ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На поляне стояли три гусеничных машины, два гражданских вездехода и полицейский бронетранспортер, точно такой, какими пользовалась полиция в промзоне. Ни один из бортовых огней не горел, тихо работали на холостых моторы, да в воздухе ощущался горьковатый запах выхлопных газов.

Крамчик смело направился к машинам. Дэну не оставалось ничего другого, как последовать за ним. Два человека стояли у полицейского транспортера и в полголоса обсуждали что делать с только что застучавшим, передним катком.

– Ласковой ночи, – поздоровался Крамчик приблизившись к говорившим в плотную и подтверждая свое приветствие непривычным рукопожатием.

– Что-то ты сегодня долго, – пробасил невысокий крепыш, одетый в непромокаемый комбинезон, сквозь ткань которого влага проходила только в одну сторону. – А это еще кто? – спросил он увидев Дэна.

– Это со мной, – бросил Крамчик и все последующие вопросы по этому поводу отпали сами собой. – Где Крас? Опять его где-то носит?

– Он только что с нами связывался, – ответил на этот раз второй парень, немного выше первого, сдвинув на затылок свой шлем, – в его зоне полиция затеяла проверку, вот он и пошел в объезд. Не переживай, с минуту на минуту должен быть здесь.

– Что с катком? – спросил Крамчик, ударяя несколько раз своим ботинком по мокрому, металлическому кругляку, стоящему гуртом на тонкой дорожке, образованной двумя рядами внутренних зубьев, узкой гусеницы.

– Не стучи так сильно, отвалится, – пошутил один из парней, а второй уже серьезно успокоил: – Не волнуйся, каток еще отходит прилично, здесь стоят хорошие подшипники, просто этот уже пора менять. Знаешь же как полицаи за техникой смотрят… Нужно было покупать тачку в другом месте.

Неподалеку послышался вой работающей на полных оборотах турбины.

– Вот и Крас, – пробасил парень поменьше.

Вскоре, с хрустом ломая кусты, на поляну выехал гусеничный транспортер, выглядевший так, будто это был выставочный образец из серии «Что можно сделать из металлолома». На самом деле так оно и было. Аппарат был грубо собран из всего, что попадалось по дороге. На удивление, он двигался, и даже очень неплохо, мотор завывал и даже быстро колебались из стороны в сторону дворники, старательно оберегая от дождевых капель два небольших, лобовых стекла. Транспортер выскочил на середину поляны и круто развернувшись, лихо затормозил, низко осев при этом всем корпусом. Из распахнувшейся дверцы выскочил мужчина средних лет и подбежал к группе стоящей у полицейского броневика, с несвойственной человеку его годам прытью.

– Такую облаву устроили! – начал он выплескивать свои эмоции еще на подходе. – Еле ушел! Проверяли всех под ряд, всех, кого видели. Надо же, новшества какие-то затеяли, а может быть у них просто начальник сменился? Ну прямо носом землю роют.

– За тобой никто не ехал? – спросил Крамчик, судя по всему здесь самый главный.

– Да разве за ним кто-то по лесу угонится? – пошутил кто-то через открытое боковое окно вездехода.

Крамчик посмотрел на часы.

– Ну раз все в сборе, тогда выдвигаемся. Первым пойдет полицай, – начал он отдавать распоряжения, – твой вездеход, – показал он на гражданскую машину с пулеметом на крыше, наводящегося на цель простым поворотом специального шлема, – будет замыкать колонну. Первые двадцать километров идем на предельной скорости – опаздываем. От ведущей машины не отставать, колонну не растягивать. Без крайней надобности радиостанциями не пользоваться. Все, по машинам.

Больше говорить ничего не потребовалось. Все бросились по своим местам. Взревев моторами небольшая колонна снялась с места и углубилась в казалось сплошные заросли. Крамчик взял Дэна с собой в головную машину, указав ему на небольшое кресло стрелка спаренного пулемета.

– В случае чего, стрельнешь пару раз, – сказал он. – Ручка вверх-вниз – на правом подлокотнике, влево-вправо – в левом. Спуски на обеих ручках сверху, а прицел прямо перед тобой.

Дэн попробовал поуправлять. Небольшая башенка послушно задвигалась вокруг своей оси, повинуясь малейшему движению рук на рукоятках.

