ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все это произошло менее чем за секунду после взрыва, но когда Джейсон повернулся, чтобы позаботиться о Еглове, он увидел лишь лежащий в луже крови автомат. Живых в комнате осталось только двое, он и Мария.

Чтобы не маячить в комнате освещенной мишенью, Джейсон нырнул в темноту и еще успел услышать быстрые удаляющиеся шаги со стороны дорожки, посыпанной галькой.

Сделав пару шагов, Питерс, однако, остановился. Преследовать врага в темноте, не имея представления о том, каковы его силы, было бы неразумно. Да и о Марии следовало позаботиться. Он с удовольствием расправился бы с Егловым здесь и сейчас, но благоразумие подсказывало другое: уходи поскорее. Но куда?

Глава 21

Автострада А18

Между Таорминой и Мессиной

Через тридцать минут

Накинув ей на плечи блузку из шкафа, Джейсон отвел Марию к «эксплореру». Она не произнесла ни слова, будто онемела, и даже не попыталась смахнуть текшие по щекам слезы, влажные следы которых поблескивали в тусклом свете приборов. Джейсон то и дело поглядывал в зеркало заднего вида, проверяя, нет ли за ними «хвоста», но в этот поздний час по пустынной четырехполосной трассе проносились только спешащие к пункту назначения грузовики.

Тело Усатого, как и прочие свидетельства случившегося, Джейсон оставил полиции. Чтобы избавиться от них, требовалось время, но такой риск он позволить себе не мог — у Еглова могли быть другие подручные. Джейсон не взял даже автомат, что противоречило не только инструкциям, но и самой натуре спецназовца. Случись нарваться на полицию, было бы нелегко объяснить наличие незарегистрированного автоматического оружия у американского гражданина с поддельным паспортом.

Лишь через какое-то время он заметил, что Мария дрожит. Замерзла или это признак шока? Питерс обнял ее за плечи одной рукой и мягко привлек к себе. Она не сопротивлялась ни словом, ни жестом.

— Ты в порядке?

Женщина едва заметно кивнула и прижалась еще крепче.

Джейсон притормозил у одного из многочисленных автоматизированных пунктов оплаты, когда она подала наконец голос:

— Куда мы едем?

— Главное сейчас — убраться подальше от Таормины. Паром из Мессины в Калабрию ходит круглосуточно.

— А потом?

— Потом тебя ждет сюрприз.

— Другими словами, ты и сам не знаешь.

— Скажем так, не вполне уверен.

Она отстранилась, выпрямилась:

— Думаю, мне лучше вернуться в офис, к своим вулканам.

Питерс взял влево, обходя тяжелый грузовик.

— Я бы не советовал. Ты же видела, что хотели сделать с тобой те парни.

Доктор Бергенгетти повернулась к нему:

— То есть мне нужно остаться с тобой и рассчитывать, что ты меня защитишь? Но я, знаешь ли, не такая уж беспомощная.

Джейсон молча, но выразительно посмотрел на нее.

— Хорошо-хорошо, мы останемся вместе еще какое-то время. Я только позвоню и предупрежу, что беру отпуск. — Она снова опустила голову ему на плечо и уже через несколько минут уснула.

Из записок Северина Такта

Неаполитанский залив

Кампанья, Италия

Солнце уже садилось за горы на западе, когда я натянул поводья на вершине холма. Залив Байя мерцал золотом в заходящем солнце. И хотя город у подножия был всего лишь смесью белого мрамора и удлинившихся теней, мысль о предстоящем визите в подземный мир окутывала его каким-то зловещим покровом.

Начав спускаться, я увидел виллу Агриппы[28], где как-то давно бывал с отцом. Генерал уже тогда был старым, а теперь, должно быть, и вовсе одряхлел, но я знал, что он все еще пользуется благосклонностью императора, для которого выиграл так много сражений[29]. С моим отцом его связывали длительные отношения, которые прекратились по неясным причинам, когда было мне лет двенадцать. «Если милостью божьей удастся пережить предстоящее испытание, непременно навещу его», — решил я.

Пришпорив лошадь, я устремился к постоялому двору, где снял комнату на одного. Оттуда, где-то в ночи, меня заберут в неведомое место для омовения, где в течение двух дней я буду очищаться паром и волшебными зельями перед схождением в Аид.

В гостиничном дворе я дозволил измученному жаждой животному припасть к impluvium[30]. Когда лошадь напилась, я вручил поводья ожидающему конюху и перекинул ногу через конскую спину.

— Спешивайся поживее, Северин, — прозвучал голос позади меня.

Обернувшись, я увидел фигуру в черной накидке. Лицо скрыто складками капюшона и сгустившейся ночной тьмой.

— Кто это приказывает мне спешиться? — огрызнулся я, уже отвыкнув после отцовской смерти получать приказы.

— Мертвые приказывают тебе, — последовал невозмутимый ответ незнакомца. — У себя в комнате ты найдешь подходящее одеяние. Облачившись в него, выйдешь на улицу и пойдешь за рабом с факелом.

— Сейчас темно. На улице много рабов с факелами.

— Значит, ты должен выбрать нужного.

Незнакомец отступил назад, в более густую тень. Когда я подошел к тому месту, где он стоял, его уж и след простыл.

По пути в комнату ко мне пристала девчонка лет, может, десяти или одиннадцати с кричаще размалеванным лицом. В почтенных гостиницах проституткам не дозволялось заниматься своим ремеслом, ибо в одной кровати спали по несколько человек. Но чем дальше от Рима, тем с меньшим рвением местные власти следовали сему правилу.

Я прогнал ее. Когда она, одарив меня не по годам знойным взглядом, удалилась, развязно вихляя бедрами, я задумался о том, что такая встреча может предвещать[31].

Я уединился в своем cubiculum[32], чтобы переодеться. Поверх грубого домотканого покрывала лежала накидка, подобная той, что я видел во дворе внизу. Сняв с себя пропитанную конским потом одежду, я сменил ее на чистую тунику, поверх которой набросил новый плащ, и направил стопы назад, во двор. За воротами постоялого двора дожидался одинокий раб с факелом.

Я шел за ним по темным, безлюдным улочкам, опасаясь грабителей или чего похуже, пока мы не подошли к окаймленной мрамором двери, врезанной в горный склон. Волосы у меня на затылке прямо-таки встали дыбом, когда дверь открылась без какого-либо знака или звука от моего проводника. За дверью был длинный коридор, освещенный лампами.

Мой проводник без слов отступил в сторону и указал на открытую дверь, через которую вошел я в маленькую комнату. Размеры ее были таковы, что не мог я ни лечь, ни встать в полный рост. Когда дверь затворилась, свет ламп высветил жутчайшие рисунки на стенах: люди со всевозможными уродствами и ужасными болезнями; старость, голод, смерть, безумие и все виды пороков были пугающе ярко выставлены напоказ[33]. Знай я заранее, что окажусь один на один с такими жуткими образами, лишь время от времени навещаемый безмолвными фигурами, которые приносили еду, питье, подливали в лампы масло и так же молча исчезали, я, быть может, поколебался бы в своей решимости прийти сюда[34].

Днем ли, ночью ли, не могу сказать, предо мной ставилась одна-единственная миска с овощами, приготовленными с какими-то незнакомыми приправами. После каждой трапезы являлось какое-нибудь божество или дух, хоть ни один из них со мной не заговаривал[35]. В иные промежутки времени мои стражи купали меня в странно пахнущей воде и втирали масла в мое тело[36].

Не ведаю, как долго оставался я там, но, по крайней мере, дважды священники в черных сутанах и с высокими остроконечными колпаками[37] приносили в жертву одного из предоставленных мною волов, изучали его печень и, найдя в ней изъяны, откладывали мое путешествие. С каждой задержкой духи, посещавшие меня, гневались все сильнее, и я начал гадать, не сойду ли с ума.

вернуться

28

Не путать с его отцом, Марком Випсанием Агриппой, сенатором и государственным деятелем.

вернуться

29

Особенно морское сражение вблизи мыса Акций, в котором силы Антония и Клеопатры потерпели поражение (31 г. до н. э.)

вернуться

30

Небольшой бассейн для стока дождевой воды, сообщающийся с резервуаром, обычный на виллах и постоялых дворах, где не проходили виадуки или было недостаточным водоснабжение.

вернуться

31

Мало что в жизни римлян не имело возможного значения в предсказании будущего: строй птичьей стаи, частота лягушачьего кваканья, люди, случайно встреченные на улице. Как в большинстве древних культур, римляне использовали ряд методов для того, чтобы узнать свою судьбу: гадания или предсказания по внутренностям животных, особенно по печени, приметы и предзнаменования. Интересно, что астрология не являлась популярным способом предсказания в Риме приблизительно до времени Христа, тогда как в других культурах — вавилонской, египетской, греческой — тысячелетиями предсказывали будущее по звездам.

вернуться

32

Крошечная комнатушка-чулан без окон, где обычно помещалась только кровать. Предназначалась исключительно для сна, и ни для чего больше. Каменная лежанка покрывалась набитым матерчатым тюфяком.

вернуться

33

В «Энеиде» Вергилия дается похожее описание такой комнаты.

вернуться

34

Наедине со своими страхами, под воздействием постоянного света, тесноты, неудобств и недосыпания, навещаемый лишь теми, кто приносит пищу, на милости неведомых тюремщиков — пленение Такта имеет удивительное сходство с так называемыми приемами промывания мозгов или современными методами допроса, имеющими целью сломить сопротивление объекта и восприятие им реальности.

вернуться

35

Плиний Старший описывает ряд галлюциногенных растений с пророческими свойствами, такие как дурман вонючий, из корней которого изготавливали своего рода чай; белена и паслен (белладонна), оба смертельные яды, если при использовании не соблюдать осторожность. Действительно, греко-римская история пророчеств изобилует паломниками в подземное царство, так и не вернувшимися, «чьи души захватили другие тени». В иных описаниях повествуется о путешественниках в Аид, чей нрав круто и навсегда изменился или которые умерли вскоре после своего возвращения. Совпадение или неправильное применение наркотических средств?

вернуться

36

Кожа, самая большая часть тела, является абсорбентом, как известно любому, кто когда-либо пользовался таким простым средством, как крем для загара. Что часто недооценивают, так это способность кожи впитывать наркотики, наносимые под видом бальзамов и мазей.

вернуться

37

Остроконечные головные уборы кающихся грешников, средневековых ведьм и членов «Ку-клукс-клана».

32
{"b":"182988","o":1}