ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трансляция
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Коктейльные вечеринки
Когда Ницше плакал
Твое сердце будет моим
Жертвы
Империя должна умереть
Кодекс Вещих Сестер
A
A

– Но они могут быть в опасности – Энни и леди Ханна! Любая женщина в округе!

– Может, так, а может, и нет. Мы не знаем, кто убил Мэг и почему. Констебль Льюис занимается расследованием. А уж сквайр, узнав об убийстве, позаботится о безопасности своего семейства.

– Нет уж, о безопасности Энни позабочусь я сам! – Гейзенби вскочил и стал мерить комнату широкими шагами. – Она моя жена!

– Само собой. – Бериник небрежно махнул рукой. – Энни ваша жена, и вы можете делать с ней, что вам угодно. Если наши места кажутся вам небезопасными, увезите ее в Йоркшир.

– Это невозможно.

– Почему? – Герцог смотрел на молодого человека с искренним недоумением. – Как жена, она обязана подчиниться вашей воле.

– Да? Может, вы ей сами об этом скажете. Мы ведь приехали всего неделю назад и...

– И что?

– И она собиралась... кое-что сделать, но еще не успела...

– Да? – Взгляд герцога вдруг стал подозрительным и неприятно пристальным. – И что же это за дела, которые для нее важнее собственной безопасности?

– Э-э, да вот... просто дела.

Бериник уставился на Гейзенби единственным глазом, и взгляд этот был столь пронзителен, что молодой человек, перестав расхаживать по комнате, вернулся в кресло и сел, зажав руки между колен.

– Я обещал ничего вам не говорить, Бериник, и сдержу слово, данное Энни, несмотря на ваши угрозы, – пробормотал Мартин.

– Угрозы? Что-то не припомню...

– Я не боюсь вас, Бериник! – Мартин едва не сорвался на крик.

– Правда? – мягко спросил герцог. – Сейчас посмотрим. – Он подошел к столу, достал из ящика пистолет и нацелил Мартину в голову. – Вы и теперь не боитесь меня, Гейзенби?

– Я... я...

– Конечно, он боится. Любой нормальный человек испугается! – раздался голос нового гостя, неожиданно возникшего на пороге гостиной. – Ну же, как вас там, Гейзенби? Признайтесь, что испугались. Тогда он уберет свою игрушку и перестанет изображать законченного негодяя. Мне бы не хотелось убить его из-за человека, с которым я даже не знаком. К тому же этот чертов Бериник еще не поздоровался со мной.

– Эллиот? Джозия Эллиот? – Бериник сунул пистолет в ящик и пошел к двери, где, широко ухмыляясь, стоял офицер в синем мундире и белых рейтузах – форме двенадцатого драгунского полка.

– Конечно, это я. А кого ты, недоумок, ожидал увидеть – принца Уэльского? – Офицер шагнул навстречу хозяину и горячо пожал протянутую руку. – Я уж думал, не найду твою халупу. Давненько здесь не был. Но все осталось по-прежнему: те же доисторические булыжники. Я не позволил Гейнсу доложить – сказал, что сам найду дорогу. И будь я проклят, проплутал минут десять по коридорам.

– Но что ты здесь делаешь? – Бериник никак не мог прийти в себя от изумления. – Ты не писал, что приедешь. Я думал, воюешь где-нибудь... Это Гейзенби, – спохватившись, добавил герцог. – Он женат на Энн Тофер.

– Правда? – Эллиот подмигнул Мартину, который следил за происходящим, пребывая в состоянии прострации после пережитого. – А что приключилось с этим парнем? Что ты с ним сделал?

– Да ничего особенного. Просто направил пистолет ему в лоб.

– Ушам своим не верю. Гейзенби, неужели он никогда не проделывал этого с вами раньше?

– Н-нет.

– А со мной – так раза четыре, не меньше. Скажу по секрету: он бы не выстрелил. Бериник терпеть не может кровь... особенно если она пачкает его ковер. Ну-с, раз мы вроде как познакомились, может, ты все же проявишь чуточку гостеприимства, Бериник, – пригласишь нас сесть и нальешь бренди?

– У меня в доме не подают бренди в такую рань.

– Тогда вели принести эль. Не возражаю.

Едва выехав за ворота, Мэллори понял, что у него нет настроения скакать по окрестностям, и вернулся к Тофер-Хаусу, отдав Саймона на попечение одного из конюхов. После чего прислонился к забору и залюбовался Снупом, который старательно игнорировал собравшуюся у паддока публику.

