего обсуждать.

Дэйв разжал пальцы и спросил:

— Тогда почему ты так испугалась при виде меня?

— Дэйв, прошлое умерло. Оно похоронено и забыто. Я никогда не верила в воскресение из мертвых и не хочу, чтобы ты говорил со мной или с моими детьми. Ты понял?

— Согласен, мне не следовало приставать с расспросами к Карен и Эми. Извини, пожалуйста.

— Не понимаю, как ты узнал, что это мои дети.

— Они же так похожи на тебя! — воскликнул он. — Просто копии. Кроме того, я видел вашу фотографию в витрине. Кстати, хозяйка той фотостудии была сегодня на занятиях.

— Сэнди выставила нашу фотографию на витрину?! Ну, я ей устрою нагоняй!

4
{"b":"18272","o":1}