ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не сумев ни остановиться, ни свернуть, «Мерседес» старой модели пронесся мимо с заносом вправо. Колеса погладили пустоту, и Джейсон уже подумал, что у него получится, но времени, чтобы уклониться, не хватило, и «Мерседес» ударился о грузовик. Осколки стекла разлетелись по сторонам, затрещало дерево, заскрипела сталь.

— Стоп! — крикнул Джейсон.

«Вольво» еще не остановилась полностью, а он уже выскочил на дорогу и подбежал к груде покореженного металла, шипящей и дымящей, как бьющийся в предсмертных судорогах мифологический дракон.

Направив в эту груду автомат, Джейсон заливал ее свинцом, пока «стен» не выбросил последнюю гильзу. Раскалившееся дуло обожгло ладонь.

Он вставил второй магазин и сделал шаг ближе, но почувствовал на плече тяжелую руку Эдриана.

— Остынь, приятель. Не стоит тратить на них патроны. Они нам могут еще пригодиться. Давай-ка трогать, пока еще можем.

Друг был прав, и Джейсон, признавая логику его слов, отступил. Будь его воля, он позаботился бы о том, чтобы живых здесь не осталось. В таких делах рисковать нельзя, потому что выживший никогда не оценит сделанного тобой подарка.

Глава 29

Иль Джардино де Маре Резорте

Сардиния

Вторая половина следующего дня

Поскольку дорога оказалась полностью блокированной, пришлось разворачиваться, выбирать альтернативный маршрут и мчаться всю ночь, чтобы посадить протестующую Клэр на рейс до Эдинбурга через Рим и Лондон. Хочешь или не хочешь, отправляйся на пару недель к внукам.

Джейсон был так же рад присутствию и поддержке друга, как и Эдриан — возможности тряхнуть стариной. Сельской жизни, незатейливой и потенциально более долгой, недоставало возбуждения, этого сильнейшего наркотика, отвыкнуть от которого полностью Грэм после ухода из САС так и не смог. Что делать с Марией, мужчины не знали, а каждая попытка решить этот вопрос неизменно натыкалась на ее упрямый отказ последовать примеру Клэр и отойти в сторону. К тому же от нее зависело знакомство с доктором Каллиджини и перевод вопросов, которые хотел задать Джейсон.

Договорились только об одном: пара будет привлекать меньше внимания, чем одна женщина и трое мужчин. Эдриан первым отправился в Турин, Джейсон и Мария планировали последовать за ним днем позже.

День они провели на Коста Смеральда, северо-восточном побережье Сардинии. «Самая модная и дорогая часть острова», — сообщила доктор Бергенгетти. Узкая береговая линия делилась на сотни небольших отрезков пляжа, к каждому из которых прилагался один или несколько отелей. Многие стояли так близко друг к другу, что полюбоваться «морским видом» можно было, лишь вытянув или выгнув шею и заглянув в узкую щелочку между домами. Пляж, вода, декор в стиле «Холидей-Инн» — все напоминало юг Флориды, разве что чуть неряшливее, безвкуснее и пошлее. Главное отличие заключалось в том, что даже самые главные отели Солнечного штата побледнели бы, узнав о ценах, соперничавших с французской Ривьерой.

В бикини, купленном в одном из дорогущих бутиков отеля, Мария притягивала как откровенно восхищенные, так и скрытные взгляды мужчин, чьи полнощекие супруги и крикливые дети также напоминали Флориду. Растянувшись на шезлонге, откуда он мог наблюдать за единственной ведущей от отеля к пляжу дорожкой, Джейсон смотрел, как она загорает.

Из всех загорающих только он один был в рубашке. И, наверное, только у него одного за поясом шортов притаился пистолет.

Ближе к вечеру Мария надела другой шарф от «Эрме», золотисто-коричневый с лошадиными головами, хлыстами, уздечками и прочими конюшенными принадлежностями, названия которых Джейсон не знал. Как эта вещица пережила последние дни и, главное, где, он не мог даже представить.

Завязав два узла вокруг шеи, женщина повернулась к нему — завязать два других на спине.

— Видишь, получается блузка без спины.

Он сотни раз делал это для Лорин.

— Ловко.

Она обернулась еще до того, как он закончил.

— Ты даже не удивился. Может быть, раньше такое делал для кого-то, а?

— Может быть.

Она начала что-то говорить, потом остановилась и вдруг прижалась к нему, как щенок, ищущий тепла у матери.

— Мне холодно. Давай вернемся.

Он предпочел бы остаться. Ее волосы приятно щекотали ему нос, и от кожи шел сладковатый, мускусный запах. Он уже поднял руку, чтобы обнять ее, но в последний момент остановился. Не то сейчас время. У него свои дела, у нее свои. Он вспомнил, как поползли вверх брови у администратора отеля, когда Мария, она же миссис Раггер из Тампы штата Флорида, потребовала una camera con due letti, номер на двоих, обычно пользующийся спросом у путешествующих по бюджетному плану европейских семейных пар.

Джейсон заметил, что любое отступление от нормы привлекает внимание и потенциально опасно. Мария в ответ заявила, что одна постель на двоих потенциально еще опаснее.

Спорить с женщиной бесполезно: даже явная победа означает лишь, что схватка еще не закончена. Эту истину Питерс постиг давно. К тому же им предстояло провести вместе всего одну ночь. Самое большее, две.

Джейсон поднялся с шезлонга со смешанным чувством разочарования от того, что романтический миг оказался так недолог, и облегчения от того, что этот миг все же ускользнул.

Пока они шли через холл с обоями, демонстрировавшими голубые и розовые раковины, доктор Бергенгетти беспрерывно говорила, хотя раньше многословием не отличалась.

Перед дверью он остановился и осмотрел ручку.

— Ищешь отпечатки?

Джейсон покачал головой и поднялся.

— Нет. Когда мы уходили, я положил волосок между дверью и рамой. И сейчас он на месте.

Мария кивнула.

— Понятно. Если бы кто-то заходил…

— Мы бы об этом узнали. — Питерс толкнул дверь и вошел.

Женщина осталась в коридоре.

— Так ты думаешь…

— Осторожность не помешает.

Она переступила порог и закрыла за собой дверь.

— По-моему, эти шпионские игры немного затянулись. Вчера, когда те люди начали в нас стрелять, я подумала…

Губы ее задрожали, по щеке скатилась слезинка, а уже в следующий момент она закрыла лицо руками и зарыдала навзрыд.

— Я такая… слабая. Иногда сама себя ненавижу. Но все эти убийства, вся эта жестокость…

Джейсон машинально обнял ее и попытался найти слова утешения, но в конце концов пробормотал лишь банальное:

— Все будет хорошо… все будет хорошо.

Она отстранилась и посмотрела на него сердито.

— Не будет! Вы и эти… люди! — Последнее слово прозвучало как проклятие. — Вы же не успокоитесь, пока не уничтожите друг друга, и горе тому, кто окажется между вами. И все ради чего? Показать, кто круче?

Питерса так и подмывало напомнить, что противодействие тем, кто насаждает свои взгляды насильственным путем, вряд ли можно считать личной вендеттой, но пользы от такого замечания было бы немного.

— Насилие всегда порождает ответное насилие. Разве непонятно? Убивая друг друга, мы никакие проблемы не решим.

«Скажи это Лорин», — подумал он, но вслух произнес:

— Подумай сама, в обоих случаях не мы на них, а они на нас напали.

Женщина вытерла глаза, размазав при этом тушь.

— Одна сторона должна остановиться и попытаться договориться с другой. Как ты не понимаешь!

Джейсон прекрасно все понимал. С бешеными собаками не договариваются, а ведь фанатики еще хуже. Бешеные собаки не по собственной воле стали такими.

Мария шмыгнула носом и выдала привычную банальность:

— Война — не ответ.

Зависит от вопроса.

— Мне так страшно. — Она посмотрела на него почти с мольбой. — В меня никогда раньше не стреляли, никто не пытался меня убить. Мне еще никогда не было так плохо.

Возможно, этот взгляд, полный мольбы, отчаяния и беспомощности, и решил дело. А может быть, сыграл роль биологический фактор.

Да и какая разница.

Джейсон просто обнял ее и крепко к себе прижал, коснувшись губами ее губ. В первое мгновение она напряглась, а потом подалась к нему и поцеловала.

42
{"b":"182988","o":1}