ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет уж, спасибо, – с улыбкой ответил Дэн, прикоснувшись к своей, еще перебинтованной голове, – я лучше подожду здесь. Припасов у меня должно хватить, да и посторонних здесь нечего опасаться. Ведь вы же расставили здесь свои мины?

– Конечно расставили. Если бы не они, то вряд ли мы смогли бы удержать под своим контролем такое удобное место. Хорошо. Раз ты решил остаться, то у меня для тебя будет поручение. Если мы не успеем вернуться к сроку, передашь Халтону, чтобы взлетал и подождал еще сутки где-то поблизости. Через четверо суток мы обязательно будем на месте. Это крайний срок, хотя я надеюсь, что нам удастся забрать остатки товара вовремя.

– Если хочешь, можешь оставить деньги мне. Я рассчитаюсь с ним, а товар заберете, когда сможете. Все равно, сюда никто кроме вас попасть не может.

Крамчик посмотрел на него с улыбкой и сказал:

– Знаешь, я против тебя ничего не имею, но у меня есть одно железное правило, которое я стараюсь не нарушать. Я никогда не даю деньги наперед. Деньги – это такая штука, которая не терпит к себе легкомысленного отношения. Запомни, – вещал он с выражением прожоги-торгаша, – с ними нужно обращаться ласково и бережно, прямо как с девушкой, иначе никогда, ничего толкового не получиться.

Покончив с короткой лекцией, он развернулся и направился к своим.

Через несколько минут товар был уже загружен. Крамчик махнул Дэну на прощание рукой и запрыгнул в головной вездеход. Моторы натужно взвыли, сдвигая с места под завязку загруженные и осевшие на своих амортизаторах машины. Еще несколько минут, горьковатый запах отработанных газов говорил о недавнем присутствии конвоя, но вскоре выветрился и он.

Дэн забросив сумку за плечо, направился к ближней скалистой стене. На взлетную площадку ему заходить вообще не хотелось, к радиации у него было особенное отношение, он боялся ее, боялся не осознанно, как некоторые люди бояться высоты, а то, что рядом с горой отработанных топливных кассет был приличный фон, не стоило даже сомневаться. Некоторое время он шел вдоль стены, подыскивая себе убежище на ночь. Вскоре он обнаружил то, что искал. Это оказался небольшой, каменный выступ, торчащий из идеально ровной, базальтовой плоскости, на высоте в несколько метров над землей. Как ни странно, под выступом было сухо и вполне можно было ночевать, а жиденький кустарник хорошо маскировал место.

Он сбросил сумку и расстегнув, вытряхнул ее содержимое на траву. Там оказалась одежда, приличное количество консервированной еды, аптечка, несколько прямоугольных пакетов с водой и электронные мелочи, которые он прихватил непонятно зачем. На привезенных им припасах можно было продержаться не одну неделю, а не каких-то там три дня. Постелив теплую куртку, он уселся на нее, достал из кобуры пистолет, снял его с предохранителя и выставив оружие на вытянутых руках, несколько раз выстрелил. Тишину вспороли три короткие очереди, а на противоположной скале возникли три белых облачка. Оставшись довольным испытаниями, он отложил оружие и вскрыл первую, подвернувшуюся под руку упаковку с едой. В ней оказалась какая-то разновидность бутербродов, обезвоженная до такой степени, что невозможно было определить, из чего собственно все это сделано. Смочив первую пластинку водой, он приступил к позднему обеду.

В большом, алюминиевом, жилом боксе, с панелей которого почти полностью сошло покрытие, в небольшой комнатке было непривычно много народу. Все с обозленными, осунувшимися лицами. На узкой, продавленной кровати лежал сильно обожженный человек. Он часто дышал. Каждый его вдох, очень поверхностный, причинял страдания. Он морщился от боли, ожоги лица только усугубляли положение и несчастному становилось еще хуже. Он мучился и даже само проявление его муки вызывало боль. Человек умирал мучительной смертью. Введенные препараты только приглушили боль, больше здесь ничем ему помочь не могли. На загрязненных территориях не было клиник и доктора не водились.

– Больше никто не выжил, – сказал бородатый мужчина, повернувшись к стоящему рядом с ним, седому старику. – Они даже не захотели с ними говорить, а сразу начали стрелять. Наши не успели опомниться, когда все было кончено.

