ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я бы тоже не прочь выпить бокал холодного вина. Мы так торопились сюда, боясь, что опоздаем. Правда, дорогой? – пропела она, не сводя глаз со своего партнера.

В его глазах вспыхнули искры синего огня. Он поднес ее руку к губам и поцеловал не торопясь, как будто стремясь продлить удовольствие.

– До нашего знакомства я был сама пунктуальность, Алан может это подтвердить, – насмешливо сказал он. – Камилла, я сам познакомлю Айрис с гостями.

Айрис почувствовала, что залилась румянцем. Может, оно и к лучшему. Придает их спектаклю правдоподобие. Кроме того, теперь можно не бояться, что эта Камилла подсыплет яду ей в бокал.

Вслед за хозяйкой они прошли в библиотеку, где основным предметом мебели была стойка внушительных размеров с разнообразными напитками на ней, а вовсе не книжные шкафы. Джералд весело подмигнул ей, и она, сама не зная почему, ответила ему тем же и слегка толкнула его бедром. Она заметила, как потемнели его зрачки, а в глазах почти не осталось льда. Понарошку или всерьез? Влечение или притворство?

А хотела ли она получить ответы на эти вопросы?

Пустив в ход все свое светское обхождение и задатки манипулятора, Айрис попыталась вовлечь Камиллу в разговор. Когда они перешли в гостиную, загроможденную мебелью, она все еще продолжала держать Джерадда под руку, время от времени бросая на него восторженные взгляды. Какое дело ей до того, что о ней подумают другие гости? У нее договор, который следует выполнять.

Стол ломился от великолепных яств, а вино текло рекой. Айрис посадили напротив Джералда. Доедая малиновый торт, она еще раз взглянула на него. Он смеялся над какой-то шуткой Алана, а она не могла отвести от него глаз, как будто только впервые увидела. Ей хотелось бы запомнить его таким – белозубая улыбка и загорелое лицо, отмеченное умом и силой воли, темный завиток, небрежно упавший на лоб, властная мужская энергетика, которой дышало каждое его движение. Красивый, сексуальный и непостижимо мужественный. А давно ли она считала, что он холоден как рыба?

Да ведь он таит опасность, вдруг подумала Айрис. Наверное, чувство самосохранения не давало ей возможности рассмотреть его как следует. Ведь если бы она посмотрела на него пристально еще в их первую встречу, то никогда не согласилась на эту нелепую сделку.

Всего шесть дней – и она будет свободна. У нее все получится. Обязательно получится.

Гости разошлись где-то около часа ночи. Джералд и Айрис ушли среди последних. Айрис держалась стойко и отметала все настойчивые попытки Камиллы выманить Джералда в сад.

Когда они наконец сели в машину и закрыли за собой дверь, Айрис выдохнула:

– Ты, парень, теперь мой вечный должник. Ну и вечерок!

– Ты никогда не играла в футбол? Из тебя получился бы неплохой защитник.

– Твое телосложение больше подходит для футбола.

– Это комплимент?

Она выпила сегодня слишком много вина и теперь, в полумраке машины, не чувствовала никакой скованности.

– Может быть, может быть…

– Если говорить серьезно, Айрис, сегодня ты сделала невозможное. Ты не дала Камилле проглотить меня живьем, а остальные гости даже не заметили, что происходит. Спасибо, ты меня просто спасла.

Айрис засмеялась и сбросила элегантную туфельку с ноги со вздохом облегчения.

– Наконец я могу разуться! Однажды на приеме у меня шутки ради утащили туфлю из-под стола, когда я неосторожно решила дать ногам отдохнуть. В результате я прошла через весь зал босиком, но с высоко поднятой головой, как будто ходить в таком виде на вечеринках было последним писком моды. С тех пор я никогда не позволяю себе расслабляться в полной мере.

Джералд откинул голову, от души смеясь.

– Дорогая Айрис, клянусь, что я буду всегда и везде охранять тебя от обувных воров.

Дорогая Айрис… Она вежливо поблагодарила:

– Спасибо, Джералд.

Все еще смеясь, они помыли косточки гостям на вечеринке, затем обсудили пьесу, идущую в известном лондонском театре, и Айрис даже оглянуться не успела, как они доехали домой. Джералд, как всегда, вышел первым и открыл ей дверцу машины, а затем вдруг поднял ее на руки и понес к дому.

