ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он обязательно должен переспать с ней. Чем скорее, тем лучше.

До того, как их дороги разойдутся? Он это хотел сказать? Самым первобытным способом заявить свои права на нее? Показать ей и всему миру, что она принадлежит ему, и только ему? Она ведь обрадовалась, когда он попросил ее телефон.

Айрис остановилась, чтобы перевести дух. Она стала с любопытством наблюдать за лимонной рыбкой-хирургом, хлопотавшей в зеленых зарослях. Она видела, как Джералд, увеличив яркость фонаря, рассматривает колючих морских ежей. Поплавав еше немного, они медленно стали подниматься на поверхность.

Выходя из тихо набегающих на берег волн, Джералд снял водолазную маску и спросил Айрис:

– Ну как?

– Замечательно! – воскликнула девушка. – Прекрасно, восхитительно, чудесно! – И замерла, глядя на океан. – О, Джералд, – прошептала она, – а это что такое?

Из воды показалось гибкое серебристое тело. Сделав пируэт над водой, оно опять исчезло в глубине вод, оставив на поверхности лишь расходящиеся круги. Затем появились еще три дельфина, один поменьше, чем два других. Их тела изогнулись с непередаваемой грацией, а затем тоже исчезли. Вода закипела и успокоилась.

Первый дельфин появился опять, подпрыгнув высоко в воздух, его плавники ярко сверкнули на солнце, брызги разлетелись в разные стороны. Джералд исподтишка наблюдал за Айрис. Она, как зачарованная, не могла оторвать взгляд от движений дельфинов, исполненных изящества. Интересно все же, как она будет выглядеть, когда они займутся любовью?

Сколько еще ему осталось ждать?

Дельфины появлялись еще дважды. Затем поверхность океана опять превратилась в полированное нефритовое зеркало.

Айрис сказала негромко:

– Какое чудо… Спасибо тебе большое, Джералд, за то, что привез меня сюда.

– Не за что, – усмехнулся он.

– О чем ты думаешь? – спросила Айрис с любопытством, расстегивая водолазный костюм.

– О-о-о, – засмеялся Джералд. – Ты уверена, что хочешь знать мои мысли? Я думаю, что тебе лучше перебраться спать на кровать.

– Не думаю, что это хорошая идея, – твердо сказала Айрис, даже слишком твердо.

Она бросила на Джералда грозный взгляд:

– Почему ты так настойчиво пытаешься затащить меня в постель? Чтобы назавтра распрощаться и отправиться к следующей женщине?

– Я никогда так не поступаю! – возмутился Джералд.

– Да ты ведь никогда не был влюблен. Тебе нужна близость только одного рода. Ты даже не хочешь рассказать мне о себе.

– Айрис, мы опять спорим.

– Я предпочитаю спорить, чем покорно соглашаться на все, что ты пожелаешь.

Джералд почувствовал перемену в ее настроении и спросил невинно:

– Хочешь миндаля в шоколаде? Айрис удивленно посмотрела на него.

– От тебя запросто можно с ума сойти… – выдохнула она. – Давай.

Но он притянул ее к себе и поцеловал.

– Ты на вкус лучше всякого шоколада.

– Самый лучший комплимент, который я получила сегодня. Хотя, по-моему, он же и единственный.

Джерадд засмеялся, вытащил водонепроницаемую сумочку и насыпал ей в руку конфет. Они расположились на ослепительно белом песке.

– Ты так же изящна, как дельфины.

– А ты похож на скалу. Такой же невозмутимый.

– Ты прекрасна, как морской анемон. Когда они ныряли, он показывал ей морские анемоны, прилепившиеся к поверхности скал. Они были похожи на какие-то фантастические цветы.

– Ха! О, я знаю с кем тебя сравнить. Ты похож на морской прилив – такой же неотвратимый и опасный.

– Я? Опасный?

– Не просто опасный, а очень опасный, – заявила Айрис. – Дай мне еще орешков.

Если бы только она ему так не нравилась… Если бы он только не был уверен, что для нее его деньги ничего не значат… Если бы она не была так невероятно красива… Если бы все было иначе, может, ему было бы легче распрощаться с ней завтра? А если он все же соблазнит ее, не свяжет ли это их еще крепче?