– Раз они не захотели по хорошему, то тогда их всех ожидает смерть. Мы будем убивать каждого, кто сунется на наши земли и тогда посмотрим, как на это посмотрят их хозяева. Не так уж их много здесь бывает, чтобы мы с ними не справились. Просто так мы не отдадим то, что всегда принадлежало нам. Мы заставим с собой считаться, тем более, что мы хотим выжить, а другого выхода у нас нет. Когда они возвращаются с товаром?

– Завтра, под утро.

– Собирайте людей, они не должны вернуться, – приказал Пратон, которому на старости лет предстояло к своему необъятному опыту контрабандиста, добавить еще и военные навыки.

Глава 9. Орфок 11(5).

В противоположной части галактики 342/385/П214 то же не сидели сложа руки.

Планетарная система была неприлично большой, для условий этого сектора галактики. Массивная, с красноватым отливом звезда, владела большим выводком уже хорошо развитых планет. По одному из каталогов, их у нее было пятнадцать, по другому – восемнадцать. Почему так получилось не знал никто, прочем, никто особо над этим не задумывался. До недостающих, по одному из каталогов, трех планет, как и до остальных тринадцати, мало кому было дело. В системе, под непонятным названием Орфок 11, только пятая и шестая планеты были заселены, а с их координатами во всех программных продуктах было все в полном порядке.

Орфок 11(5) слыла довольно приличным местом. Характеристики этой планеты приблизительно соответствовали большинству общепринятых стандартов. Ее экваториальные и субэкваториальные климатические зоны, казалось, вообще были лишены недостатков, таким голубым было небо и такой прозрачной вода в прибрежных лагунах. Не стоило труда догадаться, что это был курорт, не самый дорогой, но все же курорт. Насладиться нетронутой промышленностью природой, дешевыми чартэрными рейсами сюда слеталась тьма народу, со всего ближнего сектора. Западное побережье одного из самых больших материков был превращен в настоящий рай для любителей экзотики. Цена на землю здесь, на побережье достигала астрономических величин, а получаемая прибыль, превосходила все мыслимые пределы рентабельности и была способна повергнуть в тяжелейшую депрессию любого легального бизнесмена из производственной сферы деятельности. Не нарушая закона, больше удавалось заработать только на игорном бизнесе, но он здесь запрещался законом. Территории побережья были давным-давно поделены между солидными туристическими корпорациями и большими производственными концернами, не привыкшими торговаться из-за нескольких десятков миллионов кредитов. К тому же, приезжающие на отдых туристы, здесь легко расставались со своими делами, что делало такие торги даже неуместными.

Рекламные плакаты и буклеты, в которых расхваливалась экзотика побережья, можно было встретить в офисах самых солидных туристических компаний и просто в космопортах нескольких ближайших секторов этой галактики. Пляжные красотки на любой вкус, манили клиентов многообещающими взглядами, а описания отелей поражали многообразием предлагаемых услуг, в том числе и самых экзотических. Но вся эта информация касалась исключительно курортной зоны, что делалось на остальной части этого материка, да и на двух других, вся эта рекламная продукция скромно умалчивала.

В полутора тысячах километров от узкой полоски «золотых» песков, далеко в океане, располагался сравнительно небольшой островок вулканического происхождения. Хотя это место и было экзотично до безобразия, туристов сюда никто не приглашал, более того, хорошо вышколенная охрана и надежные системы безопасности охраняли этот райский уголок не только от непрошенных гостей, но и от случайного постороннего взгляда. Официально, остров с прилежащей к нему двадцатикилометровой зоной принадлежал Рику Франику, подданному непонятно какого мира, человеку, не привыкшему отказывать себе в таких безобидных прихотях. Еще его называли Скользким Риком, но это было привилегией очень узкого круга людей. На высокой скале, в восточной части острова, даже с большого расстояния, можно было увидеть громадный дом, обращенный своим белоснежным фасадом к утренней заре. За домом сразу поднималась высокая стена леса, который простирался от обрывистый берегов до двух островных горных вершин – давно потухших вулканов, которые собственно и сформировали этот клочок суши. Почти весь остров находился под властью леса, только на каменистых склонах гор, начиная приблизительно с километровой высоты, ничего не росло. Коричневый каменные осыпи склонов смотрелись как нечто чужеродное, среди буйства тропической зелени.

41
{"b":"18277","o":1}