ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наташа до объединения нашла эту вещь на Тортугас и, так как хозяин не объявился, оставила себе. Тогда племена перепутали пакеты, уходя с очередного конкурса.

В обед приходит интригующая почта. Сакины отдыхают на берегу, поэтому первым узнаю новости я. Передо мной настоящее меню из хорошего ресторана. Нам предлагают сделать заказ, а кто это съест — узнаем позже. Такого оживления в лагере давненько не наблюдалось. Народ мигом собрался обсудить животрепещущий вопрос. Сакин работал некоторое время поваром в Лондоне, а Наташа до сих пор претендует на звание знатока ресторанной кухни. В итоге продолжительной, но приятной дискуссии приходим к компромиссу: выбираем столько, что любой найдет в заказе блюда, устраивающие именно его.

Сакин характерным жестом подзывает меня для приватного разговора. Жест такой: дождавшись внимания желаемого собеседника, человек подносит ко рту ладонь, изображая, как бы клювик, который быстро открывается и закрывается. Это означает, что с тобой хотят поговорить без лишних ушей, а о факте разговора никто не должен знать. Обычно после такого конспиративного приглашения обсуждаются очень важные вещи. Жест прижился в племени давно. Еще на Тортугас мы с Анькой его использовали. Продемонстрировав таким способом свое желание приватной беседы со мной, Сакин первым удаляется на берег.

Повременив самую малость, чтобы не вызвать подозрений, иду следом. Сакин стреляет глазами по сторонам, прячется в зарослях. Мы садимся на плот, и он начинает пространные рассуждения о ситуации с голосованием. Главная идея такова: «Ваня, я тебя очень уважаю. Несмотря на то что первым делом вижу в тебе едва ли не главного соперника в борьбе за миллионы, считаю тебя очень достойным этого приза и этого звания. К сожалению, изменить стратегию Одинцова я не могу, но Тэн мне очень неприятна, поэтому сделаю все, чтобы сначала ушла она. Я это делаю, чтобы не быть последней сволочью, которая уберет всех и вся на своем пути к этим деньгам. Я не буду помогать тебе в дальнейшем, но мне хочется дать тебе шанс. Я искренне желаю тебе победы в следующем конкурсе. Она тебе понадобится!»

Сальдо: шанс, предоставляемый Серегой, заключается в том, что он не будет завтра стремиться к победе в конкурсе, чтобы вероятность моего успеха была как можно выше.

Вечером племя укладывается в хижине. Расклад вновь легко читается по расположению спальных мест. Я продолжаю свое существование на гамаке, в то время как Сакины чуть отодвигаются от оставшейся троицы к ближнему ко мне краю плота. Наталья постоянно кружит вокруг всегда спокойной Инны, даже ночью от нее не отходит. Сейчас она пытается согреть Инну своим телом. Прекрасная накидка получается. При этом накидка продолжает о чем-то громко рассуждать.

Сегодня приключилась забавная история. Мы стояли у костра, когда Наталья вновь блистала знаниями в области выживания. Если не ошибаюсь, речь шла о странной рыбке, которая недавно вероломно напала на Одинцова и укусила его. Инна за что-то похвалила Тэн, последняя заулыбалась, как октябренок, получивший звездочку, и резюмировала: «Птица-говорун очень умна и сообразительна». После этой фразы двумя слушателями у костра стало меньше. Дело в том, что у Натальи, как и у меня, есть несколько прозвищ: Энерджайзер ходячий, Аутсайдер и Птица-говорун. Все прозвища она получила еще на Тортугас. А сегодня возьми да и подтверди справедливость одного из наших определений. Чтобы не обидеть Наташу, мы с Сакиным убежали на берег, где просто катались со смеху.

Анька продолжает болеть. Чем дальше, тем сильней. Кажется, заразился и Сакин. В том, что болезнь инфекционная, никто уже не сомневается. Другая часть племени пока держится. Я по традиции принес в лагерь две отличнейшие палочки сахарного тростника. За этой сладкой жвачкой никто, кроме меня, больше не ходит. Но, глядя, как я восполняю в организме дефицит сахара, соплеменники обычно просят кусочек на пробу. Я в этом деле уже большой дока. Нужен хороший глаз, чтобы выбрать не кислую палочку, а сладкую. Обычно, чем темнее сиреневый цвет, тем слаще добыча. Если ствол красный, грызть его сложно, но зато там больше всего сахара, иногда вкус даже приторно сладкий. Поделившись с соплеменниками сахаром в натуральном виде, укладываюсь в свой тряпочный гамак. В соседний, на всякий случай, кладу еще одну палку тростника.

