ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гальда при его появлении приподнялась с кровати. Синяки и порезы на разбитом лице слегка отошли, перейдя от синюшной черноты к желто-зеленой лиловатости. Да и стоявшей на тумбочке еды заметно поубавилось.

– Добрый день, – легко произнес Герослав, забираясь на монументальную старинную кровать с ногами и устраиваясь по соседству с осторожно опустившейся на ту же кровать Гальдой: – Ты что-нибудь этим утром делала или продолжаешь бездельничать?

Губы Гальды чуть дрогнули. Она смущенно покосилась в угол комнаты.

– Я… Я делала, милорд. Но это не то, про что рассказывают благородным лордам…

Герослав, не удержавшись, захохотал.

Гальда испуганно вздрогнула. Он заметил это и постарался заглушить смех. В комнате теперь слышалось только сдавленное хихиканье.

Гальда осторожно дотронулась до его руки:

– Я слышала, милорд, что люди недовольны. Может, мне лучше покинуть замок…

– Ты здесь ни при чем, – оборвал он девушку. – И выставлять тебя за ворота никто не собирается. Ты будешь здесь, а в случае, если события начнут развиваться не так… не так, как мне хотелось бы, я отведу тебя в лес по потайному ходу.

– Не сможешь, – обронила Гальда.

– Что?! – изумился оборотень. – Ты о чем?

– Не сможешь, говорю. – Гальда пожала плечами. – Те, которые в городе, уже знают про ход.

– Как… – начал было Герослав и умолк.

И действительно, как они могли не знать. Живут в этом же городе, с замковыми чуть ли не каждый день в трактирах выпивают… Но откуда об этом могла разузнать ведьма из глухой деревни, всего два дня как попавшая в город?

– Гальда, а как случилось, что ты это знаешь?

– Да глянула, – Гальда равнодушно пожала плечами, не замечая все нарастающее изумление на лице Герослава, – в воду, что в ведре, и все там увидела. Они в городском трактире обсуждали этот ход. И пили… с утра, а это грех. Там один толстый был такой, с черными усами… на них еще нити золотые наверчены; а над усами у негсгкрасный нос с фиолетовыми жилками…

Толстяком с золотыми нитями на усах мог быть только Букха, глава городских купцов. И никто иной. Только он в городе носил усы по моде, перенятой у купцов с Алмазных островов.

– А разговаривал с ним Пикша, староста из нашей деревни, – с детским простодушием продолжала рассказывать Гальда. – Только вот не знаю, зачем он в город пришел?

Герослав знал причину этого, но предпочел промолчать.

– И еще какие-то…

– А в латах никого не было? – нетерпеливо перебил ведьму Герослав.

Конечно, палагойцы не такие дураки, чтобы управлять готовым к бунту городом в открытую, но кто знает?

Гальда нахмурилась:

– Ты боишься, что стражники из твоего замка будут заодно с теми злыми людьми из города?

– Э-э… Вообще-то это не мой замок, Гапьда. А что касается твоего вопроса – нет, за стражников я не боюсь. Я боюсь другого – что теми злыми людьми управляют стражники в странных доспехах. В таких же точно доспехах, какие были и у того человека, что приезжал в ваше село, перед тем как…

«Дурак! – обругал он сам себя. – Зачем опять напомнил дебчонке о прошлом?»

– Перед тем как… – Гальда ойкнула, приложила ладонь ко рту, испуганно посмотрела на него.

Он кивнул и попытался успокоить перепуганную девушку:

– Но ты не беспокойся. Больше тебе бояться нечего, я за тобой пригляжу. Да и вообще нам это ничем не грозит.

«Вру, – сказал он себе, – и вру отчаянно. Это нам грозит, да еще как».

– Нет! – Гальда резко покрутила головой. – В странных латах там никого не было. И просто в латах – тоже. Были какие-то разодетые, с бусами на усах и с лентами на бороде.

