ЛитМир - Электронная Библиотека

Таким образом, заместитель официально вступил в должность Руководителя Земной Миссии на Эксанвилле, точнее, того, что от нее осталось — шести десятков напуганных людей, запертых в брошенном элиантском поместье и совершенно беспомощных перед лицом дальнейшей судьбы.

— Признаю, Хэндерган, что вы спасли нас, — тихо сказал он Фрэнку. — Мы бы вряд ли успели добраться до безопасной зоны. И я, конечно, отражу это в своем рапорте. Но то, что вы вызвали зурбицан — это прямой ущерб интересам Земли. И если буря утихнет до того, как они прибудут — я вам очень сильно не завидую.

— Я себе тоже не завидую, — ответил инженер. — Равно как и вам, и всем в этом доме. Ибо буря и не собирается утихать. Посмотрите, раньше ее граница была более чем в двух милях отсюда, а теперь в лучшем случае полторы. Да и небо над нами уже далеко не ясное.

Потянулись тяжелые часы ожидания. Ситуация усугублялась тем, что психическое состояние многих, в особенности из прибывших после первой партии, было далеко не лучшим. К счастью, дом был достаточно обширным, чтобы развести таких людей по разным комнатам и избавить остальных от зрелища чужих истерик. Как и следовало ожидать, наибольшую выдержку проявили те, кому было доверено оружие, т. е. сотрудники Отдела Безопасности; компьютерное тестирование не подвело.

Меж тем климатическая установка Йоллесиэна постепенно сдавала свои позиции. К концу третьего часа пребывания в доме по окнам потекли первые капли дождя. В середине четвертого полы ощутимо задрожали. В начале пятого тряхнуло уже более основательно, и с тех пор толчки повторялись уже каждые несколько минут. Фрэнк сидел в одиночестве в одной из комнат; от очередного толчка лопнула прозрачная мембрана в стене, и на пол посыпались изящные статуэтки, изготовленные одним из прежних владельцев дома тысячелетия назад. Они падали и рассыпались в пыль. Фрэнку впервые пришла в голову мысль, что элианты могли и сами не рассчитать силу своего удара. Что, если этот же катаклизм разрушает сейчас и другие дома с не успевшими эвакуироваться жителями… а главное — Хранилища, те самые хранилища произведений искусства, ради спасения которых и затеяна вся эта смертоносная мистерия с убийством миллионов грумдруков в финале?

«Неужели все это из-за нас?» — подумал Хэндерган. «Из-за наших компьютеров, из-за нашей, как говорил Хаулион, ненасытности? И мы теперь должны жить с этой мыслью? Впрочем, Хаулион говорил и другое. Внешние обстоятельства никогда не бывают причиной… только поводом. Так что жить с этой мыслью придется элиантам, если они, конечно, не устроят всему Континенту судьбу Атлантиды. Но поводом… поводом послужили мы.»

«И нельзя сказать, чтобы это сошло нам с рук», — продолжал думать Фрэнк. «Трудно представить себе большее унижение для Земли, чем бегство остатков Земной Миссии с планеты со статусом B в грузовом трюме зурбицанского корабля. Впрочем, до корабля надо еще дожить…»

Подходил к концу седьмой час. Ливень молотил в окна и стены; казалось, что дом обстреливают из старинного огнестрельного оружия, и взрывы грома только усиливали это впечатление. Все незакрепленные предметы давно валялись на полу; подземные толчки то и дело раскачивали дом, словно корабль в бурном море. Стены скрипели, но держались; конструкция из соэллиса, подобная раковине гигантского моллюска, отличалась куда большей прочностью, нежели бетонные карточные домики землян. Толчки, даже сильные, уже не сопровождались вскриками; какой бы абсурдной ни была ситуация, люди привыкают к ней быстро. Впрочем, самые нервные давно спали на полу, получив хорошую дозу успокоительного в вену, или сидели в ступорозном состоянии, уставившись перед собой невидящими глазами.

Внезапно ослепительно сверкнувшая молния ударила прямо в окно; осколки оконной мембраны брызнули в разные стороны. От грохота у землян даже и в соседних помещениях позакладывало уши. В следующий момент ветер и ливень хлынули в дом. Холодные щупальца бури моментально ворвались во все уголки, сбивая людей с ног, затыкая нос и рот комком мокрого воздуха. Вода текла по полу и лилась в нижние помещения. Почти сразу вслед за этим серия толчков небывалой прежде силы сотрясла дом. С отвратительным звуком лопающейся перепонки одна из стен треснула. Фрэнк, пытаясь устоять на ногах после очередного толчка, ухватился за край трещины и почувствовал тепло воспаленной раны. Пробудившиеся к жизни клетки соэллиса силились восстановить первоначальную конструкцию.

