ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через километра три, Хандор решил, что уже достаточно. Он взял круто вправо и побежал, обходя противника широким полукругом. Оказавшись в нужной точке он залег и принялся ждать. Техники появились почти сразу, немного в стороне. Дождавшись, пока они выйдут из-под прикрытия деревьев, Хандор открыл огонь. Двоих с треском порвала одна очередь, они даже не успели сообразить, что же случилось, остальной, бредший немного в стороне, попытался выхватить из зажима свой импульсник, но не успел даже ухватиться за его рукоять. Огоньки разрывов пробежались от живота к груди отбросив его на несколько метров назад. Лес несколько раз очень похоже повторил две длинные очереди разрывов, но быстро успокоился и продолжил передразнивать крики птиц.

Еще некоторое время Хандор лежал и рассматривал в прицел распластавшиеся на мокрой листве тела. Все было тихо, как на кладбище в безветренную ночь. Вблизи картина выглядела соответствующе. Особенно не повезло находившемуся по середине. Несколько разрывных пуль попали ему в голову, и от нее теперь ничего не осталось, если не считать мелких осколков черепа да брызг окровавленной слизи, в которые превратились его мозги. Двое других сохранились получше и не смотря на вывороченные внутренности, ни у одного похоронного бюро не вызвали бы ни каких вопросов.

Первым делом Хандор осмотрел единственную небольшую радиостанцию. Включить ее не успели. Как и положено, она находилась в ждущем режиме. Он выставил на ней минимальную громкость и отправил находку в один из своих подсумков. В чемоданчике, как он и предполагал, находились инструменты, целый набор электронных датчиков разных систем, несколько упаковок с лекарствами и, видимо для разнообразия, толстая пачка голографической порнографии.

Без сантиментов, Хандор сорвал с ремня ближайшего трупа флягу с водой и прихлебывая, побежал в стайерском темпе назад.

В поселке еще было все тихо. Еще несколько часов неопределенности, добытых невинной кровью оставалось в запасе. Наскоро перекусив, Хандор с пристрастием принялся высматривать толстяка, рожу которого продемонстрировал ему Торик в своем «Звездном дожде», но безрезультатно. По данным заказчика, клиент в это время должен был находиться в поселке, но видимо потыкаться на жару не имел никакого желания.

Впрочем, как это понятно для человека его комплекции!

Хандор выжидал.

Идти в поселок не хотелось. При таком развитии событий, его шансы выглядели уж слишком ничтожными – каким бы ты не был проворным, но если идешь в открытую на такую толпу, то всегда найдется чудак, который особенно ничем не рискуя стрельнет тебе в спину.

Уже темнело и поселок зажег огни, когда там сообразили, что что-то не так. Паника была недолгой, но впечатляющей. Все забегали, как посоленные. Через пятнадцать минут входы и выходы усиленно охранялись, а на посадочной площадке прекратившаяся на ночь работа закипела с новой силой. Локаторы систем заградительного огня, казалось стали раскачиваться еще быстрее, но скорее всего, так только казалось. Самих ракет, излучателей или чем они там стреляли, видно не было.

Еще через пару минут прилетела спарка правительственных штурмовиков. Сделав несколько кругов над долиной, они качнули куцыми крыльями и ушли на север.

Тем временем челнок грузили полным ходом, почему-то вручную. Все, кто не находился в оцеплении, были на взлетной площадке.

– Удирает, – тихо сам себе сказал Хандор. – Ничего себе сколько добра. Грузят-грузят, о оно все есть. Наверное многим дорогу перешел. Надо же, какой легкий на подъем.

Уже совсем стемнело и ночь уже успела навластвоваться во всю, когда пилоты стали продувать турбины свежей топливной смесью. Прицел Хандора был уже давно переключен в «ночной» режим. Все выглядело тусклее, чем с инфракрасной «подсветкой», но боясь себя выдать он ее не включал. Даже в таком паскудном режиме не заметить грузную фигуру бредущего к челноку толстяка было невозможно. Наконец-то появился тот, кто его интересовал.

Хандор отбросил крышку ранца и высыпал на траву все обоймы к аннигилятору. Перебрав их, он нашел самые мощные заряды и зарядил оружие.

Пока он это проделывал, клиент успел пересечь большую часть площадки и остановившись у трапа раздавал всем, кого видел ценные указания. Он энергично размахивал руками и всем своим видом выражал крайнее недовольство. Оранжевые нити перекрестья сошлись на его массивной фигуре, но Хандор почему-то медлил. По всем правилам уже давно нужно было плавно вжать спуск и рвать отсюда когти.

