ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но не на приятной прохладе здешних ветерков и не на красоте здешних шлюх стоял этот город.

Здесь был вход в Аид.

Мысли мои вновь повернули к сивилле. Говорили, что она старше людей, что боги даровали ей вечную жизнь, а вот о вечной юности она попросить не подумала, и именно этим упущением объясняется то…

Какое-то движение в пещере прервало мои размышления. Закутанная в накидку фигура, то ли мужская, то ли женская, медленно шла ко мне. Или нет? Она то приближалась, то исчезала, словно дух, но, возникая, каждый раз становилась ближе[11].

Безмолвно подняла она руку, направляя меня вперед.

Часть вторая

Глава 5

Северный Кайкос, острова Теркс и Кайкос

Британская Вест-Индия

Январь

Струйка серебристых пузырьков лениво потянулась к поверхности; крошечные шарики воздуха на мгновение зависали на губах объемной губки и фунгии над головой Джейсона. Даже здесь, на глубине сорок восемь футов, яркое тропическое солнце оставляло пеструю палитру цвета на стене каменистого обрыва, уходившего на сотни футов вниз, в туманную синюю бездну.

Глаз художника не замечал окружающего великолепия. Неподвижно повиснув над пропастью, мужчина пристально наблюдал за крохотной щелью, в которой спрятался морской паук. Туловище его было невелико, но длинные паучьи лапки и клешни содержали столько мяса, что его вполне хватило бы на двоих. Ничего слаще этого мяса Джейсон не пробовал. Но чтобы полакомиться им сегодня, паука требовалось каким-то образом вытащить из укрытия. Краб заполз довольно глубоко, а пику охотник оставил в лодке. Оставалось только запомнить место и вернуться сюда позже.

Он решил, что меткой может послужить ветка черного коралла, и, пошевелив ластами, неторопливо двинулся дальше.

Судя по часам, у него оставалось еще минут двадцать; дальнейшее пребывание на глубине грозило бы кессонной болезнью. Мимо, грациозно покачивая плавниками, проплыл леопардовый скат.

И тут Джейсон услышал резкий, словно жужжание электробритвы, звук. Звук приближался. Моторка. Он нахмурился. На таком малонаселенном острове, как Северный Кайкос, мест для рыбалки хватало всем, и тот район, где он обычно нырял, популярностью не пользовался. Сейчас они увидят его лодку и, может быть, проплывут мимо.

Может быть…

Но вряд ли.

Подозрения подтвердились, когда Джейсон услышал плеск и увидел якорь, мягко опустившийся на песчаный выступ сорока футами выше. Мотор стих. Джейсон смотрел вверх, ожидая увидеть грузило и популярный у местных рыболовов тройник, чтобы сориентироваться и не зацепиться за крючок. Но ни леска, ни грузило, ни крючок так и не появились.

Странно.

Разве что человек в лодке и не собирался рыбачить, прибыв сюда по какому-то другому делу.

Джейсон раздраженно сжал зубами мягкую резину регулятора. Причина, по которой за ним послали кого-то, могла быть только одна. А ведь они обещали не беспокоить как минимум три месяца. Два задания в год, так они договаривались. После того дела на Сен-Бартсе прошли считаные недели.

Вообще-то его вполне устроило бы, если бы они забыли о нем и на пару лет. Работа хорошо оплачивалась, и он мог позволить себе пожить без дела в каком-нибудь тихом местечке, где нет подоходного налога. С претензиями внутренней налоговой службы его наниматели разбирались сами, располагая средствами, о происхождении которых Джейсон предпочитал не думать, но ответственность за сохранность доходов в том месте, где он жил, лежала на нем самом. Место, где он жил сейчас, было его домом с тех пор, как прежняя жизнь перевернулась с ног на голову и полетела в тартарары, как будто боги встряхнули бумажный пакет и вывернули содержимое. С тех пор…

Джейсон отогнал неуместные мысли и сердито посмотрел на покачивавшуюся на поверхности лодку. Ладно. Если уж им так сильно что-то нужно, пусть подождут, пока он закончит со своими делами.

Может быть, тот краб все же выползет из своего убежища.

Две проплывавших мимо рыбешки остановились и с любопытством уставились на него, выкатив блестящие круглые глаза-пуговки.

