ЛитМир - Электронная Библиотека

Чими продолжал отодвигаться в сторону, подальше от аиста, но Лисенок подтолкнул его к правой ноге аиста. Чертов лягушонок дрожал, как осиновый лист. Аист свысока поглядывал на него. Его красный клюв словно копье пронзал пространство, отделявшее их друг от друга.

— Так это ты? — шепотом спросил аист Чими.

— А что мне было делать — они меня силком притащили сюда, — весь трясясь, пролепетал лягушонок.

— Да ты в своем уме?

— А что?

— Не знаю, но мне кажется, что ты спятил.

— Сколько бы вы ни запугивали лягушонка, его вам не запугать! — крикнул Лисенок.

— А кто вам сказал, что я его запугиваю?

— Это само собой разумеется.

— Я не запугивал его… Лягушонок, я запугивал тебя!

— Нет, — сказал Чими.

— Вот видите!? — повысив голос, сказал аист. — Лягушонок сам признает, что я его на запугиваю, а этот утверждает, что я запугиваю…

— Да, а мне вот кажется, что вы его запугиваете, — стоял на своем Лисенок.

— Не запугиваю… Господа, меня тут обвиняют в том, что я запугиваю!.. Лягушонок, я тебя запугивал?

— Нет.

— А этот утверждает, что я запугиваю. И чего ради мне тебя запугивать? — Скажи еще раз жюри, запугиваю ли я тебя.

— Нет.

— А этот тут бормочет, что, мол, я тебя за… Председатель жюри, прервал его, стукнув несколько раз по столу.

Наступила полная тишина.

— Хорошо, — сказал председатель, — вы слышали тут имя из восемнадцати слогов. Давайте послушаем теперь имя лягушонка.

— Слушайте! — сказал Лисенок. — Чимижимибрымбордрымборчамижамичамбылчомбылжимболжомбыл!

— Что?!

Члены жюри вскочили.

— Как, как?

— Чимижимибрымбордрымборчамижамичамбылчомбылжимболжомбыл! — спокойно повторил Лисенок.

Публика захлопала в ладоши. Жюри село и снова сдвинуло головы. Стояла мертвая тишина. Аист свысока и злобно глядел на своих конкурентов. Димби, Домби и Мокси не спускали глаз со своего находчивого приятеля, а тот подошел к Чими и ободряюще погладил его.

— Не трогай меня! — вдруг крикнул Чими. — Чего ты меня трогаешь?.. Ты мешаешь мне смотреть на господина аиста.

Димби поглядел на свои часы. Время шло, а головы членов жюри все еще были собраны в кучку. Домби снова заплакал беззвучно, потому что снова глядел на ягоды: красные, блестящие, испещренные крапинками. Их аромат струился над столом и вливался ему прямо в нос.

А Мокси думал: «Большого друга имеем мы, огромного, всегда готового выручить тебя из самого трудного положения. И как это он придумал его — это имя?»

Председатель жюри встал.

— Предложенное имя записано секретарем. Мы подсчитали слоги. Их двадцать. На два больше, чем у аиста. Только вот… — Публика захлопала в ладоши. — Тихо… — Соблюдайте тишину!.. Нам необходимо сделать важное сообщение! Только вот и я, и жюри сомневаемся в подлинности этого имени… Лягушонок, вы знаете свое имя?

— Да!

— Поскольку у нас возникли сомнения, скажите теперь его вы сами.

Лисенок, Димби, Домби, Мокси замерли и приготовились улепетывать.

— Чимижимибрымбордрымборчамижамичамбылчомбылжимболжомбыл!

Публика разразилась аплодисментами.

Председатель поглядел на секретаря, который следил за каждым слогом по записанному в книге имени. Секретарь утвердительно закивал головой.

— Правильно! — сказал председатель. — Ничего не по пишешь, — придется приз дать им.

— Минутку! — заговорил вдруг аист. — А остальные знают имя своего дружка?

— Никакой он нам не дружок! — крикнул Мокси. — Наоборот, я его ненавижу, терпеть не могу!

— Так несмотря на это. Вот вы, например! — сказал аист.

— Что? — спросил Димби, на которого указал аист.

— Вы можете?

— Что я могу?

— Произнести его имя!

— Чимижимибрымбордрымборчамижамичамбылчомбылжимболжомбыл! — словно выплюнул Димби.

«Ох!.. — Лисенок перевел дыхание. — Славный малый Димби! Молодец, Димби!»

— А вы? — крикнул аист Домби.