Пока Хандор ждал, цель успела распорядится и скрыться в челноке. Неуверено раскачиваясь машина стала вертикально подниматься вверх. Она успела подняться метров на двести и уже начала задирать рыло к небесам, когда Хандор выстрелил пять раз подряд по ее правому борту и быстро защелкнул на объективах шлема почти непроницаемые светофильтры. И как раз во время. Слившиеся в одну, четыре ярчайшие вспышки на мгновенье вернули долину в белый день, вернее, в самый белый, какой только может быть. Если кому-то не повезло и он наблюдал представление незащищенными глазами, то это было последнее, что воспринял мозг от бесследно выгорающей сетчатки. Вообще, аннигиляция, всегда считалась самой зрелищной реакцией. Пятый заряд прошел мимо челнока и полыхнул на дальнем склоне.

Хотя межгалактические челноки, даже такие маленькие, и обладали сверхзащищенными корпусами, но против такой прививки устоять не мог никто. Вопрос был только в дозе. Четыре заряда в одно место, эквивалентом которым были две тонны не самой дрянной взрывчатки оказались достойным аргументом конструкторской мысли. Кораблик несколько раз провернулся в продольной оси, извергая из внушительной пробоины тугую, реактивную струю, которая выбрасывала в сторону какие-то лохмотья, яркие куски раскаленного до бела металла и еще много разных мелочей, без которых вполне можно прожить, но вот полететь нельзя. Хандор прицелился еще раз, но добавки не потребовалось. Опережая секунду назад определившийся исход, челнок полыхнул, в свете фильтров почти черным пламенем и разлетелся в куски. Такой режим работы реактора, конструкторы заложить не додумались – вот он и взорвался.

Еще не все, что было в небе успело достичь грешной тверди, а рыло аннигилятора уже с интересом осматривало сам поселок. Там еще шок не прошел, вернее, он еще даже почти не начался. Кто замер на месте, кто валялся на земле, закрывая руками глаза.

Самыми опасными выглядели раскачивающиеся из стороны в сторону локаторы. Хандор не раздумывая послал два заряда в их направлении. Громыхнуло что надо. Разметало ближайшие строения. Даже на расстоянии в пять километров он почувствовал, как дрогнула под ним земля. В поселке открыли беспорядочную стрельбу. Тонкие штрихи импульсников полосовали черную драпировку ночи во всех возможных направлениях. Посреди разгорающихся руин, в которые превратился один из ангаров после падения обломков челнока, что-то начало гулко рваться.

Спокойно понаблюдав за вызванным из преисподни хаосом, Хандор решил, что спокойнее будет покончить со всем этим сейчас же. Эта мысль его даже развеселила и он улыбнулся. Мысленно отчитав себя за то, что не решался поступить так с самого начала, он вставил свежую обойму. Ожидая, пока пройдет тест новых зарядов, он представил себе, что бы с ним сделали те, кого он с самого начала милостиво хотел оставить в живых, попадись он им в руки. Картина оказалась не из приятных и как только на небольшой панели загорелась надпись, разрешающая применение и прозвучало дублирующее ее попискивание, он легким движением указательного пальца широко распахнул врата ада.

Хватило двух обойм, чтобы непонятно чью базу и всех, кто там еще оставался, перемешать с землей в глубину около пяти метров.

Поселок превратился в один сплошной костер, раздуваемый свежим, ночным ветром. Хандор встал и забросил наскоро упакованный ранец за спину. На этот раз все оказалось гораздо проще, чем можно было даже надеяться. Ну да новичкам всегда везло…

Подобрав оружие он уже никуда не торопясь двинулся к лесу. Не доходя метров десять до первых зарослей он услышал вой турбин правительственных штурмовиков. Хандор остановился и равнодушно глядел на два быстро приближающихся огненных штриха. Пилоты, судя по всему, не были готовы увидеть на своей территории подобный безпредел. Три круга над еще не прогоревшим пепелищем понадобилось им чтобы прийти в себя. Как только это случилось, одна машина зависла на выходе из долины, а прикрываемая ею вторая, стала на высоте около пяти метров шарить вдоль пожарища, предусмотрительно не заходя на территорию охваченную огнем.

96
{"b":"18277","o":1}