ЛитМир - Электронная Библиотека

— …А значит, будем пробиваться с крыши, — закончил я. — На позиции. Сбрасываемся тройками. Первая: Итени, Сети, Аний. Тил, остаешься, координируешь высадку и погрузку.

Я тщательно закрепил страховочные ремни. Вызвал кабину пилотов.

— Мы готовы. Снимите внешнюю блокировку и постарайтесь держаться ровнее.

Синий огонек на статус-панели сменился белым. Приоритет управления грузовым шлюзом передан нам. Я коснулся сенсора, и двойные перекрещенные лепестки створок скользнули в стороны.

В следующий миг, несмотря на страховку, меня едва не сбило с ног. Потоки воды хлынули в отсек. Ветер нещадно тряс, стараясь вырвать из паутины лент.

Я вывел усилители на максимум и увеличил жесткость ремней. Тряска немного уменьшилась. Комп иллулиара, синхронизированный с центральным компом флаера, спроецировал на лицевую панель изображение скрытого пеленой дождя комплекса. Попасть гарпуном в подсвеченную на карте точку — не самая сложная задача.

Надежно впиться в твердую поверхность удалось со второго раза. Порыв ветра снес первый гарпун далеко в сторону. Анию понадобилось три попытки.

Зафиксировав трос, я скользнул в пасть урагану, и тот с готовностью подхватил жертву, добровольно бросившуюся к нему в объятия. Меня закружило вокруг оси. Трос вибрировал с такой силой, что мелькнула иррациональная мысль — выдержит ли он нагрузку? Видимость по-прежнему была нулевой. Лишь комп скрупулезно отсчитывал каждый пройденный участок.

В конце скольжение замедлилось: фиксатор сжал челюсти плотнее. Тяжелый толчок — и я по колено погрузился в воду. Гладкая каплевидная крыша переломилась и просела точно посередине. Во впадине собралось небольшое озерцо: не прошло и полтакта, как водная стихия заявила права на владение неподатливым кусочком суши.

Рядом приземлились Аний и Сети. Даже на расстоянии вытянутой руки я различал лишь смутные контуры фигур. Сориентировавшись, мы двинулись к точке, где предстояло заложить заряды. путешествие вышло короче, чем ожидалось: помог излом. Останься крыша неповрежденной, при таком ветре пришлось бы ползти на четвереньках.

Глубина озера увеличивалась с каждым шагом. Когда мы вышли к линии разлома, вода доходила до пояса. Отмеченная еще на флаере темная полоска оказалась неровной трещиной — достаточно глубокой для установки в нее зарядов.

Работать пришлось на ощупь. Чтобы пробиться сквозь водную завесу, мощности встроенного в иллулиар прожектора не хватало, а от сканеров в таких ситуациях мало пользы. Впрочем, минирование вслепую — не самая сложная задача. Беспокоило другое: не обрушит ли взрыв всю крышу, а не только нужный нам фрагмент. По оценке аналитмодуля запаса прочности у конструкции хватало, да и заложенные заряды были направленного действия, и все же…

Поверхность под ногами дрогнула, последовал едва уловимый толчок. Озеро почти мгновенно обмелело — вода хлынула в образовавшуюся пробоину.

Пролом получился идеальным, в точном соответствии с расчетами. Я спрыгнул в пенящуюся воронку: ливню оказалось по силам создать небольшой водопад. Оперативники скользнули следом.

Теперь, когда мы пробили проход, с флаера должна десантироваться вторая группа. Но у них своя задача, у нас своя — пробиться сквозь завал и вытащить замурованную в лабораториях нижнего уровня небольшую группу научников. А затем, если будут хоть какие-то шансы, постараться расчистить шахту и спуститься вниз, к третьей группе, в момент катастрофы изучавшей внутренние створки почки.

* * *

Сигнал бедствия прорезал плотную завесу бури две сотни тактов назад. Работал аварийный автомат-передатчик: как выяснилось позже, центральную антенну снесло почти сразу.

Команду пришлось собирать на ходу. Спасателей среди нас не было, выбирали из тех, кто имел военную подготовку. Первый отряд из десяти элиан, включая пилотов, отправили сразу. Вторая группа, многочисленная и куда лучше экипированная, вылетела следом с пятидесятитактовой задержкой.

