ЛитМир - Электронная Библиотека

– А что вы будете делать с бывшими поставщиками, которые потеряют сбыт в нашей системе? – Спросил все тот же худущий господин.

– Это вас не должно волновать. С ними мы разберемся, если сами не управимся, то помогут доблестные стражи закона. Как я уже сказал, с ними я уже договорился.

Хаттор обвел всех испытующим взглядом. – И вообще такие мелочи вас не должны волновать. Я председатель правления, у меня есть море народу, – он показал пальцем в пол, имея ввиду двадцать девять этажей наемной рабочей силы, – они то и будут решать все возникающие по дороге мелкие вопросы. Осмелюсь вам напомнить, что наша корпорация обладает достаточными силами, чтобы справиться и не с такими проблемами. Нам нужно определиться в главном. Поддерживаете вы или нет мое предложение. Я думаю самое время перейти к голосованию.

Голосование по этому вопросу совместили с обсуждением. Хозяева бурно высказывали свое мнение, не слушая при этом мнения даже своих соседей. Эднар Хаттор проводил не первое такое заседание и прекрасно знал буйный нрав своих хозяев. К его необузданным проявлениям он уже привык и теперь сидя в своем кресле, с выражением терпимости на лице, более свойственной старости, чем его молодым годам, взирал на происходящее.

Постепенно все успокоились и проголосовали. «За» было отдано тринадцать голосов, при одном воздержавшемся – один из членов правления не прибыл на заседание, а ответственный за его голос господин, распорядился им самым осторожным образом.

Хаттор посветлел. «Наконец то я поправлю финансовое положение своей семьи и больше не буду зависеть от этих придурков,» – подумал он себя и перешел к следующим вопросам.

Еще многое нужно было решить. Сталелитейный комбинат на Бертоне (12) лихорадили не прекращающиеся бунты, производство упало до критического уровня. Закладывать или нет шахты на недавно открытом месторождении, располагавшемся на безжизненном астероиде, не имевшим даже названия, а только идентификационный номер. Восемнадцать крупнотоннажных рудовозов были арестованы на Фарсе, новое правительство этой республики было не согласно больше работать на старых условиях и требовало их пересмотра, так что требовалось срочное вмешательство влиятельных в этом секторе сил.

Заседание проходило как всегда бурно. Прервались только на обед, после которого продолжили.

Прошло 2 450 лет стандарта U-3.

Часть первая. НУЛЕВОЙ СТАТУС.

Я вечен, как сама Вселенная,

хотя живу всего один, мучительный миг;

я велик, как звезды и ничтожен,

как пыль на сандалиях путника;

мой дух могуч, как удар стихии,

хотя и подвержен легчайшему постороннему влиянию,

как пушинка на едва уловимом ветру;

я – человек и тому, кто хоть в чем-то разбирается,

больше ничего говорить не надо.

Я – Человек, и этим уже сказано все.

безымянный бродячий философ

Глава 1. Сражение.

Сверхгалактика 18/10.

Группа галактик 21/561.

Неправильная галактика 511/75.

Сектор В-02.

В Чистилище был аврал. Работники и служащие этого учреждения, уважаемого и солидного, сновали туда-сюда позабыв об привычной важности и надменности, с которой они обычно выполняли свои обязанности, пытаясь хоть как-то их исполнить, но из-за большого напряжения, вызванного огромным наплывом клиентов и ограниченности во времени, случались досадные ошибки. Ну да где их не бывает?

Заклятые грешники отправлялись на прогулку по бесконечным просторам, благоухающими самыми удивительными ароматами райских садов, а праведники, отправлялись в самое сердце пекла, где сходившие с ума от нестерпимого жара и копоти черти, круглыми от ужаса глазами, смотрели то на вновь прибывающих, то на свои котлы с кипящей смолой, в которых больше не было мест. Эти орудия праведного возмездия сейчас больше походили на рыбные консервы, забитые до отказа чуть ли не прессованными морскими обитателями. Мест не было не только для вновь прибывающих грешников, его не было даже для самой смолы, которая выливалась прямо на угли при попытке чертей впихнуть в котел еще одного несчастного. Белый, едкий дым от разлитой, перегретой смолы собирался тут-же, над головами персонала, задевая за рожки самых высоких и походил на легкие, перистые облака, только в отличие от небосклона планет класса «А», сквозь разрывы этих «облаков» не просматривалось голубое, ласковое небо, а зияла провалами кромешная тьма.

А незапланированные и неупорядоченные по значению и статусу клиенты все прибывали и прибывали в Чистилище. Они появлялись внезапно в главном холле целыми группами, целыми подразделениями, во главе со своими командирами, самые мелкие из этих команд составляли человек по двадцать, а самые большие доходили до нескольких тысяч человек; и еще не понимая, что все уже закончилось, что узы плоти больше не сковывают вырвавшиеся в самостоятельное бытие души, они по инерции продолжали воевать и здесь, благо противник, как для одной, так и для другой из сторон появлялся регулярно и в достаточном количестве. Из-за этого, главный холл, обычно строгий и практически пустынный, переполнял сейчас шум и гам, пытающихся пригробить таки друг дружку, еще не подозревающих о своем бессмертии, сущностей.

Эти приступы ярости эхом отзывались в чистых и непорочных душах служащих, трогая казалось давным-давно вырванные постом и молитвой, если не сказать темные, то наверняка серенькие струны их белоснежных душ, побуждая беспристрастных «судебных исполнителей», бросить все свои дела и сжав до бела кулаки броситься в самую гущу схватки, победить, и шумно отпраздновать победу на разгульном пиршестве, с добрым вином, высокопарными речами и неутомимыми красавицами, один взгляд которых поражает разрушительнее, чем разрывная пуля крупного калибра. После того, как в их душах вихрем проносились такие порывы, служители с удвоенным рвением и скоростью разбирали образовавшийся в их хозяйстве завал, напрочь пренебрегая законным, месячным, минимальным сроком, – гарантированным высочайшим повелением Всевышнего каждому пребывающему, отправляя в рай и в пекло чуть ли не по очереди, в слабой надежде исправить в более спокойное время все допущенные ошибки.

Филиал Чистилища, галактики 511/75 по проекту не был расчитан на такой большой наплыв клиентов.

Два флота враждующих миров сошлись в смертельной схватке. Сразу, как обычно это и бывает, в подобных ситуациях, непонятно откуда появилась фея Безумие, и сделав на своей противной рожице гримасу шизофреника с двадцатилетним стажем, раскинула свой знаменитый серебристый плащ, в котором дьявольскими огнями таинственно зажглись звезды, одновременно пугая и маня. После того, как это было сделано, и знаменитый плащ покрыл все пространство боя, сражение, не очень то вязавшееся до этого, пошло как по маслу. Пилоты кораблей делали немыслемые пируэты, наводя ужас не только на противника, командиров и собственные экипажи, но и на самих себя, внезапно появившимися гениальными способностями в навигации; стрелки с хладнокровностью опытного хирурга превращали в яркие, красивые, разноцветные вспышки все, что попадалось им в прицелы своими мощными орудийными системами; телеметристы и связисты, точно по инструкции, как это и требовалось, следили за экранами своих радаров и приказами командиров, но их никто не слушал. Сейчас всем было не до них.

Легкий челнок межгалактического, особо-малого класса, вынырнул из подпространственного перехода в реальное пространство в самой гуще схватки. Разноцветные вспышки аннигилирующих космических кораблей расцветали диковинными цветами в опасной близости от беззащитного корабля, абсолютно не приспособленного не только для ведения боевых действий, но и вообще для нахождения в области их ведения.

Исчерченное трассами энергетических зарядов и красиво расставленных линий заградительного ракетного огня пространство, походило на какой-то пространный чертеж, линии на котором постепенно исчезали и заменялись новыми, как бы следуя за ходом мысли опытного чертежника, назвать которого можно было с полной уверенностью. Это была Смерть. Таких высот, каких достигла эта госпожа в своем искусстве, следовало еще поискать. По крайней мере Жизни до ее мастерства было еще далеко, хотя и она старалась не отставать.

3
{"b":"18278","o":1}