Постоянство в личной жизни никак не входило в его планы. Единственный урок, который он извлек после смерти Чесни, гласил, что ничто в этом мире не постоянно. Чем больше ты привязан к человеку, тем больнее его терять. Он насыпал в ее ладошку еще немного орехов и сказал как бы между прочим:

– Здесь неподалеку к берегу прибило много плавучего леса. Если хочешь, я покажу тебе это место.

Айрис была в восторге от моря и дельфинов. Но созерцание деревьев, больших а маленьких, выброшенных на берег, повергло ее в благоговейную тишину. Он уже знал, что такое с ней бывает, когда в ее голове рождаются понятные только ей творческие проекты. Но пока она бродила среди огромных спутанных корней и причудливо изогнутых веток, отполированных морем и отбеленных ярким солнцем, он понял еще кое-что. Он мог бы поспорить, что если бы Айрис предложили выбрать между кольцом с бриллиантом в пятьдесят каратов и пнем в форме какой-нибудь черепахи, она бы предпочла кусок деревяшки.

Он вовсе не собирался влюбляться в нее. Это, как и постоянство, не входило в его планы.

Айрис подошла к нему, но было видно, что она все еще погружена в себя.

– Спасибо за то, что привел меня сюда.

Джералд боролся с искушением раздеть ее прямо сейчас и уложить на белоснежный песок. Огромные валуны, застывшие на пляже, были бы единственными свидетелями их любви. Но вместо этого он предложил:

– Если хочешь, побудь здесь еще. Яхт-клуб совсем недалеко, вернешься попозже.

У нее была ослепительная улыбка.

– Можно? Это просто здорово!

Уходя, Джералд оглянулся, и ему показалось, что она уже забыла о нем. Он не знал, сердиться ему или смеяться над тем, что она предпочла запущенный уголок пляжа его обществу. Что ж, Джералд, новые впечатления должны закалить твой характер, так всегда говорила мама. А новых впечатлений в последнее время было предостаточно.

Айрис пробыла на заброшенном пляже более двух часов и притащила большой кусок дерева с собой в яхт-клуб. Его ветки изгибались, словно волны на поверхности моря. Она точно знала, что сделает из него. Зайдя в номер, она сразу же принялась за дело. Джералд не приходил обедать, и в четыре часа вечера она поняла, что проголодалась. Ну что ж, сейчас она примет душ и закажет в номер что-нибудь перекусить.

Спрятав волосы под прозрачную шапочку, она встала под струи воды. Айрис могла признаться, что работа, которой она занималась последние несколько часов, принесла ей массу удовлетворения. Но в глубине души она понимала, что таким образом пытается убежать от неуместных мыслей и вопросов. Через двадцать четыре часа они с Джералдом пойдут своими дорогами. Он – в свой роскошный офис, а она – в студию. Они вернутся в свои миры.

Айрис до боли в сердце боялась самого момента прощания. Она не представляла, как они будут смотреть друг на друга, что говорить. Вода стекала по ее груди и бедрам, и Айрис подумала, что так же руки Джералда могли бы скользить по ее телу. Упадут ли какие-то барьеры между ними, если они станут близки? Что она узнает об этом противоречивом человеке, таком сложном и закрытом, таком властном и недоступном? А узнает ли она что-то новое о себе самой?

Айрис закрыла глаза, подставляя лицо под теплые струи. Она назвала его опасным. Но ее собственные мысли были не менее опасными. Айрис выключила воду и завернулась в большое махровое полотенце. Сняв шапочку, она встряхнула волосами и вышла в комнату за чистой одеждой. Свободной рукой она вытащила длинную юбку из тонкой шерсти и вышитую блузу, бросила их на кресло и полезла в шкаф за нижним бельем. В комнату кто-то вошел. Джералд. Он замер на месте, увидев ее. Его бумаги дождем посыпались на пол, но он не обратил на это никакого внимания. Его взор был прикован к Айрис.

Джералд сказал хрипловато:

– О, Айрис, как ты хороша…

И в ту же секунду она оказалась в его объятиях. Он целовал ее так, как будто она была единственной женщиной на земле, а он – единственным мужчиной. Как будто он был в нее влюблен, подумала про себя Айрис, почувствовав напор его языка. Полотенце поползло вниз, и Айрис хотела его удержать, но Джералд прошептал:

19
{"b":"18273","o":1}