Наташа, на ночь глядя, делится подробностями биографии. Сначала она училась в медицинском университете, затем бросила его и поехала в Москву, чтобы стать дизайнером. Через четыре месяца передумала и решила пойти в актрисы, через месяц захотелось попробовать свои силы в режиссуре. И наконец, перед отъездом на острова успела поработать администратором.

Больше всего меня и Сакина смешит часто повторяющаяся фраза: «И тогда я остановилась, и подумала, и вдруг поняла, и сказала себе: стоп, Наташа! Все понятно, мне надо быть…» Эта фраза была связующим звеном между всеми этапами многогранной карьеры Натальи. Заснуть никому не удавалось до самого окончания изложения биографии.

Мы уже начали дремать, когда раздался странный звук. Как по команде, все мужики подняли головы. Прямо спецназ какой-то, морские котики, грубо говоря. Вскоре где-то рядом звук повторился, потом еще раз. Похоже на стук металлическим предметом по дереву. Мы с Одинцовым хватаем по ножу и медленно выползаем из хижины. Медленно, в напряжении, не переговариваясь, углубляемся в темноту. Страшновато. Через пять минут звуки прекратились. Что это было, мы так и не узнали. Разочарование, испытанное тобой, читатель, я понимаю, но мы тогда с Серегой вздохнули с большим облегчением.

Разделка кокоса теперь занимает у меня и Сереги Одинцова не более десяти секунд. Такого профессионализма не достиг больше никто. У Инны тоже изрядная практика в этом деле, в скорости она уступает нам незначительно. При этом любая попытка оградить ее от этого довольно опасного вида деятельности вызывает недовольство и сопротивление Инны. Она по-настоящему ощущает кайф от самого процесса выживания. Не от борьбы за миллионы, не от азарта, а от того, что проходит такое необычное испытание. То же самое можно, в принципе, сказать о большинстве из тех, кто высадился когда-то на островах, но у Инны это выражено наиболее ярко. С каждым днем общение с ней становится для меня все более приятным и интенсивным.

Очередной конкурс. Он может многое, если не все, решить для меня. Еще никогда угроза отчисления не была ко мне так близка. Я это прекрасно понимаю, но вариант создания коалиции с Сакиными, что может спасти меня и изменить ход всей игры, нереален. Предложи они мне проголосовать против какого-либо человека (не обязательно это должна быть Тэн), я бы сейчас согласился. Но в лагере складывается такая обстановка мира и согласия, что никто не отважится первым предложить создание новой коалиции. Начавший мутить воду может сильно поплатиться за это. Не стану этого делать и я, противно. Я уже продемонстрировал Сакиным свою готовность к диалогу, но они понимают ситуацию так же, как и я, и испытывают такие же чувства. Остается одно — выигрывать следующий конкурс. Но как??!!!

Наташа своими бесконечными разговорами еще вчера достала Сакина. Хотя, надо сказать, делать это становится все легче, нервы у Сереги расшатались. Но непонятно, зачем выяснять очевидное, как это делает Наташа. Видимо, решила расставить точки над i…

— Скажи, Сереж, я тебя раздражаю?

— Ну-у-у, — Серега явно не хочет при Аньке выяснять отношения. — Хм-м, Наташ…

— Нет, Серега, я просто хочу сказать: если имеешь что-то против — скажи, но не надо вот так за спиной мне рожи корчить. — Наташа явно жаждет схватки.

— Ребята, не ссорьтесь, ладно? Не время, Наташа, выяснять отношения. Тебе же и так все понятно. Зачем детали? — В роли миротворцев пытаемся выступить мы с Анькой. Но поздно. Еще секунд двадцать назад совершенно миролюбивый Серега загорается с первой спички.

— Какие рожи?! — взрывается он. — Да, ты мне неприятна! Я просто не могу понять человека, который орет по ночам песни Виктора Цоя, чтобы только напомнить о своем присутствии. Причем пафос у тебя во всем. Ты «прогибаешься» сейчас по страшной силе, но строишь из себя борца за правду! — Уход Аньки неожиданно резко останавливает Серегу. Вообще-то его трудно остановить, но сейчас у Ани это получилось.

37
{"b":"18281","o":1}