Внутри полицейский транспортер выглядел гораздо внушительнее, чем снаружи. Может такое впечатление складывалось оттого, что все кресла большого отсека для десанта были демонтированы, чтобы освободить место для перевозимого товара. За остеклением кабины стояла непроглядная мгла – фары не использовались. Внутри то же был полумрак. Единственными источниками света был большой экран прибора ночного видения, по которому ориентировался водитель, да светящийся глазок круглосуточного прицела, раскачивающийся перед лицом Дэна. Через несколько минут конвой выбрался из зарослей на некое подобие просеки и раза в два увеличил скорость. Трясти стало меньше. Водитель и сидящий рядом с ним Крамчик о чем-то разговаривали в полголоса. К разговору Дэн особо не прислушивался. Он развлекался тем, что рассматривал темный и казалось, враждебно настроенный лес, в прицел пулемета. Через этот прибор все выглядело не таким уж мрачным, каким воспринималось не вооруженным глазом. Сплошные, казалось, заросли на удивление далеко просматривались. Несколько раз ему даже удалось увидеть каких-то зверей, потревоженных шумом колонны. Башенка бронетранспортера с тихим гудением поворачивалась то вправо, то влево, но ни Крамчика, ни водителя это ничуть не интересовало. Они тихо беседовали о чем-то своем.

Вдруг транспортер начал резко тормозить. Дэн чуть не ударился о намертво закрепленное устройство наведения, чудом успев убрать в сторону голову. Он быстро развернул пулеметы по ходу движения и посмотрел в ту сторону. Поперек узкой просеки стоял полицейский бронетранспортер, точно такой же, на котором они были сейчас, ну, может немного поновее. Его оба пулемета смотрели прямо Дэну в глаза, так ему показалось. Темноту леса ярко освещал свет мощных фар. У транспортера стоял полицейский и помахивая своей дубинкой, приглашал всех выйти и прогуляться.

– Вот скоты! – выругался Крамчик. – Это же надо, опять не успели! И когда они только спят?

– Может разберем их из пулемета? – предложил водитель. – Они как раз стоят к нам бортом, а борты у этих развалюх слабенькие.

– Стрелять? – спросил Дэн, большие пальцы которого подрагивали над спусковыми клавишами, хотя уверенность, с которой вел себя полицейский под прицелом спаренного, крупнокалиберного пулемета отнюдь не добавляла ему храбрости.

– Не вздумай! – осадил его Крамчик. – Ну грохнем мы их, так они нам, во-первых, испортят своей игрушкой этот транспортер, а во-вторых, нам же еще нужно будет сюда возвращаться, а такого обращения с собой никто не прощает, тем более полиция.

Он тяжело вздохнул, развязал свой рюкзачок, достал оттуда несколько пачек и рассовал их по разным карманам.

– И как только узнали? Можно подумать мы им так мало платим… – сказал он закончив фразу таким витиеватым ругательством, что любой языковед пришел бы в неописуемый восторг от мастерски сконструированного выражения. – Марз, сядь за пулемет, если я резко отскочу в сторону, тут же начинай стрелять и не останавливайся, пока не кончаться все патроны.

Дэн уступил место. Включилась радиостанция и сонный голос поинтересовался что случилось.

– Привал, – объявил в микрофон Крамчик и вышел под дождь.

Дэн сел ближе к монитору водителя, по которому то же было все прекрасно видно. Он зачем-то достал свой пистолет и поставил его на боевой взвод, только после этого ему стало немного спокойнее. Как только Крамчик оказался на улице, полицейский оставил свой транспортер и пошел ему навстречу. Они сошлись на полдороги между машинами, остановившись в свете тугого луча полицейского прожектора. Разговор проходил мирно и спокойно. Как понял Дэн, такое уже случалось и раньше. Он внимательно следил за тем, что будет дальше. Марз то же особой нервозности не демонстрировал, хотя и не на миг не отрывался от прицела. Через несколько минут торги окончились, Крамчик полез в один карман, затем в другой. Полицейский взял предложенное. Еще через минуту разговор, лишенный рукопожатий и приветствий окончился. Говорившие мирно разошлись.

32
{"b":"18277","o":1}