ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За соседним столиком сидели два араба. За столиком слева сидела молодая симпатичная женщина. По ее одежде, поведению, безошибочно можно было определить, что это представительница одной из стран Запада.

Посмотрев сначала в сторону арабов, затем на женщину, он с удивлением заметил, что кофе они пьют совсем не так, как пьет, например он. Они словно и не пьют, а просто притворяются: Поднесут чашечку ко рту, прикоснутся губами, и снова ставят на столик.

Ничего не понимая, он взял свою и с интересом в нее заглянул. Однако кроме темно-коричневого ободка, проглядывающего у самого донышка, ничего не увидел. Прикоснувшись к нему языком, он чуть не задохнулся от обрушившейся на него горечи. Какое-то мгновение, и он почувствовал, что с ним что-то происходит. Ему вдруг стало очень легко, появилась необъяснимая бодрость, свежесть. Теперь ему стало понятно, почему соседи по кофейне подносят ко рту пустые чашечки…

Молодая женщина с интересом наблюдавшая за Филиппом, поймала его встречный взгляд:

— Это чеджасский кофе, — улыбнулась она, — если бы выпили целую чашечку этого кофе, вы бы умерли. Потому и пьют его маленькими порциями. Вам повезло. Вы сами того не сознавая, выпили его именно так, не тронув осадок. А потом сами поняли, что секрет его чудодейственного воздействия, не в жидкости, а в осадке.

— Я раньше вас здесь не видела, продолжала улыбаться она.

— Позвольте, — проигнорировал Фил ее реплику, и, подхватив свою пустую чашечку, перешел за ее столик.

— Так кто же вы, таинственный незнакомец? — она заглянула в лицо Фила.

— Боже мой, — притворно зажмурилась она, рассматривая его лицо, — такие огромные голубые глаза я вижу впервые. — Так кто же вы? — повторила она свой вопрос.

— Журналист, — коротко ответил он. — готовлю материал о достопримечательностях Дамаска. А вы? — в свою очередь спросил он.

— Турист, — снова улыбнулась она.

— Такая красивая женщина, и одна, — покачал Фил головой.

— С подругой. В Дамаск мы прилетели три дня назад. Однако вчера с ней вышли на связь родственники, и сообщили, что серьезно заболела ее мама. И вот, я одна. — Женщина слегка пожала плечами и бросила на Фила смущенный взгляд.

— Когда-то я уже работала в Дамаске, в турагентстве, вот и решила показать город подруге. Но, как вы видите, — увы. — Женщина удрученно приподняла и опустила плечи.

— Может быть я смогу заменить вам подругу? Я не знаю Дамаска, и вы могли бы мне здорово помочь. — Посунулся к столику Фил.

— Даже не знаю, — смутилась незнакомка, и лукаво улыбнувшись, добавила, — я подумаю над вашим предложением.

— Фу ты, дьявол, — чертыхнулся про себя Филипп, вспомнив что Сантини уже обещал ему напарницу. Но тут же себя успокоил, — ничего, время покажет…

— Я надеюсь, у вас есть имя? — снова улыбнулась она, бросая внимательный взгляд на собеседника.

— Филипп… Филипп Джексон, — слегка растерявшись, как из пушки выпалил Фил, и смущенно протянул через столик руку.

— Ну, наконец-то, — засмеялась женщина, — а то я уже подумала, что у вас и имени нет, и ответно коснувшись протянутой руки, коротко произнесла, — Джулия, и тихо добавила:

— Какие у вас голубые глаза, Фил. Вам не говорили об этом женщины?

— Вы первая, Джулия, — смущенно пробормотал Филипп, не отрывая взгляда от выразительного лица женщины.

Эту женщину нельзя было назвать красивой. Она была просто привлекательна. Легкий светлый костюм красиво подчеркивал ее стройную изящную фигуру. Тронутое мягким загаром точеное с греческим профилем лицо, гладко зачесанные и стянутые на затылке темно-русые волосы, и блестящие карие глаза, — делали ее похожей на симпатичную, и уверенную, в себе деловую женщину.