– Отпусти меня, – проворчала Айрис.

– Да ведь у тебя болят ноги. Это та малость, которую я могу для тебя сделать.

Они прошли мимо портье и зашли в открытые двери лифта. В его золотистых полированных стенах, словно в зеркале, Айрис увидела очертания высокого темноволосого мужчины, держащего на руках женщину с распущенными волосами. Внезапно она почувствовала, что дрожит от желания.

Но ведь это просто невозможно… Желание и она – две совершенно несовместимые вещи.

Да нет, это все глупости, уговаривала она себя. Это ведь всего лишь краткосрочный деловой контракт, который завершится уже через несколько дней. Кроме того, я ведь просто не выношу секс, уж об этом Клем позаботился.

Айрис сделала над собой усилие и попыталась освободиться.

– Нас никто не видит. Можешь опустить меня. Но он прижал ее к себе еще крепче.

– Мне все равно, смотрит кто-то или не смотрит, – ухмыльнулся он. – Перестань ерзать. Ты меня с ума сведешь.

Айрис почувствовала, что она сама сейчас сойдет с ума, если он ее не отпустит.

– Джералд, я серьезно, отпусти меня!

Они были уже перед дверью его квартиры, и он поневоле отпустил Айрис, чтобы отпереть замок. Но, как только они вошли, Джералд снова обнял ее и крепко поцеловал.

Айрис стояла неподвижно, словно фарфоровая кукла. Джералд целовал ее уже второй раз. Но сейчас ему не нужно было производить впечатление на окружающих. Они были совсем одни в пустой квартире. Теперь это явно не было игрой.

Страх охватил ее, память навязчиво подсовывала неприятные воспоминания о том, что она чувствовала, когда была с Клемом. Снова возник тот давний ужас, который она уже начала забывать, ощущение беззащитности перед самцом, нелепый страх опять быть распластанной под ним, придавленной его телом, раздавленной властью, которую он получит над ней.

Но затем, как будто маятник качнулся в другую сторону, ею завладели совершенно другие чувства. Она отдалась новым, необыкновенно приятным ощущениям. Уверенная теплота губ Джералда, такая долгожданная и нечаянная. Его ладони, скользящие по спине… Кровь пульсировала в ее венах, и где-то внизу живота она чувствовала боль желания. Уже не думая о том, что же она делает, Айрис обняла Джералда и ответила на поцелуй.

Его губы дразнили и играли. Она почувствовала напор его языка, сметающего все преграды. Настойчивый, требовательный, жадный рот Джералда овладел, казалось, не только ее губами, но и всей ее жизнью. Она почувствовала себя вовлеченной в борьбу, на победу в которой не могла надеяться. Она гладила его плечи, затем коснулась его шеи, его волос. Поцелуй становился все яростнее, он был полон жара, к которому она была еще не готова. Его пальцы гладили изгиб ее бедра, одной рукой он нашел ее грудь и исследовал ее с неторопливой чувственностью. Айрис вскрикнула от удовольствия. Она скорее почувствовала, чем услышала его голос.

– Моя прекрасная… Айрис… Неожиданно она обнаружила, что он несет ее куда-то мимо Пикассо и Шардена. Айрис очнулась, когда поняла, что он стоит у входа в свою комнату и одной ногой открывает дверь. Она снова увидела великолепную бронзовую скульптуру на фоне огней и зелени парка. Кровать выглядела ужасающе огромной, и именно это вернуло ей голос.

– Джералд, что ты делаешь? Я…

Он поставил ее на ноги, не выпуская из своих объятий, и сказал хрипловато:

– Твое место здесь.

Айрис не успела ничего возразить, так как он накрыл ее губы своими, и охватившая ее нежность заставила забыть о Клеме. Обнимали ли ее так прежде? Может быть, и вправду спальня Джералда – именно то место, где она станет счастлива? Затаив дыхание, она ринулась в неизвестность, со страстью отвечая на ласки мужчины. Его мышцы были напряжены, прикосновение его горячего тела возбудило ее до предела. Ее руки гладили его грудь, поджарый живот, в то время как их языки переплетались и играли друг с другом в глубоком поцелуе, который, казалось, длился вечно.

11
{"b":"18273","o":1}