ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А на грузовике привезли что-то странное.

Какое-то маленькое, тщедушное растеньице. Безобразное. И никаких цветочков. Кучку камней. Больших, круглых, беловатых и с виду страшно тяжелых. А потом оказалось, что нет. Один из рабочих поднял камень и спокойно понес в сад, туда, где они сажали те чудные кустики.

Ширли эти кустики не нравились. Вот розовые кусты — совсем другое дело. Но, с другой стороны, откуда ей что знать? Она же просто уборщица.

Глава 49

Паром Неаполь — Кальяри

То же время

Два куска пиццы, недоеденные, остывали на столе. Позабыв про них, Джейсон наблюдал за стоявшим у двери мужчиной — разговаривая по сотовому, тот еще и курил. Обе руки заняты. Не спуская с него глаз, Питерс прикрылся газетой.

Закончив разговор, мужчина повернулся и сунул телефон в карман куртки. В ту же секунду Джейсон поднялся и, изображая из себя заскучавшего пассажира, двинулся к выходу.

Яркие огни на автомобильной палубе освещали и край расположенной выше пассажирской. Мужчина с телефоном прислонился к перилам и затянулся сигаретой. Ветер подхватил сорвавшиеся искорки.

Бормоча что-то неразборчивое и слегка покачиваясь, Джейсон двинулся к нему вдоль поручней. Лица незнакомца он не видел, но не сомневался, что тот смотрит на него. Не доходя нескольких шагов, Питерс остановился и пошатнулся, как пьяный, потом, дождавшись очередной волны, качнулся вперед и столкнулся с мужчиной.

— Mi dispiace, — пробормотал он. — Извините.

Так и не заметив скользнувшей ему в карман руки, курильщик легонько оттолкнул Джейсона и отступил на шаг.

— Prego.

Стараясь не прибавлять шагу, Джейсон спустился по стальным ступенькам, отошел в тень и, убедившись, что его никто не видит, достал сотовый и набрал номер американского консульства в Неаполе, один из нескольких номеров, которые выучил наизусть еще перед вылетом из Вашингтона.

Ответивший ему усталый голос явно принадлежал американцу. Тот, кто был нужен Джейсону, уже ушел домой.

— Дело крайне важное.

Для кого-то — да, важное, но не для снявшего трубку.

— Его здесь нет.

— Как вас зовут?

— Это имеет какое-то значение?

— Имеет, — рыкнул Джейсон, — потому что потом я позвоню послу в Рим и расскажу про лодыря, который работает у него в Неаполе и которому лень оторвать от стула задницу, даже когда речь идет о национальной безопасности.

— Неужели? И кто же вы? Госсекретарь?

— Нет, но если у тебя в голове еще что-то есть, то ты сейчас же наберешь дополнительный два-ноль-один в римском посольстве и скажешь, что разговариваешь с человеком из «Наркома».

Дополнительный два-ноль-один был номером посольского отдела, который для прикрытия занимался вопросами военного, культурного и торгового обмена, но в действительности решал совсем другие проблемы.

Похоже, парень в Неаполе понял, по крайней мере, что человек, которому известен добавочный, кое-что значит.

— Оставайтесь на линии.

Сверху донесся громкий, сердитый голос. Наверное, курильщик понял, что у него украли телефон. Джейсон отодвинулся поглубже в тень.

Тон человека в консульстве тоже заметно изменился.

— Что я могу для вас сделать, сэр?

— Соединить с номером в Вашингтоне.

— На это потребуется какое-то время. Куда вам перезвонить?

Узнать номер сотового, по которому он звонил, Джейсон не мог.

— Я останусь на связи.

— Но…

— Я останусь на связи.

Шум наверху усилился.

— Послушай, — прошипел Питерс в трубку. — Ситуация обостряется. Мне нужен канал связи. — Он назвал круглосуточный номер Мамы. — Перезвоню через пять минут. Скажи тому, кто ответит, что звонят из Италии.

Человек в Неаполе попытался было протестовать, но Джейсон дал отбой. Только бы у Мамы не было других операций в Италии.

