ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Смысл очередного конкурса заключается в том, чтобы придумать такой «убедительный» призыв о помощи, который был бы замечен даже с высоты птичьего полета, в нашем случае — с самолета. Причем приз — нам неизвестный — достанется племени, которое лучше и красочнее будет взывать о помощи. В ход идет все: спальники, спасжилеты, личные вещи, москитные сетки, ласты, банданы, пальмовые листья и прочее. Решено также разжечь большой костер и выложить на берегу веселую рожицу — смайлик. Идею, кстати, высказал я, но Наташа тут же оказалась в соавторах. Спорить не стал.

Все так увлеклись конкурсом, что забыли о завтраке. По этой причине и случилось маленькое открытие. Накануне кто-то предложил сварить рисовую кашу на кокосовом молоке. С утра мы кашу на огонь поставили, а вспомнили о ней только через два часа. Всех ждал приятный сюрприз. Варево так разбухло, что наполнило котелок до краев! Такой вкусной каши я давно не ел. Хотя, с другой стороны, ждать два часа, пока каша дойдет до кондиции, — это для вечно голодных туземцев чересчур. После завтрака совершенствуем и дополняем наш призыв о помощи. Погода стоит чудная. Обливаясь потом, выкладываем смайлик. Наташа пристраивает к нему собственное изобретение — буквы SOS из пальмовых листьев. Кроме этого, в нашем арсенале элементы синхронного плавания. В масках и ластах мы намерены бултыхаться в воде и изображать различные фигуры.

Увидеть, что придумали Ящерицы на своем острове, не удается. Бинокль Игоря так запотел от большой влажности, что бесполезен. Остается ждать и гадать, что за сюрприз ждет победителей в призовом сундуке. Я бы не отказался от арбалета для охоты на птиц и зверей или от весточки из дома. Ценность этих призов для меня равновелика. Свои шансы на победу мы оцениваем высоко: трудились не покладая рук, вряд ли Ящерицы смогут нас превзойти.

А вот наконец и самолет. Игорь поджигает на берегу нос смайлика, остальные плюхаются в море, пытаясь слаженно изобразить звездочку, круг и прочее. Самолет делает круг и улетает. В ожидании проходит час. Мы с Игорем все это время стоим в ластах и масках на берегу, чтобы сразу отправиться за призом, если он будет сброшен в нашу сторону. Другие соплеменники тоже застыли в молчаливом ожидании. Наконец самолет делает круг над нашими островами и сбрасывает что-то на парашюте. Игорь, не выдержав, бросается вплавь в район падения сундука. Но что-то слишком уж далеко от нас приземляется посылка с неба. Никто из нас не знал, что в ней, но все ожидали этого знака из цивилизованного мира как спасения от чего-то. Увы, конкурс проигран, сундук предназначен Лагартос. Нас с Игорем особенно огорчает упущенная возможность заполучить парашют. Им можно было бы так славно залатать нашу дырявую крышу.

Об огорчении удается забыть благодаря вечернему карнавалу. Он был намечен еще до проигрыша, и, поскольку часть приготовлений к нему уже сделана, решено не отступать. Только Сергей и Игорь воспринимают намерение племени повеселиться скептично. Сергея все же удалось обрядить в костюм пирата, а Игорь, чтобы не бегать и прыгать, хватается за там-там, напрочь отказываясь от любого костюма дикаря. Ближе к ночи племя разбушевалось: орем какие-то немыслимые песни, скачем как угорелые через пылающий костер, плюхаемся в своих импровизированных костюмах в ночное море. Черепашья оргия удалась на славу.

Ночные пляски помогли немного забыть об интригах и заговорах, но наутро нас ждет очередная схватка за тотем, дающий племени неприкосновенность. А потому каждый, кому даже в малой степени угрожает опасность исключения на очередном совете, загодя думает о способах спасения.

Особенно отчетливые тучки нависли над Наташей и Сергеем. Если первая изначально в опале, то для второго ситуация изменилась недавно: его конфликт с Игорем постепенно разрастается, дело дошло даже до угроз физической расправы. Естественно, мы ждем оборонных действий Игоря.

