ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 11

Сильвердейл опустился на стул у кровати и некоторое время молча разглядывал серебряного льва.

– Я так вам благодарен, Мэллори! – сказал он севшим от наплыва чувств голосом. – Думал, больше никогда его не увижу! Откровенно говоря, еще недавно я хотел его продать, показать герцогу, что располагаю средствами. Когда лев пропал, я вдруг понял, что мне его не хватает. Эта вещица – единственное, что досталось мне от отца, и я не расставался с ней после его смерти. Носил его на цепочке для часов, так же как в свое время отец. – Голос Сильвердейла дрогнул, в комнате повисла тишина.

Мэллори и Гейзенби переглянулись. Они думали об одном и том же: вот человек, который в пору зрелости наконец понял одну очень важную и очень простую вещь – не все на свете измеряется деньгами, есть нечто дороже золота. И это знание неизбежно сделает его более человечным и добрым.

Но вслух такие вещи не говорят – проживают этот момент вместе и помнят о нем, а потому, помолчав, маркиз перешел к проблемам насущным.

– Слай, ты был когда-нибудь в коттедже вдовы Тислдаун?

– Где?

– В доме вдовы Тислдаун, – повторил Мартин, который стоял, засунув руки в карманы и прислонившись к камину.

– Нет, – рассеянно ответил Сильвердейл, поглаживая безделушку. – Что-то не припомню. Она живет в Баррен-Уичи? Вы полагаете, я должен ее знать?

– Нет, вовсе нет, – ответил Мэллори.

– Тогда почему вы об этом спрашиваете? И что это вы с Мартином так на меня уставились?

Мэллори вздохнул. Ему не хотелось расстраивать Слая, но ничего не поделаешь...

– Твоего льва нашли вчера в коттедже вдовы Тислдаун. Я не хотел тебя огорчать, но это так.

– То есть его нашел не ты, а эта самая вдова? А! Должно быть, она хочет получить награду? Как думаешь, двадцати фунтов достаточно? Именно столько я хотел предложить в качестве вознаграждения тому, кто найдет льва. Надеюсь, она будет удовлетворена.

– Нет, все не так просто, Слай, – ответил Мэллори. – Вдова давно умерла. Отчим Бериника, преподобный Дэмпси, нашел брелок в доме, где несколько дней назад убили девушку.

– Ах ты черт! Ту самую Мэг, о которой говорили Бериник и Тофер? Проклятие! Они наверняка решат, что я причастен к этому делу! – Глаза Сильвердейла округлились от ужаса. – Мэл, Бериник меня убьет! Что же мне делать?

– Не говори глупостей, Слай! Никто тебя не убьет. Слава Богу, мы живем в Англии, где есть законы, – резко возразил Мэллори.

– Разве Бериник когда-нибудь признавал законы?

– Признавал. И не раз. Он вовсе не такое чудовище, каким его изображают.

– Он хуже чудовища! Мэл, клянусь тебе, я никогда не был в том доме и девушку эту в глаза не видел! Не знаю даже, как она выглядит, я хотел сказать, выглядела. Как же мой лев мог туда попасть?

– Именно это нам и надо выяснить, – ответил маркиз. – Думаю, убийца нашел его или украл, а потом оставил в доме, чтобы бросить на тебя тень подозрения.

– А может, он знает, кому принадлежал лев, и хочет направить Бериника и констебля Льюиса по ложному следу, – добавил Мартин.

– Скажи, Слай, у тебя есть враги, готовые свалить на тебя обвинение в убийстве?

– Я прекрасно знаю, Уилл, что лорд Сильвердейл ездит обычно на кобыле, – спокойно сказала Ханна. – Но сейчас в деревне полно джентльменов, и уверена, некоторые из них тоже приехали на кобылах.

. – Восемнадцать, – ворчливо ответил брат. – Я проверил – в конюшнях восемнадцать пришлых кобыл. Но та, которую мы ищем, может быть спрятана в другом месте.

– Это только подтверждает мою мысль: у тебя нет никаких доказательств того, что лорд Сильвердейл – убийца. – Ханна сложила салфетку и, положив ее подле прибора, добавила: – Да он и не мог бы никого убить. Самовлюбленный нахал, не очень порядочный, но убить не способен.

Бериник кивнул и поднес к губам чашку кофе.

– Съездишь завтра к Симмонсам? – как бы между прочим поинтересовалась сестра.

Герцог поперхнулся, и кофе брызнул на скатерть. Бериник вскочил, пытаясь откашляться.