В течение того короткого времени, что он поживал в Штатах, у Филиппа конечно же были женщины. Но все это были «бабочки-однодневки», которые практически сразу забывались. Он никогда не задумывался над серьезностью отношений с той или иной женщиной. Может быть она ему еще не встретилась? Возможно и так. Ему почему-то вспомнился инструктор учебного центра ЦРУ, поляк по национальности. В разговорах о женщинах он всегда ненавязчиво давал понять, что не одобряет мужчин чрезмерно увлекающихся женщинами. Нет, он не был женоненавистником, и тем более, гомосексуалистом. Просто он знал, что работа в разведке и женщины, абсолютно несовместимый тандем. По его мнению, должно быть что-то одно…

— Эй, мистер Мечтатель, где вы? — легкое прикосновении руки Джулии, заставило его вернуться на «землю».

Он виновато улыбнулся и посмотрел на часы. Стрелка стояла на 19.00 местного времени. Он вздохнул, нужно было возвращаться в номер и готовиться к завтрашнему дню.

Словно угадав его настроение, Джулия положила рядом с пустой чашечкой несколько монет, и виновато улыбнувшись, сказала:

— К сожалению, мне пора. За оплату не беспокойтесь, здесь хватит за все, и даже на чай, — кивнула она на оставленные ею монеты, увидев, что Фил полез в свой карман.

— Вас проводить? — смущенно улыбнулся тот, касаясь руки Джулии.

— Нет, нет, — торопливо произнесла та. — Мне нужно срочно решить ряд вопросов, и улыбнувшись, добавила:

— Не обижайтесь. Я пропадаю не надолго. — И помахав рукой, быстрым шагом устремилась к выходу.

Какое-то мгновение он смотрел вслед Джулии, и только потом, тяжело вздохнув, направился следом.

Он медленно шагал вдоль небольшой улочки, идущей вглубь квартала одноэтажных, и реже, двухэтажных домов. По обе стороны улочки гудели торгующие многочисленными товарами, небольшие магазинчики. Тут же, между ними, выдвигаясь столиками на тротуары, под сенью зеленых кипарисов, прятались обязательные для Дамаска кофейни.

— Почти также, как в Пешаваре, правда вместо кофе, там чай, — улыбнулся про себя Фил, бросая в их стороны взгляды.

Багровое солнце медленно опускалось к горизонту. Зная не понаслышке, что в странах Востока ночь наступает сразу с закатом солнца, Фил развернулся, и быстрым шагом направился в сторону отеля. За ним, словно тени, скользнули две одетые в темные одежды фигуры.

Получив из рук приторно улыбающегося портье ключи, он медленно поднялся в номер.

Не нужно быть сотрудником разведки или контрразведки, чтобы понять, что в его отсутствие кто-то копался в его вещах. Его дорожная сумка подверглась осмотру, и довольно таки грубо. Ему явно давали понять, что он находится под «колпаком».

— Ну и хрен с ними, каждый занимается своим делом, — хмыкнул он, бросая взгляд на лежащую на кровати, там, где он ее и оставлял, дорожную сумку. Единственно, что было не так, — был приоткрыт клапан бокового кармана, тогда как он его закрывал полностью.

Приняв душ и сменив одежду, решил спуститься в ресторан чтобы поужинать. В большом зале было много свободных мест. Вкусно пахло острыми соусами, вином, кофе и сигарным дымом.

Под огромными ветвистыми листьями декоративной пальмы виднелся свободный столик. Не успел опуститься на стул, как сразу появился официант, предложивший широкий выбор напитков и закусок.

Выпил маленькую рюмку коньяка и сразу приступил к поглощению мясного блюда, чем-то похожего на известный ему люля-кебаб. Настроение поднялось и он уже совсем другими глазами смотрел на посетителей ресторана. Ему импонировала царящая в ресторане располагающая к отдыху атмосфера. С небольшой эстрады лилась мягкая восточная мелодия.

Примерно через час он подозвал официанта. Расплатившись, он какое-то время продолжал сидеть. Ему не хотелось покидать ресторан с его спокойной умиротворяющей обстановкой, — всем, что иногда так не хватает для обыкновенного отдыха человеку. Однако, дело есть дело. Ему еще раз необходимо было тщательно изучить оставленные для него Сантини, проспекты.

Покидая ресторан он и не думал «проверяться». Было и так ясно, что за ним продолжают «работать» местные спецслужбы.

Поднявшись в номер, он взял проспекты и удобно устроившись в кресле, приступил к их изучению.

— Дамаск, — важный транзитный центр, через который проходит основная масса грузов из Ливана и Иордании, — читал он.

15
{"b":"183053","o":1}