ЛитМир - Электронная Библиотека

Правда, непонятно, к чему эта игра. Да и после того, что произошло на Аури, сочетание «профессиональная некомпетентность» выглядело смешным, донельзя наигранным.

— Форма взыскания оставлена на ваше усмотрение. — Я поймал себя на мысли, что мне не нравится начало разговора. Мой поступок на крейсере сейчас казался вдвойне абсурдным. Прямое нарушение приказа… Ради чего? Ситуация к тому никак не располагала.

— Обойдемся устным выговором. — Глаза Айи блеснули. Мне показалось, происходящее ее веселит. — Ведь подобного больше не повторится, Итени Рин?

— Нет. — Я постарался ответить максимально сухо.

— Надо же, — весело проговорила контролерша, — два дня не виделись, а уже такая перемена. Ты автономнее, чем казалось поначалу. Хорошо.

Она с неожиданной теплотой улыбнулась, и я почувствовал, как снова тону в многослойном пряном пси-букете ее чувств.

— Не обращай внимания, Итени. — Она попыталась придать лицу серьезное выражение и внезапно рассмеялась. — Прости, ничего не могу поделать. Двойная доза кенци. Для моей комплекции и в здоровом состоянии многовато, а уж сейчас… Но иначе я бы и до кабинета не дошла. А мне надо было тебя увидеть. Обязательно. Иначе все закончилось бы плохо… Не обращай внимания. — Она провела рукой по

5-Тень мессии лбу. — Да, с отчетностью ты уже разобрался. Вернешься к себе — посмотри последние сводки; тут без нас много интересного случилось, быстро не перескажу… мысли путаются. И еще от меня информпакет, я надиктовала, пока меня склеивали…

— Я вызову медиков. — Когда Айя упомянула кенци, я почувствовал кислинку во рту. Химические соединения на его основе входили в состав боевого коктейля для экстренных случаев. Когда ранения значительно влияют на функционалку, когда некуда отступать.

Наркотик почти полностью блокировал болевые ощущения, а затем организм начинал сжигать себя, увеличивая скорость психомоторных реакций за счет гормонального вброса. Длилось это состояние несколько десятков тактов, потом наступала жестокая расплата.

Насколько я помнил, после применения подобных коктейлей требовался курс восстановительной химиотерапии. В отдельных случаях последствия нервного форсажа оказывались необратимыми. Как бы то ни было, за всю свою практику я ни разу не прибегал к препаратам этого класса. Но зачем его использовала Айя?!

— Не надо, сами придут. — Женщина вяло махнула рукой. — Я вызвала заранее. Еще… два такта у нас есть. Ты не задал главного вопроса, Итени.

— Какого вопроса? — Я напрягся, пытаясь понять, говорит ли Айя про медиков всерьез. Потом активировал уником. — Итени Рин. Медбригаду в комнату девятнадцать-одиннадцать. Срочно.

— Опять приказы нарушаешь? — насмешливо проговорила Айя. — Говорю же, вызвала заранее.

Новый эмоциональный всплеск был настолько сильным и неупорядоченным, что мне пришлось напрячься, отражая пси-волну. В каком бы состоянии ни находилась Айя, пси-потенциал у нее был невероятным.

— Но как хочешь. Тогда завтра… нет, через день… — Она уставилась на стену за моей спиной. — Уже идут. Оперативно… Ах, мы же на девятнадцатом, медблок рядом совсем… Все забываю, что кабинет не тот… Итени, информпакет просмотри сразу. Все внутри. Через день зайдешь. К ночи ближе, раньше не сумею…

Дверь откатилась в сторону.

— Иду, иду. — Айя, поднимаясь, качнулась. Шагнула навстречу троице элиан в синей форме медицинского персонала. — До блока сама дойду. — В этот раз ее голос звучал твердо. А еще я заметил, что вместо пульсирующей аляповатой психосферы вокруг Айи вновь разлилось тяжелое марево цвета ртути.

Распластавшись, элианин дважды выстрелил. Вскочил, подволакивая сломанную ногу, сделал несколько шагов и исчез. Я остановил запись. Слово «исчез» не совсем корректное, правильнее сказать, вышел из зоны действия системы наблюдения, а еще точнее — совершил локальный переход. Никаких доказательств тому не было, и все-таки в этом суждении я был уверен.