— Чимижимибрымбордрымборчамижамичамбылчомбылжимболжомбыл! — выпалил имя Домби.

«Браво, Домби!» — Лисенок был просто счастлив, но только до той минуты, пока аист не обратился к Мокси. Мокси в это время рассеянно смотрел направо, где, собственно, не было ничего, но в данный момент именно то, что там не было ничего, имело очень важное значение.

— А вы?

«Иногда, — думал в это время Мокси, — просто невозможно понять, что представляет собой ничто».

— Я вас спрашиваю! — снова обратился к Мокси аист.

Вопрос этот возникал у него и прежде, когда он разговаривал с Лисенком о том, что называется «ничто» и почему порой это ничто привлекает к себе внимание окружающих и заслуживает ли оно…

— Вы слышите? Я к вам обращаюсь!.. Не прикидывайтесь дурачком!

— Это вы мне говорите?

— Да.

— Почему?

— Вы знаете, как зовут этого лягушонка? Того, что стоит возле меня, вернее, почти подо мною…

— Мне… меня тут поставили, — принялся оправдываться Чими.

— Да ладно!.. — отмахнулся от него аист. — Так вы знаете его имя?

— Конечно, — ответил как можно любезнее Мокси.

— Скажите его.

— Вы считаете, что это необходимо?

— Да.

— Чимижимибрымбордрымборчамижамичамбылчомбылжимболжомбыл!

Аист нервно подпрыгнул и разъяренный улетел, но не в теплые края. Публика ликовала. Аплодировала, пыталась произнести имя. Потом все кинулись к столу жюри, подхватили и подняли лягушонка. Все кричали и носили его перед столом жюри. С высоты своей победы Чими не забывал, однако, поглядывать на корзину. Потом кто-то предложил качать победителя. Его стали подбрасывать. Высоко-высоко, почти до самого неба. И оттуда, с высоты, Чими видел красные ягоды земляники. Он падал на руки толпы, которая подбрасывала его вверх снова и снова. Натешившись вдоволь с лягушонком, толпа поставила его на траву и отошла в сторону, чтобы оттуда смотреть на самый торжественный момент.

Председатель жюри встал, попытался поднять корзинку, но не смог и позвал заместителя председателя. Вдвоем они сумели это сделать. Они направились с корзинкою к Чими. Когда они поставили перед ним корзинку, лягушонок снова исчез, как будто сквозь землю провалился и пришлось его искать, чтобы произнести при вручении речь. В речи говорилось о том, что короткие имена — это проявление лени. Они придуманы лентяями. А длинные имена — это проявление борьбы с ленью. Если ты хочешь доказать, что не лентяй, произноси имя своего друга полностью. Например, если его зовут Александр, говори ему Александр, а не Саша, если он носит имя Прометей, — называй его Прометеем, а не Проми. Поэтому приз за самое длинное имя на Первом межлесном конкурсе и фестивале в честь самого длинного имени такой большой. Он вручается лягушонку Чимижимибрымбордрымборчамижамичамбылчомбылжимболжомбылу и пусть он съест эти ягоды на здоровье и всяческих ему благ!

Прогремело «ура», заиграл оркестр, запел хор. Начались поздравления.

Поздравления, оркестр, танцы.

Танцы еще продолжались, но публика уже расходилась. Шум затихал. Жюри уже давно не было… Кончились танцы, все разошлись, наступила тишина.

Полная тишина. Все кончилось. Только примятая трава напоминала о том, что тут происходило торжество.

На траве — корзинка. Лягушонок Чимижимибрымбордрымборчамижамичамбылчомбылжимболжомбыл, а или теперь мы уже можем вполне спокойно сократить его имя до Чимижимичамижами, стоит возле корзинки и поглядывает на красные ягоды земляники. В стороне от него, но не так уж далеко, стоят Лисенок, Мокси, Димби и Домби.

Лисенок посмотрел на своих приятелей. Те посмотрели на него. Они знали, что он собирается что-то сказать, но что? Разве догадаешься, что может сказать в следующую минуту Лисенок?

— Отличное приключение мы себе устроили, — сказал Лисенок. — И даже сумели наполнить его напряжением. Вы согласны, что у нас было напряжение?

— Согласны.

— Ведь был момент, когда напряжение превратилось почти в страх. Вы согласны, что был момент, когда мы были готовы кинуться наутек?

17
{"b":"1828","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Пятизвездочный теремок
Предложение, от которого не отказываются…
Тайна Голубиной книги
BIG DATA. Вся технология в одной книге
Призрак Канта
Святой сыск
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету