ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 3

Ханна поправила темно-красную бархатную шляпку, и несколько каштановых локонов выскользнули из-под шпилек. Ну ничего, решила девушка, ведь здесь не Лондон и никто меня не осудит. Вот и поворот на Тофер-Хаус. Чуть к востоку и немного ниже на холме располагался один из паддоков с лошадьми. С подъездной аллеи было видно, что там толпится множество народа. Во дворе, заваленном упряжью и заставленном экипажами, собралось несметное количество гостей. Здесь были джентльмены всех видов и мастей: молодые и старые, худые и толстые, высокие и коротышки.

– Боже, ну и толпа! – пробормотала Ханна. – Должно быть, все они жаждут взглянуть на Снупа.

– Еще бы! – отозвался Дейви. – Столько понаехало народу, что в «Трех столбах» кроватей не хватило. Так что кое-кто живет у миссис Блессер, которая сдает комнаты, а некоторые кое-как устроились у миссис Диринг.

– И все они приехали ради того, чтобы попытаться купить Снупа?

– В общем-то да, каждый надеется увести с собой красавчика. Кто-то рассчитывает купить просто хорошую лошадку, а некоторые небось приехали на других посмотреть – себя показать.

– Каждый потенциальный покупатель уже мечтает, как Снуп возьмет для него первый приз на скачках.

– С такой-то родословной чего ж не взять! Ведь он – потомок Турка, от которого родился Герод. Красавец был. А потом Аттик – очень благородное животное. А потом Фолли Тофера...

– Дейви, я знаю родословную Снупа. Просто он еще ни разу не участвовал в скачках, и никто не знает, будет ли от него толк. Это просто годовалый жеребчик, не приученный даже к седлу. Мне и в голову не приходило, что он вызовет такой интерес.

– Это потому, что он очень хороших кровей. Ну и сквайр, конечно, не оплошал. Все лондонские газеты поместили объявление об аукционе. Вот вам и результат.

– И все же я не понимаю. Ведь торги состоятся только в следующий четверг! Объясни мне, Дейви, что все эти господа делают в такой глуши, как Баррен-Уичи? Чем занимаются целый день? – с интересом спросила Ханна.

– Едят, пьют, бродят по лавочкам, сидят у «Хромого пса», да еще устраивают гонки на баранах, – насмешливо ответил Ланкастер.

– Гонки на баранах?

– Так сказал мистер Магауэн. Говорит, ничего смешнее в жизни не видел: джентльмен залезает на овцу или барана и пытается усидеть на нем. Ноги джентльмен поднимает, чтобы не волочились по земле, и направляет животное в нужную сторону.

Леди Ханна улыбнулась, и Ланкастер был несказанно этому рад. Утром она узнала об убийстве, и верный Дейви видел, что хозяйка расстроена.

– Я поговорю с миссис Гейзенби, а ты пока подожди в паддоке, хорошо, Дейви? – сказала Ханна, спешившись.

– Слушаю, миледи.

Но прежде чем отойти от девушки, Ланкастер нашел глазами дворецкого, который уже отворил двери дома и ждал гостью. Верный Дейви никогда бы не позволил молодой хозяйке хоть на минуту остаться без присмотра, особенно когда вокруг столько джентльменов.

– Вон мистер Нортон поджидает вас, миледи. Ступайте и поболтайте с мисс Энн, я хотел сказать, с миссис Гейзенби. Она должна знать о том, что случилось с нашей Мэгги.

Он ободряюще улыбнулся хозяйке и, подхватив лошадей, пошел в паддок.

Когда Мэллори в поисках завтрака зашел в утреннюю гостиную, он увидел там Энн и леди Ханну. Они стояли у окна и беседовали вполголоса. Личики у девушек были печальные, брови нахмурены, и Мэллори решил ретироваться, чтобы не мешать серьезному разговору.

– Мэл! Прошу вас, не уходите! – Энн заметила его прежде, чем он успел удалиться.

– Вы уверены, что мне следует остаться? – спросил маркиз с улыбкой. – Я подумал, что вы и леди Ханна чем-то весьма озабочены.

– Так и есть, – печально ответила Энн. – Произошло нечто ужасное, но об этом все равно скоро узнает вся деревня, так что нет смысла скрывать.

– Кроме того, констебль Льюис наверняка оповестит всех жителей округи, – добавила Ханна и обратилась к Мэллори: – Доброе утро, милорд. Надеюсь, после освежающего сна в удобной постели вы чувствуете себя отдохнувшим.

