ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Куда же мне еще было идти?

– Этого я не знаю. У меня нет готовых ответов на все вопросы. Вы знаете господин Краст, – сказал он подумав, – учитывая то, что за все время, которое вы прожили в этом районе, вы ни разу не пожаловались на нашу работу, я закрою глаза на это досадное недоразумение и позволю вам переночевать в вашем доме, но только чтобы утром вас здесь уже не было – моя смена кончается в восемь часов утра и я не советовал бы вам дольше задерживаться в этом районе. Это все, что я могу для вас сделать. Сработку сигнализации я оформлю как технический сбой. Когда вернетесь в дом, сразу же заблокируйте сигнализацию, универсальный код должен остаться в силе и вы его должны знать. И желаю вам удачи, пусть вам повезет, – сказал он, возвращая Дэну его карточку.

– Спасибо.

– Чего расселись?! – прикрикнул капитан на своих подчиненных. – Где Ордок? Вечно он куда-то пропадает! Все по машинам.

Полицейские, брязкая оружием, без особого энтузиазма полезли по машинам. Взвыв моторами, те с визгом развернулись и включив опознавательные огни помчались прочь. Дэн еще некоторое время стоял у ворот, не зная, что ему делать дальше. Никто из соседей даже нос не высунул на улицу. Окна всех соседних домов были темны, как во времена, когда люди еще не догадывались о существовании электронов и всего, что с этим связано. Что-то подсказало Дэну, что за ним все равно наблюдают, пусть даже не включая света. Здесь редко происходило что-то подобное и наверняка, все, кто проснулся от воя полицейских сирен, не хотели пропускать интересного зрелища. Обманув ожидания следящих за ним глаз, он просто вернулся в дом, первым делом, как ему и посоветовали, отключив сигнализацию. Как ни странно устройство с готовностью приняло введенный код, тут же сменив гнев на милость, просигнализировав об этом вспыхнувшим зеленым огоньком на небольшой панели. Затем он решительным шагом направился в бывшую гостинную.

– Здравствуйте, решили посмотреть дом? – опять включился компьютер.

Это было последнее, что сказал этот аппарат в своей карьере продавца. В следующее мгновение компьютер полетел в стену и слабо заискрив, прекратил свое существование. Осколок матричного экрана, повисший на жгуте разноцветных проводов, несколько раз ярко вспыхнул и погас. Со звоном упала стильная тренога подставки. Несколько осколков и небольшое облачко вонючего дыма – это было все, что осталось от дорогой, интеллектуальной штучки. Покончив с компьютером, Дэн поднялся на третий этаж, которым они с женой пользовались крайне редко. В этих комнатах, использование которых откладывалось «на перспективу», уборщица бывала гораздо чаще своих хозяев. Миновав обе спальни, в которых никто и никогда не ночевал, хотя те совсем недавно были полностью оборудованы мебелью и всем необходимым, он зашел в ванную комнату и осмотрелся.

– Хорошо, хоть ванную не додумались вывозить, – сказал вслух Дэн, чтобы хоть как-то себя подбодрить.

Звук его голоса гулко прозвучал в просторной комнате. Он нагнулся и встав на колени, стал шарить рукой за одной из стоек, большой треугольной ванной, рассчитанной на два с половиной кубометра воды. Перепачкав в пыли и без того грязную рубашку, он достал то, что искал. Это был черный, пластиковый пакет, перетянутый резиновым кольцом. Он развернул сверток и достал из пакета изысканный, замшевый футляр и небольшую пачку кредиток, купюрами по пятьдесят кредитов. Отложив в сторону деньги, он щелкнул застежкой футляра. Внутри оказалось изысканное колье, изготовленное вручную в единственном экземпляре. Крупные изумруды мирно соседствовали с россыпью топазов на ажурном, платиновом поле основной части. Увидев, что с колье все в порядке, Дэн захлопнул футляр.

Иногда бывает полезно любить даже собственную жену. Этот сюрприз он готовил ей ко дню рождения, но так и не успел подарить. Это колье и сдача в две с половиной тысячи кредитов сейчас оказались его единственной собственностью. «Не так и плохо» – возразит кто-то и будет по своему прав, но для Дэна, в сравнении с тем, что у него было, это было ничто. Рассовав деньги и футляр по карманам, он спустился вниз. В спальню, свою собственную спальню, у него даже не возникло желания заходить.

Он устроился в углу гостинной и прислонившись спиной к стене закрыл глаза. Хотя пол под ним был деревянный, с постоянно поддерживаемой температурой в двадцать пять градусов, в его сознании тут же возникли ассоциации с камерой полицейского участка, казалось навсегда засевшие в памяти.