Полностью разобраться в ситуации удалось лишь на подлете, когда установили связь с полуразрушенной станцией. Землетрясение началось совершенно неожиданно, без сопутствующих возмущений в коре, на которые могли бы среагировать детекторы сейсмоактивности. И динамика развития существенно отличалась от канонической. После второго толчка, последовавшего спустя доли такта за первым, почву под станцией рассек длинный безобразный шрам. И здание начало складываться пополам.

К катастрофическим последствиям это не привело, все-таки станция изначально рассчитывалась на противостояние ударам стихии, но несколько элиан оказались намертво заблокированы в отсеке. Впрочем, если не повторятся толчки, каких-то сложностей с их вызволением не предвиделось.

Куда меньше повезло троим элианам, оказавшимся в нижнем шлюзе шахты. Надежды на то, что узкий канал окажется неповрежденным и научники смогут выбраться сами, почти не было. Как и возможности шахту расчистить.

А учитывая, что еще до начала землетрясения исследовательская группа пробыла внизу полсотню тактов, ситуация становилась критической. Так долго рядом с почкой не выдержит ни один телепат. Разве что Айя… Я тряхнул головой. Не до того.

Ствол подъемника для спуска оказался непригоден. Подземные удары и последующее проседание здания деформировали его не сильно, но платформу и выводящие на этажи двери искорежили. Выжечь их было можно, но пришлось бы повозиться. И потом, наша задача не столько пробиться самим, как-никак оперативники — справимся, сколько найти подходящий маршрут для эвакуации засыпанных на нижнем уровне элиан, у которых ни иллулиаров, ни подготовки. Значит, надо искать другой путь.

С аварийной лестницей дела обстояли немногим лучше. Твердая металлопластиковая спираль угрожающе кренилась, но форму держала. А главное, несмотря на небольшую деформацию, протиснуться удалось даже в иллулиарах. До второго уровня спустились без проблем. Дальше хода не было: путь перегородила та самая пробка, что отсекла нижний этаж лаборатории от остальной части здания.

Пробиться через завал оказалось сложнее, чем думалось вначале. Взрывать преграду пришлось в два приема, а после — спешно сооружать подпорки из подручных материалов. Окончательно решила проблему здоровенная тяжелая плита, выбитая из покрытия пола землетрясением. Вдвоем с Анием мы выдрали ее окончательно и поставили на ребро, подперев оставшийся без надежной поддержки потолок. Дабы подпорка не ходила ходуном, Аний вбил в небольшой просвет обломок пластиковой обшивки, а затем лазером расплавил его в подобие связующего раствора. Насколько крепко он свяжет импровизированную подпорку с потолочной пластиной и выдержит ли конструкция даже слабый толчок, сказать было сложно.

Несмотря на обрушение части коридора, энергопитание подавалось по-прежнему. Уцелевшие лампы светили ровно и ярко.

Второй завал, непосредственно блокирующий выход из лабораторий, начинался в нескольких шагах. Ни в какое сравнение с предыдущим он не шел, однако створки дверей блокировал на удивление надежно. Словно специально сооружали.

На вскрытие ушло чуть больше такта. Взрывчатка не понадобилась, хотя пришлось пару раз выстрелить из плазмера, чтобы перерубить сорванную трубу холодильного агрегата, намертво вошедшую в стену косой распоркой. Дальше завал разбирали вручную, полагаясь на усилители иллулиара. В конце концов Сети выломал створки заклинившей двери.

Нас ждали. Пожалуй, впервые со сдачи экзаменов в академии я пожалел, что работаю во внешней разведке. Букет эмоций, обрушившийся на нас, невольно заставлял почувствовать себя чуточку значимее. Сожаление было мимолетным: я прекрасно понимал, что проделанная работа по сложности и значимости уступает оперативно-полевой деятельности; и все же видеть столь яркую неподдельную благодарность раньше не приходилось. Есть в работе спасателей и светлая, легкая сторона.

Эвакуация много времени не заняла. Аний запрыгнул в пролом потолка, сбросил вниз эластонить и по очереди поднял научников. Пока никаких осложнений не возникло. Некоторые проблемы ожидались разве что с погрузкой на флаер — все-таки местные в отличие от нас ходили без иллулиаров. Но как-нибудь вытянем.

10
{"b":"182998","o":1}