– Тут полно чудесных лошадок, – донесся до Мала голос, судя по выговору, одного из слуг. Говорившего скрывала низкая хозяйственная постройка. – Будь у меня деньги, ни за что не потратил бы их на животное с таким поганым характером.

– Точно? – спросил второй голос.

– А то! Купил бы Малышку или Маргаритку.

– Но они просто лошади – без всякой там родословной и благородных кровей.

– А вот и нет. Если хочешь знать, Литтл-Лэсс сестра Дарлинг, которую леди Ханна подарила герцогу.

– Но Дарлинг не назовешь скаковой лошадью, Джем.

– Может и нет. Но если б ей дали возможность стать скаковой лошадью... Если бы ваш герцог выставил ее на бегах – уж она показала бы, всем этим благородным... Только хвост и увидали бы.

Привлеченный упоминанием имени леди Ханны, Мэл обогнул угол. Конюхи, расположившиеся в тени на травке, мгновенно вскочили на ноги.

– Я не хотел мешать вашей беседе, – улыбнулся маркиз, – но случайно услышал разговор... Значит, вы считаете, что некая Дарлинг быстрее Снупа?

– Быстрее любой лошади, которая когда-либо участвовала в скачках, – уверенно заявил Джем Стоукс. – Она жеребенком наглоталась дыма на пожаре, и сквайр решил, что скаковой лошади из нее не выйдет, да только зря это – ее легкие в полном порядке.

– После пожара все думали, что она совсем плоха, – добавил Дейви Ланкастер. – Я сам ее выхаживал. Да еще Том Хасти, Тревеллин и Оверфилд...

– И это чудо принадлежит леди Ханне? – задумчиво спросил Мэллори.

Дейви Ланкастер покачал головой:

– Леди Ханна подарила ее герцогу Беринику.

Мэллори поблагодарил конюхов и пошел к дому. Интересно, думал он, почему все – даже конюхи – считают Снупа норовистым, если утром он показал себя дружелюбным и спокойным? И почему, стоило ему услышать имя леди Ханны, пусть из уст конюха, как он словно увидел ее перед собой – в темных глазах сверкают искорки, пышные каштановые локоны ласкает ветер... И почему сердце его вдруг так сильно забилось?

Ну, наверное, потому, что она милая девушка. Чудесная. У нее красивые брови, чистый высокий лоб, гордо поднятый подбородок и прекрасные... необыкновенные глаза. Они как летняя гроза – переменчивы и притягательны. Странно, что она не замужем. Кажется, Мартин говорил, что она вот уже год или два как выезжает в Лондон. И тем не менее не нашлось мужчины, который захотел бы на ней жениться. А может, она сама еще не сделала свой выбор? Впрочем, что ему до этого за дело? Жениться он не собирается. Но если бы собирался...

– Нет-нет, не забывайся, – пробормотал Мэл, направляясь к дому. – Ты приехал сюда ради лошади. И не станешь отвлекаться от своей цели – ни ради женщины, ни ради кобылы Малышки, ни ради лошадки с замечательным именем Дарлинг.

– Вот ты уже и сам с собой разговариваешь! Прежде за тобой такого не водилось. Должно быть, местный воздух...

Мэллори вскинул глаза. Перед ним в эффектной позе стоял вызывающе красивый – кудри цвета спелой пшеницы, глаза бирюзовые – шикарно одетый мужчина.

– Сильвердейл? Откуда, черт возьми, ты взялся? – воскликнул Мэллори.

– Из Лондона, дружок, откуда же еще? Мне показалось, что аукцион в конюшнях сквайра Тофера – прекрасный предлог для того, чтобы покинуть пыльный город и посетить эти восхитительные места. Может, соблазнюсь и прикуплю себе лошадку. А то и перекуплю у тебя фаворита. Что скажешь, Мэл?

– А деньги где возьмешь?

– Какое тебе дело? Но раз уж ты поинтересовался, отвечу: последнее время мне здорово везло, удача была на моей стороне, дружок. Так что карманы мои полны... Но не это главное. Я собираюсь обратить внимание не на какого-то там годовалого жеребенка, а на чистокровную кобылку. И уж тут я тебе не уступлю!

– Что ты несешь?

– Значит, ты и правда заинтересован только в жеребце? Прекрасная новость, даже не верится. Видишь ли, я говорил с Гарри, и он мне объяснил, что Гейзенби под предлогом аукциона заманил тебя сюда с целью сосватать.

– Что?

– Я тоже очень удивился. Но ты же знаешь Гарри – уж если он что-то вобьет себе в голову...

12
{"b":"18275","o":1}