ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прошла неделя со дня приезда из Эксетера. Продажа дома прошла без всяких проволочек, и вчера она отправила в офис Джералда в Лондоне чек на триста тысяч фунтов. Она подумывала о том, не продать ли студию, но что-то удерживало ее. Может, она боялась, что Джералд и вправду купит ее?

В дверь опять зазвонили, и через секунду вошел Джек с букетом лилий и бутылкой дорогого вина.

Она прокричала ему в ухо:

– Мы припрячем эту бутылку, а то основная часть этого сборища уже не в состоянии оценить доброе вино. Спасибо за цветы.

– Прости за то, что опоздал, задержался на совещании, – сказал Джек, целуя ее в щеку. – Ты, как всегда, выглядишь потрясающе.

Зато чувствовала она себя совсем не потрясающе. Но ведь никто этого не заметил. На Айрис была длинная юбка и золотистый топик, подчеркивающий красивую линию груди. Волосы окружали ее лицо облаком непокорных кудрей. Она проводила вечеринку по двум причинам: чтобы отметить продажу своей фундаментальной работы и чтобы немного себя подбодрить.

– Спасибо. Пойдем, я представлю тебя кое-кому.

– Может, сначала потанцуем? – сказал Джек, положив цветы на кухонный стол.

С трудом продираясь сквозь толпу, они вышли на середину студии, где танцевало несколько пар.

– Очень рад снова видеть тебя. Твоя работа на Джералда уже закончилась?

Айрис чуть не наступила ему на ногу.

– Да.

Джек посмотрел на нее насмешливо.

– Может, хоть теперь ты мне расскажешь, что между вами произошло?

– Не расскажу.

– Я опоздал сегодня, потому что Джералд пришел к нам с проверкой. Он выглядит просто ужасно.

– Он уже вернулся из Штатов? – вскрикнула Айрис. – Ты, я надеюсь, не сказал ему, что идешь ко мне?

– Нет.

– Хорошо, – облегченно вздохнула она.

– Айрис, послушай, Джералд очень приличный парень, хотя иногда он и бывает немного крутоват.

– Немного? Он ведет себя так, будто это он сотворил мир! Кроме того, он страдает эмоциональной холодностью.

Тут уж пришла очередь споткнуться Джеку.

– Если даже и так, то на это есть основания.

– Может, ты поделишься со мной ими?

– Пусть лучше он тебе об этом расскажет. Спроси его сама.

– Ты думаешь, я не спрашивала?

– Попробуй еще раз.

– Я ведь тебе уже говорила, что не собираюсь больше с ним видеться, так что вряд ли у меня будет возможность спросить у него что-либо.

– Вы – два упрямца.

– Это я-то упрямец?

– Кстати, ты заметила, что тот парень в красном саронге впустил еще кучу людей?

– Моя вечеринка несколько вышла из-под контроля. Я думаю, это случилось потому, что в Лондоне слишком много голодных художников.

– О, посмотри! – воскликнул Джек.

Что-то в его голосе заставило Айрис повернуться к двери. Там стоял Джералд. Его деловой костюм смотрелся здесь весьма экзотично, пожалуй даже более странно, чем красный саронг.

– Он кажется здесь белой вороной, – заметил Джек. – Пойдем поздороваемся.

Айрис вцепилась в рукав Джека.

– Стой! Ни шагу!

– Айрис, тебе придется выбирать – или выяснять с ним отношения у двери в студию, или выдержать сцену посредине танцевальной площадки.

– Я вообще не собираюсь с ним выяснять отношения.

– Попробуй объяснить это Джералду.

– А на твоем месте я не была бы такой довольной при одной только мысли, что мы с Джералдом сейчас вцепимся друг другу в волосы!

Неожиданно Джек стал совершенно серьезен.

– Вы с Джералдом созданы друг для друга. Хотя никто из вас не хочет этого признавать.

– Никогда еще не слышала подобной ерунды. Джек, изящно обходя танцующие пары, медленно, но неуклонно вел Айрис к выходу из студии.

– Ты именно такая женщина, которая нужна Джералду. Признайся, что ты и сама к нему неравнодушна.

– Я и к скорпионам неравнодушна.

Джек засмеялся и около бара выпустил ее из своих объятий.

– Кажется, я видел здесь роскошную блондинку. Пойду познакомлюсь. Но если тебе понадобится моя помощь, кричи.