Дом снова наполнился криками и паникой. Через проломы хлестало как из бранспойтов, и нижние помещения наполнялись водой. Раненых и усыпленных пришлось перетаскивать наверх. Здание снова тряхнуло, и от первоначальных трещин побежали другие. После того, как оборона дома была прорвана, оставалось недолго ждать конца. При следующем ударе одна из комнат, неправильной сферой висевшая над округлой внешней стеной большого зала, откололась и рухнула вниз. К счастью, в ней никого не было. Бурлящие потоки воды неслись вниз по лестницам.

— Так что насчет вашего рапорта? — поинтересовался Фрэнк у мокрого с ног до головы нового Руководителя Миссии.

— Если мы здесь погибнем, тогда ваш призыв к зурбицанам был еще более бессмысленным! — ответил тот, перекрикивая рев бури. Фрэнк поневоле восхитился подобной заботой о государственном престиже перед лицом смерти.

Земляне отступали в комнаты, еще не затронутые разрушением, но и сквозь целые пока стены слышно было, как дом поддается натиску стихии. На первом этаже открыли все двери, чтобы воде было куда выходить, но и снаружи равнина представляла собой сплошной водный поток. В водовороте у главного входа медленно поворачивалось тело айри.

После нового толчка почва начала оседать. Дом накренился на сорок градусов и остался в таком положении. Полопавшиеся окна смотрели в исходящее злобой небо. Затем раздался низкий вибрирующий стон, за которым последовал зловещий треск сразу с разных сторон. Это была агония дома. Фрэнк взглянул на потолок и увидел, что он превращается в подобие битой скорлупы. Далекий монотонный гром звучал финальным аккордом.

«Слишком уж он монотонный», — мелькнуло в сознании Фрэнка. «И нарастающий.» Еще несколько человек обернулись к изливающим воду окнам и увидели пробивающийся сквозь тучи свет, который не был светом молний. Затем вой бури начал стихать, когда защитное поле накрыло место бедствия. Прорвав тучи, на планету опускался огромный неправильный силуэт зурбицанского корабля.

Двадцатью минутами позднее Фрэнк вместе с другими уцелевшими вступил на борт, в теплое и сумрачное чрево грузового трюма. В воздухе стоял отвратительный запах тухлой болотной воды, всюду сопровождающий зурбицан. Этим воздухом землянам предстояло дышать ближайшую неделю, не говоря уже о пище, вкусовые достоинства которой исчерпывались безвредностью для человеческого организма. Но Фрэнка это не слишком пугало. Он уже успел убедиться, что человек может привыкнуть ко всему.

Едва последний из землян поднялся на борт, корабль плавно оторвался от земли. У зурбицан не было причин задерживаться на планете отвергших их элиантов; бушевавший же катаклизм был внутренним делом последних — по крайней мере до тех пор, пока они не обратятся за помощью и не гарантируют оплату издержек. «Вот и конец Земной Миссии на Эксанвилле», — подумал Фрэнк. В трюме не было иллюминаторов и экранов, поэтому он не мог увидеть с орбиты, какая часть Континента охвачена катастрофой и действительно ли Остров грумдруков погрузился в пучину океана. Впрочем, он и так это скоро узнает из земных видеопередач.

Внезапно чувство острой досады пронзило сознание инженера. Он вспомнил, что оставил айолу в музыкальной комнате.

Согласно условиям договора

Благородный господин, подайте на пропитание бывшему Генеральному Секретарю Объединенных Наций! Я не ел уже два дня, да клонируют вас многократно, да пребудет ваш осмотический баланс… ах, скотина жадная, чтоб у тебя щупальца поотсыхали! Почтенная леди… то есть я хотел сказать господин… ах, нет, все-таки леди… сам черт их не разберет! О премудрый Техник, подайте бывшему Генеральному Секретарю… Собственно, почему бывшему? Формально меня никто не отстранял от этой должности. Как, к примеру, и Папу Римского. Интересно, что он сейчас поделывает? До меня доходили слухи, что ему удалось устроиться клоуном в какой-то третьесортный балаган, но это, скорее всего, глупые сплетни. Насколько я его помню, у старика начисто отсутствует чувство юмора.

47
{"b":"182997","o":1}