Значит, во главе назревающего бунта, случись ему дозреть, встанут городские купчики? Во всяком случае, сейчас власть над городом определенно в их руках. И не поймешь, к худу это или к добру? Герослав вздохнул про себя. Эти, в отличие от народа, если и будут бузотерить, то очень организованно. И драться будут очень даже упорно, с хитрыми каверзами по ходу бунта. Но уж зато и разгуляться городской голытьбе купцы не дадут. Количество пожаров и нападений в городе будет умеренным. Конечно, под шумок кое-кто обделает свои нехорошие делишки, в некоторых лавках торговля перейдет в другие руки…

– Я просто глянула в ведро и захотела узнать, что говорят про меня в городе, – продолжала тем временем Гальда слегка подрагивающим голосом, – вот и увидела их. Они говорили, что чертов оборотень попытается протащить свою ведьму… хотя, конечно, я не ваша, милорд… по потайному ходу из замка и хорошо бы поставить охранный караул на выходе из него.

Герослав кивнул. Надо будет сказать капитану, чтобы он увеличил количество стражников в подвалах замка – там, где начинается тайный ход. Хотя какой он теперь тайный, к заднице мохоеда…

– Хорошо… Гальда, ты можешь сделать для меня кое-что?

– Что? – с готовностью подалась к нему ведьма.

Герослав мысленно обвел пальцем овал лица, покрытого синяками. А потом еще и прикоснулся к нему губами…

И тут же вознегодовал на самого себя. Она же еще девчонка…

– Заглядывай время от времени в ведра с водой, ладно? Раз ты там так много видишь…

– Да, милорд, – кивнула девушка. И прикрыла ладошкой рот, стесняясь своих обломанных зубов. – Вы знаете, я могу здесь действовать. Против местных простолюдинов.

«Ура, мы имеем одну действующую ведьму!» – с ликованием подумал Герослав. Действительно, Дебро – это не ее деревня. А крестьяне навряд ли притащили в город защищающий их дома амулет. Может, прямо сейчас наслать на городских пожар или мор?

«Эх, не мне принадлежит город, – с сожалением подумал он. – Такие действия не следует предпринимать без хозяина».

– И еще. Мы поговорили про амулет Дригар…

– Кто – мы? – спросил Герослав, хотя в принципе уже знал ответ.

– Я и другие ведьмы. Ой, я же не сказала! Ко мне приходили гости. – Гальда села поудобнее, подобрав под себя ноги. – Самая старшая из них, почтенная Маэда, сказала, что слышала о таком амулете. Но давно, еще когда была девочкой. И самое смешное, по ее словам, что в древности его и не использовали толком, потому что буквально каждый знал противодействующее заклятие. А потом это заклятие позабылось, а заклятие амулетов осталось. И его отыскали.

– То есть… все эти амулеты Дригар, которые сейчас действуют по всей Нибелунгии, изготовлены в наше время? – Герослав удивленно приподнял брови: – Это кто же их столько заготовил…

«Встретить бы этого заготовителя сейчас!» – с сожалением подумал он.

– Маэда сказала, что амулеты Дригар обязательно положено опускать в кровь иглистых драконов – иначе не заработают. А иглистых драконов у нас истребили еще лет пятьсот назад. Но это не означает, что их нет вообще.

– М-да? А она не сказала, как перебороть амулет Дригар?

Гальда тщательно расправила на своих худых коленках синее шелковое платье, принадлежавшее когда-то одной из бывших герцогинь Де Лабри. Кажется, даже покойной матушке Герослава. Материя, которой было уже больше ста лет, ничуть не потускнела за все эти годы. Только жемчуг, украшавший подол, помутнел и местами облетел с истлевших нитей золотого кручения.

Сейчас еще нельзя было сказать, идет ей это платье или нет – истинный цвет лица был прикрыт желто-зелено-лиловыми разводами. Но тонкие запястья, зависшие над синим шелком, вызвали в душе у Герослава странное волнение. К запястьям шелк явно шел. Удлиненные пальцы с обломанными ногтями ласково потеребили жемчужную низку на подоле – и Герослав задохнулся.

– Почтенная Маэда сказала, что нет ничего, чего нельзя перебороть, – надо только искать и найти. – Она лукаво взглянула на него из-под припухших век. – Милорд, находяясь в своей деревне, я ничего не смогла бы сделать. Но, находясь здесь, в городе, я вновь могу все. Амулет Дригар действует после прочтения заклятия, в котором четко указывается имя ведьмы и место, которое она не должна покинуть. А я его покинула, и теперь он надо мной не властен. Не хотите, чтобы я кого-нибудь прокляла? Я могу даже весь город…

183
{"b":"183071","o":1}