– И на том спасибо.

Они стояли перед Джералдом. Казалось, он был рад встрече не больше, чем Айрис. Джек сказал с раздражающим спокойствием:

– Привет, Джералд. Ты не замечал, что женщинам нравится, когда ты им улыбаешься?

– Держи свои советы при себе. Кстати, почему ты не сказал мне, что идешь сюда?

– А ты меня не спрашивал. Айрис, еще увидимся.

Решив перехватить инициативу, Айрис заявила:

– Если ты собираешься устроить здесь сцену, то хочу тебя предупредить – ты выбрал не то время, не то место и не ту женщину.

– А зачем Джек тебя сюда притащил?

– Ты знаешь, он самым роковым образом заблуждается, считая, что мы созданы друг для друга.

– Да? Ему явно пора в отпуск – он заработался.

– Если ты не думаешь, что мы созданы друг для друга, то зачем ты сюда пришел?

– Ты беременна?

– Еще рано говорить об этом, – процедила она сквозь зубы.

Кто-то включил музыку на полную мощность, и они могли говорить о чем угодно, так как всем окружающим не было до них никакого дела.

Джералд засунул руки в карманы, его голос подрагивал от едва сдерживаемых эмоций.

– Я пришел, потому что я хочу быть с тобой. Я сожалею, что все так получилось в прошлый раз. Я не должен был даже близко к тебе подходить, зная, что меня ждут деловые партнеры. Но когда я увидел тебя в этом полотенце, все мои здравые мысли вылетели из головы.

Он провел рукой по волосам.

– Я не знаю, поймешь ли ты меня, и я не уверен, что ты сможешь меня простить.

Ее гнев куда-то улетучился. Она понимала, что Джералд предельно искренен с ней сейчас, и ответила ему с такой же честностью:

– Джералд, по своим собственным причинам, которые я не собираюсь тебе объяснять, я больше не желаю заниматься с тобой любовью. Но спасибо за твои извинения.

– Но почему? – спросил он хрипловатым голосом. – В этот раз все будет иначе.

Айрис сложила руки на груди, ее золотистая блузка блестела в приглушенном свете. Наверное, лучше рассказать ему всю правду.

– Я ненавидела секс с Клемом. Он называл меня холодной, фригидной, и он, видимо, был прав.

– Но ведь в твоей холодности был виноват он.

– Нет, проблема во мне самой. Та ночь с тобой была всего лишь подтверждением этого. Я больше этого не вынесу. Так глупо, что Клем обвинил меня в беспорядочных половых связях. Зачем мне мог быть нужен кто-то другой, если все, что я узнала о сексе, заставило меня держаться подальше от мужчин вообще.

Джералд нежно положил руки ей на плечи. Она вздрогнула от его прикосновения.

– Помнишь наш первый поцелуй? Помнишь ночь, когда я нес тебя в свою спальню? Я знал, что ты страстно желаешь меня, я чувствовал это. Я докажу тебе, что Клем был не прав. Доверься мне.

Айрис опустила глаза.

– Я боюсь.

– Я клянусь, что буду предельно нежен с тобой. И если ты захочешь остановить меня в любую секунду, только скажи.

Спрятав лицо, Айрис пробормотала: – Вот, я опять начинаю плакать. Не знаю, что со мной происходит, но я стала, как протекающая канистра.

Она опять подняла глаза на Джерадда.

– Зачем тебе все это нужно? Зачем тебе ложиться в постель с женщиной, которая ненавидит секс?

– Я уверен на сто процентов, что тебе будет хорошо со мной, – сказал он с улыбкой. – И если я кажусь слишком самоуверенным, что ж, я не могу ничего с этим поделать.

– А если мне и впрямь понравится? – возразила она. – Ты поцелуешь меня на прощание и первым же рейсом отправишься куда-нибудь в Кувейт?

– Но у меня всегда есть выход – я могу послать туда своих помощников. Айрис, ты должна поверить мне. Но, прежде всего, ты должна доверять себе и своим чувствам.

Тепло его пальцев медленно просачивалось сквозь тонкую ткань блузки. Сила его личности разрушила все защитные стены, которые она возвела вокруг себя.

– Докажи мне, что ты сам мне доверяешь. Расскажи мне о себе, Джералд.

Неосознанно его ногти впились в ее плечи. Затем, совсем ровным голосом, он сказал ей:

23
{"b":"18273","o":1}