Перед началом эстафеты любопытно наблюдать, как Ящерицы и Черепахи приветствуют друг друга. Кто к кому и в какой последовательности подходит, как выражает радость от встречи, разнообразие жестов и мимики. Одинцов и Терещенко обнимаются, как старые боевые товарищи по спортзалу, похлопывают друг друга по могучим плечам, перекидываются общими фразами и, как всегда, удаляются в тень тропического леса, где их никто не услышит.

Эстафета предстоит сложная и длинная: метров на триста. Поскольку бегаю быстрее всех я, то и вырабатываем соответствующую тактику: я помогаю соплеменникам перебираться через препятствия, обгоняю их и делаю все возможное, чтобы облегчить прохождение очередного барьера.

Уже на старте мы значительно опережаем соперников. Однако потеряли много времени, когда расширяли проход для нашего большущего Сереги. Он же медленней всех прополз по бревну, в то время как другие здесь пробежали. Огорчение ждало нас и в испытании с досками и бревнами. Ане показалось, что я падаю, она неожиданно ухватилась за меня, и я действительно упал, чего до этой секунды делать совсем не собирался. Было очень обидно, ведь нам пришлось строить свой мостик на бревнах заново. Но фортуна нам улыбнулась: флаг Ящериц неожиданно упал, мы первыми пересекли финишную черту.

Победа? Победа. Но уже вечером того же дня она потеряла свой сладкий вкус. И причиной тому стали откровения Терещенко. С его слов, Ящерицы специально проиграли этот конкурс. Мало для кого из нас было секретом, что на другом острове уже сложились крепкие альянсы. В одном — Александр Целованьский, Александр Морозов, Ирина Фурман. Во втором — Сергей Одинцов, Сергей Сакин, Инна Гомес. Не примкнувшей вроде бы оставалась Снежана Князева, а потому, как объяснил Терещенко, клан Одинцова решил форсировать события: конкурс проиграть и на ближайшем совете сожрать лидера оппозиции Морозова, пока его группа не успела окрепнуть и расшириться. Можно представить, как обрадовался Терещенко пораженческому плану Ящериц. Ведь зная о его давнем конфликте с Игорем, нетрудно оценить, сколь высоки шансы Сергея на вылет в случае нашего поражения. После разговора с Одинцовым он вышел из леса просто счастливым. Но мы-то всех этих хитросплетений не знали и бились за победу изо всех сил.

Проиграть специально, чтобы поскорее изгнать одного из тех, с кем делишь мокрый ночлег и выковыриваешь крошечные кусочки мяса из краба? Такого я не мог себе даже представить. Пока мы разрабатывали тактику, чтобы добыть победу в конкурсе, Одинцов и компания занимались стратегическим планированием. Хорошо представил себе, как огорчался нашим неудачам в эстафете Одинцов. Верный проигрыш уплывал из рук! А мы-то сочувствовали проигравшим, не подозревая, что нуждаются в этом далеко не все из них.

Сергей продолжает хвастать своей осведомленностью, постоянно возвращается к теме подстроенного проигрыша, и меня это раздражает все сильнее. Уж чья бы корова мычала! Это его мы ждали, когда он верхом на пятой точке «проходил» бревно на эстафете, для него руками рыли песок, расширяя проход, его подталкивали, чтобы он влез на стенку. Именно эта «гора мышц» была обузой на всех водных конкурсах. А теперь милейший Серега оказался умнее всех. Все молчат.

Чертовски болят ноги. Сегодня я выложился полностью, бегать пришлось больше всех. Малые объемы пищи и постоянные физические нагрузки в лагере делают свое дело и без конкурсов. К тому же из-за нервного перенапряжения перед эстафетой чувствую сейчас такую опустошенность. В этот момент я сильно смахиваю на старенькую бабушку, которая, сидя на скамеечке вечерком, охотно потолковала бы с кем-нибудь о своих болячках. Но плакаться в жилетку никому не стал: зачем показывать свои слабые места? Впрочем, не я один такой «мужественный». О своих болячках на острове говорить не принято.

Итак, победа свалилась на нашу голову по прихоти конкурентов. Чтобы не слышать подробностей, ухожу спать на берег. Анька вскоре присоединяется ко мне. Сдружившиеся в последнее время Игорь и Надя лежат в «отеле». Сергей и Наташа, питавшие явную неприязнь друг к другу еще на отборе в Москве и тем более здесь, на острове, остаются беседовать о своем «о девичьем» подле костра.

18
{"b":"18281","o":1}