– Боже мой! – Ханна обежала вокруг стола и принялась колотить его по спине. – Я не хотела, прости!

– Ничего. Знаешь, я совсем забыл.

– О щенке?

Герцог кивнул, все еще тяжело дыша.

– Тебе лучше? – с тревогой спросила сестра.

– Да, иди садись. Просто попало не в то горло.

– Наверное, поперек горла встала мысль о том, что ближайшие несколько лет Гулливер будет путаться у тебя под ногами.

– Щенок, это ладно, а вот Элф...

– А что такое?

– Мне нравится, что он здесь. Не вздумай ему об этом говорить, – а то получишь по голове чем-нибудь тяжелым. И все же это так. Но я не могу оставить его в замке. Уоррен хотел, чтобы его сын учился. К тому же, не имея титула, мальчик ничего не добьется в жизни, если не получит приличного образования. Придется отправить его в школу.

– Но, Уилл, в этом нет нужды! По крайней мере сейчас. Вполне можно подождать до начала следующего года. К тому же он никогда не учился в школе.

– В этом-то все и дело! Не учился, и, откровенно говоря, я не хочу, чтобы он туда попал. Но как этого избежать? В Баррен-Уичи нет никого, кто мог бы учить мальчика. А если дать объявление в газету... ну, ты и сама понимаешь: как только человек узнает, кто хочет его нанять, сразу откажется. Никто не поедет в Блэккасл. Да еще эти идиоты из палаты лордов: они меня задразнят, и придется опять вызвать кого-нибудь на дуэль.

– Ты действительно хочешь нанять Джорджу учителя?

– Ну и что? Это для него самый лучший вариант. Я провел в школе не один год и до сих пор с ужасом вспоминаю об этом. Кошмарное было время. Врагу не пожелаешь.

– Послушай, не может быть, чтобы там было так ужасно!

– В том случае, если ты уверенный в себе, сильный подросток. Но для чувствительного, хрупкого и маленького Джорджа это будет настоящий ад.

– Тогда можно попробовать другие варианты.

– Если ты о монастырской школе в Ллудлоу, то забудь. Я не доверю его каким-то полуграмотным попам.

– Нет, я имела в виду совершенно конкретного священника, причем прямо здесь, в Баррен-Уичи. Ты забыл о Ричарде!

– Дэмпси? Но он не учитель.

– Просто потому, что никогда за это не брался. Сам подумай, он ведь очень образованный, наш отчим. Член Лондонского королевского общества. И если бы только он согласился, Джорджу не пришлось бы покидать замок. Он просто ходил бы заниматься к Ричарду, совсем недалеко.

Бериник в задумчивости пил остывший кофе.

– Не знаю, – пробормотал он, – надо подумать. А скажи, Джордж знает, что мы решили оставить ему Гулливера?

– Нет, я ничего ему не говорила. Но ты ведь не хочешь их разлучить? Это было бы просто нечестно – после того, что они пережили вместе.

– Нет, я о другом. Я занят сегодня и не смогу поехать к Симмонсам. А завтра уже пятница, а потом этот бал. Давай сделаем так: я дам тебе денег, а ты скажешь Джорджу, что мы решили подарить ему Гулливера, но теперь нужно выбрать другого щенка, достаточно странного, чтобы он понравился Ричарду. Ты можешь это сделать? Только смотри, чтобы Джордж и второго себе не оставил. Постарайся ему все объяснить.

Ханна усмехнулась:

– Думаю, я справлюсь.

– Непременно возьми экипаж. Знаешь, ужасно неудобно везти щенка на лошади, они такие вертлявые. Кучер Джон будет править лошадьми, а один из конюхов поедет рядом.

– Еще и конюх?

– Да, и возьмет самое большое ружье, – решительно заявил герцог. – Не понимаю, что происходит: кто-то убил Мэг, потом едва не убили Мэллори, а теперь чужак прячется в заброшенном сарае и подсматривает за нами из-за кустов! Может, он не один, а их целая шайка? Действуют они вместе или порознь? Пока все не выяснится, ты не выйдешь за ворота замка без охраны. Ни ты, ни Элф.

– Камбертон? – Мэллори скептически приподнял бровь. – Не могу представить себе, чтобы он ввязался во что-то сомнительное, не говоря уже о таких преступлениях, как убийство.

41
{"b":"18275","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Три царицы под окном
Невеста Черного Ворона
Слепое Озеро
Его кровавый проект
Падение
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Неожиданное признание
Метро 2035: Питер. Война
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год