Версия о нелинейном перемещении пришла в голову не мне одному и прорабатывалась аналитическим отделом как одна из основных. Если это можно было назвать проработкой. С другой стороны, что аналитикам оставалось?

Тиги Стин родился на Сейне — среднего размера колонии, основанной около трехсот арков назад. По крайней мере именно это имя было указано в идентификационной карте, которой он пользовался во время своего пребывания на Элии. Сейчас данные проверялись, но скорее для выстраивания объемной картины. Вряд ли кто-то всерьез рассчитывал, что элианин, вторгшийся в здание Контроля, действительно окажется Тиги Стином, ни разу не покидавшим родную планету.

Тиги Стин прибыл на Элию незадолго до нашего отлета на Аури. Первое время он не предпринимал никаких активных действий. Просто искал… Что? Здесь твердых версий у аналитиков не было. Как не было обоснованных предположений, каким способом проводился поиск.

Тиги Стин не задерживался дольше суток на одном месте. При этом маршрут его путешествий случайным не являлся. Если последовательно соединять линиями города, в которых элианин задерживался, получалась графическая развертка нехитрого поискового алгоритма, известного со времен университета. Подобные алгоритмы использовались для быстрого поиска заданной области на поверхности трехмерного объекта — в данном случае шара, в роли которого выступала Элия. Куда труднее было понять, чем выделялась искомая область.

В какой-то момент Тиги Стин обнаружил то, что его интересовало. А может быть, отказался от выбранной стратегии или перешел к решению иной задачи. Единого мнения по вопросу «Почему был прерван поисковый алгоритм?» не было. Ясно одно: внимание Тиги Стина привлекло здание Контроля. Но вот то, что случилось потом, плохо поддавалось объяснению.

К настоящему моменту было ясно, что за несколько сотен тактов Тиги Стин каким-то образом сумел радикально, вплоть до коррекции скелета, изменить собственное тело. Для него не составило труда проникнуть в дом одного из сотрудников Контроля, за несколько мгновений полностью парализовать сознание владельца — телепата восьмого уровня, скопировать его внешность и идентификаторы личности.

Тиги Стин без единой заминки прошел сквозь все системы контроля, попал внутрь одного из самых охраняемых зданий планеты и словно потерял разум. Во всяком случае, с предыдущими, осмысленными, действиями его дальнейшее поведение сочеталось слабо.

Зарегистрировавшись и пройдя в кабинет, элианин покинул его, а спустя несколько тактов почти вся электроника в здании вышла из строя. Одновременно комплекс попал под сильнейший психопресс. Поток пси-излучения не был сконцентрирован ни на ком персонально. Фактически вокруг и внутри здания на пси-уровне была создана зона нестабильности, расшатывающая психополя, нарушающая их естественное течение.

Каким образом возник подобный феномен и какое отношение имел к нему Тиги Стин, точно выяснить не удалось, хотя ряд гипотез телепаты-аналитики предложили. Затем элианин вывел из строя несколько сотрудников, прорвался в кабинет Айи, где пробыл чуть меньше двух тактов, после чего разрушил одну из стен и выпрыгнул наружу. Вероятно, при приземлении он повредил ногу, хотя, учитывая высоту, повезло, что вообще смог двигаться. Тем не менее Тиги Стину почти удалось добраться до парковой зоны… и камеры наблюдения его потеряли.

Я отхлебнул тоник, подцепил с плоского зеркального подноса ломтик сви, сжевал, не чувствуя вкуса, и прикрыл глаза. Сосредоточиться не получалось. Вспыхнувший поначалу энтузиазм угас. Какой смысл пытаться выявить новые детали, если до меня тематику поработал аналитический отдел Контроля? Не дело оперативника оспаривать умозаключения аналитиков. Никакой опыт, никакой свежий взгляд со стороны не помогут. Аналитики же не берутся состязаться с воинами в боевой и тактической подготовке! Нет, заниматься загадками их задача, наша — просто выполнять приказы.

Я отодвинул неглубокое жесткое кресло, подхватил высокий стакан с пенящимся коктейлем, поднялся и вышел на веранду. Присел на широкие ступеньки.

30
{"b":"182998","o":1}