ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На орбите их больше никто ни о чем не спрашивал. Видимо контроль осуществлялся только за входящими судами. Оставив позади станцию слежения, Халтон минут пятнадцать разгонял челнок до нужной скорости, напевая при этом что-то веселенькое себе под нос, а затем включил режим подпространственного перехода.

Дэн еще не привык к внезапно наступившей тишине, как почувствовал на своем затылке, слева от подголовника, что-то холодное. Он хотел было развернуться и посмотреть что же это там вылезло из кресла, но ему даже этого не позволили сделать. Сильный удар гулко прошелся по черепу и сознание отключилось.

Когда он пришел в себя, в голове сильно шумело, он не мог определить где верх, где низ и его так тошнило, что казалось сам желудок хочет выйти на свежий воздух. Он открыл глаза, прямо перед ним был люк шлюзовой камеры. Повернувшись, он увидел согнувшегося в три погибели Халтона. Тот был в сознании, тяжело дышал. Левый висок и щека были сильно разбиты, а из под манжета правого рукава, когда он кашлял, вылетали, да так и оставались висеть рядом, крохотные шарики алой, еще живой крови. Переборка рядом с ним то же была вся в крови.

Режим прыжка был прерван или уже закончился, судя по тому, что на борту была невесомость.

– Ты смотри, Храт, второй то же ожил, а я думал что он уже сдох.

– Не играйся с ними, прикончи и выбрасывай в космос. У нас еще очень много дел и мало времени, – послышался второй голос.

Дэн поднял глаза. В нескольких метрах от него со странным оружием в руке находился один из пассажиров. Другой, тот что выглядел постарше, сейчас сидел в кресле первого пилота и со знанием дела общался с системами корабля.

– Кому сказал, вышвырни эту мразь отсюда, – прикрикнул он на напарника не отрываясь от пульта. – У тебя на это есть еще пять минут.

Дэн пошарил рукой по противоперегрузочному костюму, ни пистолета, ни денег под ним уже не было.

– Нет, – рассуждал тем временем хозяин положения, демонстрируя явные нарушения психики, вызванные его нелегким занятием, – если я их сейчас пристрелю, то это будет очень просто и неинтересно. Мы сделаем по другому.

Оттолкнувшись от одного из оставшихся после демонтажа кронштейнов, он скрылся в рубке управления и появился через несколько секунд с двумя шлемами и перчатками. Потом он открыл первый люк шлюза, бросил туда принесенные им вещи, втолкнул во внутрь еще с трудом соображающих Дэна и Халтона, нажал на клавиш закрытия и истерическим тоном настоящего садиста крикнул через быстро сужающуюся щель:

– Если успеете надеть свои цацки, то может даже проживете еще минут десять-пятнадцать.

С трудом соображая что он делает, Дэн схватил пару лежащих рядом перчаток и стал судорожно натягивать. Халтон делал то же самое.

Непонятная сила жизни не хотела так запросто примиряться с неизбежным, и ей было наплевать на любые разумные доводы сознания. Может быть благодаря именно этому странному инстинкту человек и стал человеком?

Едва Дэн успел защелкнуть непослушную скобу шлема, как распахнулся внешний люк и их с хлопком выбросило наружу. Сразу включилась подача воздуха, а на стекле шлема загорелась цифра «30». Он несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь взять себя в руки. Цифры на стекле перебросились на «29» и он понял, что это индикатор времени. Кислородный патрон этого своеобразного скафандра был рассчитан на тридцать минут. В шлемофоне послышалась отчаянная ругань пришедшего в себя Халтона. Он отчаянно проклинал все, что только приходило ему на ум. Дэн поискал его глазами, но в свете незнакомой звезды заметил лишь тускло отсвечивающую точку. Видимо из-за разницы масс они вылетели из шлюза с разными скоростями и расстояние между ними продолжало увеличиваться.

Челнок тем временем развернулся и пошел на разгон. Через минуту он растворился в сиянии тоннельного перехода, сформированного генераторами его полей, оставив после себя только быстро угасающие, фиолетовые сполохи.