Не спалось. Он сидел и думал, что же ему делать дальше, но кроме бегства в голову ничего путного не приходило. Куда именно ему следует бежать, он то же не имел ни малейшего представления. Оказавшись в одиночку, против всего огромного мира, он даже не представлял, что ему следует делать, куда отправится. Когда ему было шесть с небольшим, они вместе с отцом перебрались на Картак. Через двенадцать лет, отец, который был экспертом-минералогом и большую часть своего времени мотался по галактике, во время одной из своих командировок подцепил какую-то заразу, да так и не пройдя карантинный контроль, умер не приходя в сознание, в изолированном боксе госпиталя космопорта. Что сделали с его телом, Дэну сообщить не соизволили. Как ему говорили, в подобных ситуациях тело укладывалось в герметичный контейнер и на любом уходящем с планеты корабле вывозилось далеко от системы и выбрасывалось в космос (абсолютная кремация на Картаке была запрещена законом, а та, после которой остается пепел, не могла гарантировать полного уничтожения возбудителей незнакомых болезней, способных иметь цисты самых невообразимых систем и защит). Денег, оставшихся на счету отца и полученной страховки хватило на то, чтобы Дэн смог получить самое лучшее экономическое образование, какое только можно было получить на Картаке. Он сидел, а перед его закрытыми глазами, стремительно проносились картинки воспоминаний, вырванные мозгом из общей череды. Это было какое-то удивительное состояние, похожее на сон, впрочем, как все в этой жизни.

Когда он наконец открыл глаза, за большими, от пола до потолка, окнами гостинной, светлело. Было как раз то время, когда ночь уже убралась, а день еще не решался занять освободившееся место. Ни один звук не нарушал неопределенную тишину, район мирно спал и смотрел свои сны, кто на какие заслужил, и никто даже не догадывался о вот-вот нахлынущей напасти стремительно приближающегося, нового дня. Дэн тяжело поднялся и подошел к окну. За толстым, заметно покрытым пылью, стеклом, несмело занималась еще одна заря. Разминая на ходу затекшие мышцы спины, он поднялся на второй этаж, и включив в ванной комнате свет, долго осматривал опустевшие полочки для туалетных принадлежностей. Наконец он обнаружил то, что искал. Это был использованный бритвенный модуль, который застрял в глубокой щели и остался на месте. Ручку для него после недавней тщательной уборки искать было бесполезно. Включив воду и держа кусочек пластмассы с несколькими рядами тонкий лезвий двумя пальцами, он кое-как побрился и привел в порядок одежду и прическу.

Когда он выходил на улицу, заря уже разгорелась во всю. Оранжевое светило системы Картак показалось из-за самых высоких построек соседнего района. Дэн остановился у ворот и оглянулся назад. В ласковом свете тихого утра, его дом, вернее, его бывший дом, смотрелся превосходно, после всего случившегося даже не верилось, что такое может быть на самом деле.

К действительности его вернуло басовитое гудение ползущей от соседнего перекрестка мусорной машины. За ней, по обе стороны улицы, шли двое парней, одетых в темные комбинезоны, подбирая на ходу выставленные мешки с мусором и бросая их в открытый зев мусороприемника.

Уступив место неспешной процессии, он направился прочь из «кварталов мечты».

До вступления приговора в силу оставались сутки и четыре с половиной часа.

Глава 5. Крамчик.

Через несколько часов Дэн стоял в одном из холлов космопорта. На нем был туристический костюм любителя дикой природы, сшитый из крепкой, синтетической ткани, коричневого цвета, а за плечем болталась увесистая сумка. С виду он походил на путешественника-туриста, одного из тех, которому, по непонятной причине, не сидится дома, и который с готовностью откликается на любой, еле уловимый зов неведомого. После заботливых рук парикмахера и проявленного внимания к его деньгам со стороны продавцов небольшого, но довольно дорогого магазина одежды, ювелир, которому Дэн вернул купленную недавно вещь, даже не заподозрил происшедшие изменения его статуса. Расстроено почмокав, он выплатил полную сумму, правда для этого Дэну пришлось наврать о привередливости своей жены и сделать еще один, более дорогой заказ, но это не имело уже никакого значения. В застегнутом нагрудном кармане куртки ощущалась приятная тяжесть кредитного пластика. После утренних расходов, у него оставалось еще немногим более восьми тысяч кредитов – вполне достаточно чтобы убраться с Картака и больше даже не вспоминать о существовании этого места, но была одна проблема. Как только Дэн предъявлял свое удостоверение личности, как сидящие за стойками клерки, все как один, отрицательно качали головами и требовали специальное постановление судебных властей, разрешающее покинуть территорию конфедерации. Он даже попробовал обращаться к агентам маленьких, частных фрахтовых компаний, но те тоже только смущенно пожимали плечами и несли что-то о своих лицензиях и возможных для себя последствиях.

21
{"b":"18277","o":1}