Расправив плечи и глядя перед собой, он решительно направился на полубак, где находилась и его каюта. Двое, один из которых был в форме транспортной компании, прошли мимо. Пострадавший итальянец указывал в сторону кормы. Похоже, они искали исчезнувшего в темноте пьянчужку.

Едва войдя в каюту, Джейсон включил верхний свет, потом сел на жесткую койку и снова набрал номер в Неаполе.

Ничего.

Еще одна попытка — тот же результат. Сигнал блокировала стальная переборка, из-за которой каюта превращалась в камеру, а он в узника. Связаться со спутником отсюда не получится.

Приоткрыв дверь, Джейсон осторожно выскользнул в узкий коридор и торопливо поднялся по трапу на верхнюю палубу, где не было никого, кроме нескольких стоявших у поручня пассажиров. Он спустился на автомобильную палубу и тронул ручку белого фургона.

Заперт.

Следующим оказался маленький грузовичок «Мерседес». Дверца открылась сразу, и Джейсон сразу забрался в самый темный уголок, откинул крышку сотового и пробежал пальцем по кнопкам.

На этот раз человек в консульстве был вежлив и внимателен.

— Канал открыт, сэр. Насколько я понимаю, вы звоните по незащищенному телефону. Все, что будет сказано, может быть перехвачено.

Как и везде. Но если только экотеррористы не обнаружили каким-то образом номер, по которому он звонил, и не настроили компьютер на запись всех звонков на него, разговор затеряется в миллионах других. Так и вор, решаясь на кражу, полагается на толпу, в которой можно раствориться.

— Да?

Джейсон сразу узнал голос Мамы.

Вторая, после объема звонков, надежда звонящего — краткость разговора, хотя и это не давало гарантии анонимности.

— Конференция в Вашингтоне. Завтра. Хиллвуд. — Он на мгновение остановился, спрашивая себя, не произнес ли ключевые слова, на которые уже среагировала поисковая программа какого-нибудь следящего устройства. Времени на околичности не оставалось. — Дыхание Земли вызывает самовоспламение. Камни и растения.

— Камни и растения?

— Как на траулере. Если заседания будут проходить у открытых окон, например в столовой Хиллвуда.

Снова пауза.

— Не уверена, что понимаю.

— Газ, этилен, вызовет у всех — участников, секьюрити и остальных — сонливость и галлюцинации, но никого не убьет. В том-то и фокус. Пока все под кайфом, кто-то проникает в комнату снаружи, перерезывает несколько глоток и исчезает. Все тихо и спокойно. Возможно, кто-то из «Эко» будет иметь при себе дыхательное устройство. Когда газ рассеется, никто не будет знать, что же случилось. Людей убили на глазах у охраны, и никто ничего не понимает. Месть Земли, причем посредством натуральных продуктов, растений и газа.

— Господи, там же будет президент!

— Пусть поменяет план.

— У тебя есть подтверждение?

— До завтрашнего утра ничего.

Снова пауза, затем густой голос Мамы:

— Конференция слишком важна для него. Президент полагает, что войдет в историю как человек, посвятивший жизнь примирению промышленников и экологов.

— Он и войдет. Только по другой причине.

— Если ты ошибаешься, мы все предстанем в нелучшем свете.

— Понимаю. И вот что я тебе скажу. Я передаю эту же информацию в ЦРУ. Они — наш клиент, и могут поступать, как им угодно.

В Вашингтоне никто не берет на себя ответственность. Ее постоянно перебрасывают друг другу.

Глава 50

Возле Силануса, Сардиния

Часом позже

В «Мерседесе», отъехавшем два часа назад от паромной переправы, сидели трое. Лицо одного из них, расположившегося сзади, частично закрывала глазная повязка. На щеке багровели свежие шрамы. Все четверо были в свободного покроя рубашках и мешковатых штанах, обычной одежде местных крестьян, за которых они вполне могли сойти.

Вот только сардинские крестьяне вряд ли стали бы разъезжать в такой машине. Столь же сомнительно, что они помчались бы ночью к сельскому дому, осмотр которого установил бы факт отсутствия его хозяев на протяжении уже нескольких дней.

59
{"b":"182988","o":1}