Стало припекать. Излучение близкой звезды быстро разогревало темный скафандр, в котором система охлаждения изначально не предусматривалась. У Дэна вдруг промелькнуло в голове, что он даже не успеет выдышать весь воздух, как запечется в собственном соку. Поцарапанное стекло шлема быстро покрывалось капельками конденсирующейся влаги. Накатило такое отчаяние, что он несколько раз прокричал что-то невнятное, но ему никто не ответил.

В наушниках стояла полная тишина, как до сотворения мира.

* ЧАСТЬ ВТОРАЯ. АНГЕЛ ПЕКЛА. *

Зло обязательно должно быть покарано, пусть даже через много лет. Иначе все теряет смысл.

(заключительный абзац из стандартной клятвы картакского судьи, торжественно произносимой перед началом каждого судебного разбирательства)

Глава 12. Блеф.

Он очнулся от холода.

В голове творилось что-то непередаваемое, и он не сразу понял что с ним происходит. Запотевшее стекло шлема не позволяло ничего увидеть, только слабый, желтоватый свет бликовал на крупных капельках влаги. До окончания ресурса кислородного патрона оставалось пять минут. Он не знал где находится. Единственное, что он сейчас знал, так это то, что он лежит спиной на чем-то ровном и очень холодном, что в этом месте существует стандартная гравитация и что кислорода у него осталось на пять минут.

Дэн с трудом сел. В голове опять зашумело. Поверхность под ним слегка завибрировала и его качнуло влево. Пришлось опереться на руку, чтобы не упасть. Что делать дальше он не знал. Просто сидел и смотрел как перебрасываюся цифры на индикаторе шлема. Когда загорелись два нуля тихое шипение, с которым подавался кислород в шлем оборвалось как по команде и вспыхнул транспарант требующий заменить кислородный патрон, но другого такого у него не было.

Сознание находилось в какой-то прострации. Ни паники, ни желания жить уже не было. Он посидел еще с минуту задержав дыхание, а затем, не сильно надеясь на удачу отстегнул зажимную скобу, сорвал с головы и сделал глубокий вдох, а затем еще и еще один. Как ни странно воздух был, правда он имел какой-то пыльный привкус, смешанный со странным химическим запахом.

Дэн осмотрелся. Он находился посреди огромного, почти не освещенного помещения, сильно захламленного какими-то металлическими обломками. Судя по металлическим стенам, потолку и составленному из рифленых стальных листов полу, он находился на борту какого-то космического корабля. Как он сюда попал оставалось загадкой. Никого поблизости видно не было, только рванные в куски, обломки космических кораблей, отработанные топливные кассеты и сбрасываемые после использования, мятые баки, намертво примагниченные к специальному полу.

Неожиданно до Дэна дошло, что если он попал сюда каким-то чудесным образом, то, то же самое могло случиться и с Халтоном, и у него, как и у Дэна, уже должен был закончиться кислород. Поднявшись на ноги, и спотыкаясь о разбросанный по полу мусор, Дэн побрел вдоль искореженных металлических обломков. Возле одной из них действительно лежал Халтон, раскинув руки. Как и у Дэна, стекло его шлема сильно запотело и лица видно не было, но зато прекрасно было видно цифры светящиеся на нем. У Халтона кислорода оставалось еще на три минуты. Если кислородные патроны были одинаковые, то видимо он просто дольше находился без сознания и поэтому расходовал свой кислород более экономно.

Стараясь не повредить его скафандр о острые обрывки металла, Дэн стащил Халтона с кучи, положил его на свободный участок пола и отстегнул шлем. Действительно, торговец-неудачник был без сознания, но дышал ровно. Кровь на виске и щеке уже запеклась. Шлем внутри был то же в сгустках свернувшейся крови. Халтон дышал ритмично, но не глубоко.

– Ну давай, приходи в себя, – тихо попросил Дэн, но ничего не произошло.

Тогда он легонько похлопал по Халтона уцелевшей щеке. Тот только застонал. После третьего сеанса незамысловатой терапии он медленно открыл глаза и взглянул на собрата по несчастью ничего не понимающим взглядом. Из-за плохого освещения лицо Дэна оставалось в тени и Халтон очень долго не мог сообразить, кто это такой к нему привязался и вообще, где он находиться. Наконец по его взгляду стало видно, что он вспомнил все, что произошло за прошедший час.

57
{"b":"18277","o":1}