Двадцать минут спустя Питерс вынырнул у своей лодки и бросил в нее краба, за которым последовали ласты и пояс с утяжелением. Панглосс отчаянно залаял, отступив к корме и стараясь не приближаться к сучившему лапками морскому пауку. Крабов пес ненавидел и боялся. Врожденное любопытство не раз и не два подталкивало его к попытке познакомиться поближе с этими членистоногими, но каждая попытка заканчивалась для него весьма болезненными ощущениями. Тем не менее Панглосс упрямо рвался сопровождать хозяина в его морских прогулках и, не желая оставаться на берегу, забегал в воду и оглашал окрестности жутким воем. По-видимому, возможность полаять на дельфинов и чаек была достаточной компенсацией за часовое сидение в лодке, пока хозяин выискивал под водой лобстеров или крабов.

Забравшись в свой двенадцатифутовый «Бостонский китобой», Джейсон демонстративно повернулся спиной к покачивавшемуся рядом суденышку.

Вдалеке на горизонте виднелась рыболовецкая лодка. «Скорее всего, чартер из Провиденсиалеса», — решил Джейсон. Какой-нибудь богатенький идиот заплатил тысячу долларов ради сомнительного удовольствия погоняться за марлином, который, как хорошо известно всем местным, появится в этих краях лишь через несколько месяцев. Солнечный луч отразился от чего-то стеклянного, возможно, иллюминатора. Сидевшая у кормы женщина поправляла перед зеркальцем макияж. Что-то с этой лодкой было не так, что-то не соответствовало привычной картине. Что-то…

Ход мыслей прервал голос, в котором ясно звучали присущие уроженцам островов музыкальные нотки:

— Привет, Джейсон! Похоже, не рад меня видеть, а?

Джейсон ослабил ремни, сбросил баллон и лишь затем неторопливо повернулся к лодке. Перед ним стоял чернокожий мужчина неопределенного возраста, с широкой, как всегда, доброжелательной улыбкой. Хмуриться и злиться, столкнувшись со столь искренним проявлением радушия и благожелательности, было глупо, и Джейсону стало неудобно из-за того, что он заставил человека так долго его ждать. В конце концов, посыльный ведь ни в чем не виноват.

— Я всегда рад тебя видеть, Джеремия. Просто ты каждый раз приносишь плохие новости.

Джеремия с улыбкой кивнул:

— Наверное, так. Но телефона у тебя в доме нет, а как иначе до тебя добраться?

Джейсон оставил при себе язвительный комментарий, смысл которого сводился к тому, что отсутствие телефона как раз и означает нежелание вступать в какие-либо контакты.

— Будь у меня телефон, я бы не имел удовольствия видеть тебя, Джеремия.

Питерс невольно усмехнулся — улыбка посыльного была заразна, как чума. Будучи единственным представителем островной почтовой системы, а также «Юнайтед парсел сервис», «Федерал экспресс» и «Ди-эйч-эл», он относился к своим обязанностям со всей серьезностью. Если клиент лично оплачивал доставку, Джеремия строго следовал должностным инструкциям.

Джейсон протянул руку:

— О’кей, давай что там у тебя. Сейчас распишусь.

Довольный тем, что несговорчивый клиент не стал чинить препятствий в исполнении обязанностей, Джеремия вручил ему плотный конверт, успев свободной рукой погладить по носу пса.

— Теперь, наверное, уедешь. Ты же всегда уезжаешь, когда получаешь такие письма.

Джейсон рассеянно кивнул и, вскрыв конверт, обнаружил пригласительную открытку на детский утренник по случаю дня рождения. Согласно дате на почтовом штемпеле, ее отправили три дня назад. У кого-то в конторе явно развилось нездоровое чувство юмора.

Небольшую лагуну, на берегу которой стоял дом, защищал растянувшийся на полмили и ощетинившийся острыми зубьями коралловый риф. На то, чтобы пройти его, не повредив лодку, привязать «Бостонский китобой» к бую и сойти на берег вместе с Панглоссом, Джейсону потребовалось двадцать минут.

вернуться

11

Пещеру Кумской сивиллы можно посетить и в наши дни. К ней ведут ступени, окаймленные каменными столбами. Проходя по этому коридору, человек, с точки зрения стороннего наблюдателя, то пропадает в тени, то появляется на свету через равномерные интервалы. Далее мы познакомимся и с другими эффектными трюками, рассчитанными на то, чтобы ошеломлять — или, вернее, пугать — тех, кто решался иметь дело с этим культом.

10
{"b":"182988","o":1}