– Благодарю вас, миледи, я чувствую себя прекрасно. Могу ли я как-то помочь вам?

– Если только вам известен дикий зверь в человеческом обличье, который скрывается где-то в наших местах, – ответила Ханна. – Вчера ночью была убита молодая женщина, которую мы обе, Энн и я, хорошо знали. Когда мы первый раз ездили в Лондон, чтобы появиться в свете, она сопровождала нас в качестве горничной. А через три недели исчезла.

Леди Ханна умолкла, а Энн, выполняя долг хозяйки, широким жестом указала маркизу на сервированный стол, где под серебряными крышками стояли горячие блюда:

– Завтрак подан. Угощайтесь, кузен Мэл. Если вам захочется отведать какого-то особенного кушанья, только скажите – и на кухне выполнят любое ваше пожелание.

Мэллори взял тарелку и принялся исследовать серебряные блюда.

– Трудно себе представить, что здесь чего-то нет! Думаю, хватит на целую армию!

Устроившись за столом напротив девушек, Мэл продолжил тему:

– Значит, эта молодая женщина пропала в Лондоне? Известно ли вам, как это случилось? Не сбежала ли она с кем-нибудь? .

– Никто не знает, – ответила Ханна.

Она с задумчивым видом машинально разглаживала тонкими пальчиками лежащую перед ней льняную салфетку. Мэллори, глядя на нее, вдруг почувствовал волнение и, чтобы вернуть себе душевное равновесие, постарался сосредоточиться на рассказе.

– Вечером Мэг помогала нам с Энн одеваться на бал, а утром ее комната оказалась пуста. Брат пытался ее разыскать. Нарисовал ее портрет и приказал изготовить множество копий. Под портретом было написано, что любой, сообщивший хоть что-то об этой девушке, получит награду. Слуги расклеили эти объявления по всему городу. Никаких результатов. Не думайте, лорд, у брата не было каких-то низменных причин для беспокойства.

Мэл вздрогнул от удивления – именно эта мысль секундой раньше пришла ему в голову. Меж тем Ханна продолжала:

– Мэг была старшей дочерью кучера моего отца. Она родилась и выросла в замке. Ее отец погиб вместе с нашим... произошел несчастный случай... С тех пор Уилл чувствовал особую ответственность за эту семью.

От маркиза не укрылась небольшая пауза перед словами «несчастный случай», и он немедленно заподозрил, что ничего случайного в смерти отца леди Ханны и его кучера не было. Интерес Мэла к этой загадочной девушке рос с каждой минутой.

Сегодня он имел возможность внимательно разглядеть ее. Для женщины она была слишком высокого роста, держалась очень прямо. Хорошенькое личико обрамляли каштановые локоны. Взгляды их встретились. Ее темно-карие, обрамленные пушистыми ресницами глаза лучились мягким светом, но выражение их было не по-девичьи твердым.

– Вам не стоит беспокоиться об этом, милорд, – спокойно сказала Ханна. – Вы ведь приехали сюда ради Снупа. Он уже в паддоке, Мартин тоже там и, наверное, ждет вас.

– Да, Мартин в конюшне! – воскликнула Энн. – Но это потому, что он еще ничего не знает о Мэг. Как только услышит эту ужасную новость, сделает все, чтобы помочь!

– Ах, Энн, что он сможет сделать? Вряд ли он знает, кто мог совершить хладнокровное убийство.

– Чтобы найти негодяя, вовсе не обязательно знать его имя, – возразил маркиз.

– Возможно, вы правы. Но я не хочу, чтобы визит Мартина в Тофер-Хаус был омрачен случившимся несчастьем. Да и вам ни к чему портить себе отдых, лорд Мэллори. Констебль Льюис и мой брат примут соответствующие меры, чтобы негодяй не остался безнаказанным. Я просто должна была рассказать Энн, что Мэг нашлась... но нашлась слишком поздно.

Искренняя печаль в голосе девушки тронула Мэллори. Он впервые видел, чтобы аристократка так горевала из-за гибели служанки. Поразмыслив, маркиз решил держать ухо востро. Вполне вероятно, что к смерти девушки причастен кто-то из многочисленных джентльменов, съехавшихся для участия в аукционе.

9
{"b":"18275","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Восемь секунд удачи
Царский витязь. Том 1
Дорогие гости
S-T-I-K-S. Охота на скреббера. Книга 2
Пять четвертинок апельсина
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя