ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Каменный пол был усеян мусором, то ли оставшимся после попытки Агриппы замуровать переходы, то ли занесенным во время одной из двух последующих экспедиций. В некоторых местах его набралось столько, что троим исследователям приходилось едва ли не проползать под потолком.

Постепенно коридор стал уходить вниз. В свете ламп на потолке можно было заметить следы долота. Черные пятна копоти над небольшими выступами указывали на то, что когда-то здесь стояли светильники. Запах мертвой земли отравлял дыхание, в ушах звенела тишина. Даже звук шагов по каменному полу растворялся в многовековом покое, сопротивлявшемся любому вторжению. На границе света и тьмы мелькали какие-то существа, наверное, крупные насекомые, которых тоже растревожило появление непрошеных гостей. Бесшумно кружась, они то собирались в серые стайки, то разлетались, исчезая в море мрака.

Джейсон прошел несколько шагов, глядя на компас, и с удивлением отметил, что подземный коридор сориентирован строго по линии «восток — запад». Интересно, как смогли это сделать строители, жившие до изобретения компасов?

Через несколько минут они вошли в помещение со сводчатым потолком, в центре которого лежала большая плита из туфа с вырезанными фигурками богов и животных.

— Жертвенный алтарь, — прошептал Эдриан. — Наверное, здесь забивали животных.

Дальше коридор резко поворачивал, и Мария, сосредоточившись на газоанализаторе, даже ударилась о стену, прежде чем увидела ее.

— Stronzo! — воскликнула она, отшатываясь, и наступила на ногу Эдриану.

Последовавшее за этим восклицание определенно не содержало имени святого.

— Ты в порядке?

Мария потерла нос.

— В порядке, — проворчала она неубедительным тоном.

Джейсон шагнул в сторону и вдруг увидел вырезанный в камне еще более узкий проход, на стене которого можно было рассмотреть почти рассыпавшиеся железные петли.

Не без труда Эдриану удалось все-таки протиснуться в этот коридор.

— Похоже на секретный ход.

Джейсон кивнул. Вот почему священники и жертвенные животные оказывались впереди гостя. Все, как и описывал Северин. Непосвященным это, вероятно, казалось чудом.

— Думаешь, с оборудованием не протиснемся?

Джейсон покачал головой.

— Баллоны придется оставить здесь.

— Это будет неблагоразумно, — подала голос Мария, выглядывая из-за спины Эдриана. — Если то, что говорит Джейсон, правда, мы в любом случае увидим, куда выходит эта тропинка.

Мария снова двинулась вперед, держа прибор перед собой, как крест после окончания церковной службы. Остальные потянулись за ней, пока не попали в еще одну комнату с жертвенным алтарем. Слева от алтаря находилась еще одна дверь, возможно, конец обнаруженного несколько минут назад прохода.

Немного погодя они вышли к высохшему руслу. Воды осталось едва ли на три фута, и другой берег виден не был, но резкий обрыв указывал на то, что течение было быстрое. За тысячелетия поток сгладил камни, так что переправа прошла относительно легко.

Когда-то ширина Стикса достигала сотни футов, хотя тем, кто преодолевал ее в темноте, река, наверное, казалась шире.

Дальний берег представлял собой обширную пещеру, полого уходившую вверх от русла. Ее стены взмывали подобно нефу собора и исчезали в темноте, куда не проникали лучи фонарика. Потревоженная светом летучая мышь заметалась кругами и пропала во мраке, из которого явилась.

— Посмотрите. — Эдриан опустился на колени возле того, что на первый взгляд выглядело небольшим углублением в каменистом полу. — Похоже на шахту, ведущую к нижнему туннелю.

— Так вот как появлялись и исчезали «тени» мертвых! — заметила Мария, указывая на еще несколько углублений.

«Очень интересно, — подумал Питерс, — но им ведь нужно другое». Осторожно обходя ямки, он посветил на ближайшую стену.

— Мария, что ты думаешь об этом?

Она тут же подошла, и они оба уставились на круглые серые камни. Возле каждого стоял неказистый и, судя по виду, мертвый кустик. Зачем их посадили? Разве могло расти что-то в такой темноте? Нет, конечно.

Опустившись на корточки, Мария провела ладонью по одному из камней.

— Пемза.

Слово это на мгновение вернуло Джейсона в Джорджтаун, к тем субботним вечерам, когда Лорин, натянув резиновые перчатки и очки и надев комбинезон с логотипом нефтяной компании, бралась за какую-нибудь вещицу, обнаруженную в одной из местных лавчонок. И обычно к концу дня из ее рук выходило настоящее сокровище, годами, если не столетиями, прятавшееся под слоями старой краски и почерневшего лака. Пользовалась она при этом исключительно пемзой и наждачной бумагой.

Даже здесь, в мире Аида, Лорин напоминала о себе. Она всегда говорила, что не оставит его в покое. Джейсон отогнал эту мысль, чтобы сосредоточиться на более насущной проблеме.

— Пемза? То, чем шлифуют мебель?

К ним подошел Эдриан.

— Ее действительно можно использовать как наждачную бумагу. Вообще-то, пемза — это вулканическое стекло, очень плохого качества и…

— Ядовитое? — нетерпеливо спросил Джейсон.

— Пористое. И, по-моему, весьма похоже на тот образец, что ты мне принес. — Она поднесла к камню газоанализатор. — Да, практически то же самое. И прибор показывает этиленовые газы. Впервые встречаю вулканическую породу с такими свойствами.

— Но зачем кому-то понадобилось везти этот камень отсюда за полсвета? Разве что…

Что-то вдруг вспыхнуло рядом с Марией. Один из кустиков охватило пламя. Точнее, пламя как будто танцевало над невзрачным растеньицем, не трогая его. И почти сразу же задымились несколько ближайших камней.

— Камень при нагревании испускает газы, — бросила Мария. — Быстро, берите регуляторы. Носом не дышать.

Джейсон, как опытный дайвер, справился с регулятором без проблем. Остальные, как оказалось, тоже знали, что делать. Еще один кустик беззвучно вспыхнул слева. Он поднялся. Да, можно представить, какое впечатление этот спектакль произвел на юного римлянина Северина.

А это что? Какой-то шорох… Джейсон прислушался. Уж не летучая ли мышь вернулась? Нет, не похоже. Это не крылья, а, скорее…

Скорее, шаги. Кто-то шел к ним из темноты.

Глава 40

Амтрак

Где-то между Вашингтоном и Атлантой

14.30 ВСВ днем ранее

Рассович хотел вылететь из Нью-Йорка в Саванну, но после проверки при посадке на рейс в Атланту и еще одной при пересадке на рейс в Саванну проникся верой в действенность поголовного профайлинга. Американцы, конечно, ответственны за многое, в том числе и за вред, причиненный планете, но они не идиоты. Их широко разрекламированная готовность обыскивать и допрашивать как блондинов-скандинавов, так и смуглолицых женщин в абайе, под которой можно спрятать все, что угодно, — это не равноправие, а самоубийство.

Рассович не верил ни одному их слову.

Плохенький английский, широкое славянское лицо, бледная кожа — вполне достаточное основание, чтобы проверить водительское удостоверение, доставшееся ему так легко и просто. Его подвергнут многочасовым допросам и, не мытьем, так катаньем, выяснят, что он прибыл сюда, чтобы уничтожить их.

Учитывая это все, Рассович сел на поезд, где никаких мер безопасности никто не вводил.

В вагонах было чисто, тихо и малолюдно. Поначалу его даже удивило, что американцы не пользуются этим видом транспорта. Ответ пришел сам собой и повторялся потом каждый раз, когда железная дорога шла параллельно шоссе: автомобили бежали намного быстрее поезда. Как, впрочем, и автобусы.

Рассович уже решил, что из Атланты в Саванну поедет на автобусе. А там пойти по адресу, полученному накануне от человека, который передал сборник пьес Чехова с подчеркнутыми на определенных страницах строчками. В той же книжке обнаружились и несколько стодолларовых бумажек.

Никаких инструкций относительно того, что нужно будет сделать в этом портовом городе и на что следует потратить деньги, Рассовичу никто не давал. Что ж, сначала надо добраться до места, а там посмотрим, решил он.

54
{"b":"182988","o":1}