ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Может, нам просто уйти? – шепотом спросил Серега. – Порубите ее еще один разочек, и пока она оклемываться будет – ходу. А?

Клоти посмотрела на Серегу с жалостью.

– Сэр Сериога, нас наняли. Меня, во всяком случае… Теперь я либо выполню свою часть сделки, либо… Второе “либо”, конечно, более вероятно. Ну ничего, там бог рассудит, кому меня утешать после этого поражения – ангелам в раю или чертям в аду. Вас же мне искренне жаль. Без обучения и присмотра вышвырнутый на дорогу, вы попали в дурную компанию, то бишь в мою… И в еще более скверную ситуацию – в эту. Если бы я верила в то, что, окажись вы сейчас снаружи, то, может, смогли бы выжить, не медля ни секунды довела бы вас до той дыры в стене. Увы… Шансов выжить у вас никаких. Эта тварь, по крайней мере, рвется лишь растерзать. Те же, что попадутся вам в лесу… Так что прошу простить меня, сэр Сериога, ежели в чем-то или где-то мое к вам отношение было или показалось непочтительным. Должна сказать, вы были наиприятнейшим спутником из всех, кого я встречала за годы моих странствий. И наименее пахнущим. Безусловно, сделала бы я из вас первосортного оруженосца, полностью готового к вступлению в рыцарство… Если только меня пустят в рай, где вы, вне всякого сомнения, будете пребывать во всем блаженстве вашей невинной души, то всенепременно завершим мы там начатое здесь обучение и отметим совместно… Смотрите, начинается!!!

Серега так и не успел ей ничего сказать. Ни того, что без нее его давно бы уже прикончили в этом мире, ни того, что она была лучшей спутницей в его бесславной жизни… Впрочем, бесславную жизнь наверняка украсит героическая кончина, а единственной спутницей его жизни, с которой он мог бы сравнить леди Клоти, была его родительница…

Серега обернулся. Светящиеся кучки на полу медленно таяли. А потом из полутьмы зала метрах в пяти от пола прорезался фосфоресцирующий пузырь и пролился на пол лохматой и зубастой тварью. Тварь вскинула вверх морду с жуткой пастью и проревела. Это был сигнал к началу нового поединка.

Тварь, кстати, теперь была уже повыше, чем прежде.

Дама-рыцарь обреченно махнула мечом и вновь ринулась в бой.

– Это уже в третий раз, – задыхаясь, просипела леди Клотильда. – Еще… Еще на два раза меня хватит. Слово Персивалей…

Она откинулась назад, на локти, а потом и вовсе распласталась на полу, как лягушка на дне пересохшего водоема. Тварь была разъята на светящиеся кусочки. Серега медленно подошел к ним. Может, есть что-то… Должно ведь что-то быть, что-то, чего эта тварь боится! Вот, например, на запах его носков эльфы точно не гадали. Может, разуться?

Он бродил меж кучек, всматривался в них, пытаясь угадать то, чего так и не разгадали их предшественники. И в конце концов, погруженный в свои мысли, пропустил момент, когда кучки начали таять. Они все таяли и таяли, а он не замечал, философски отрешенно взирая на почти не убывающее свечение, ровно озаряющее земляной пол.

Свет вдруг померк, и прямо перед ним взревела тварь!

– Назад… – прохрипела сзади Клотильда, и там что-то заскреблось. Блистательная Клоти вставала.

Похолодев от ужаса, он сделал шаг назад и споткнулся. Морда твари мгновенно нависла над ним, уже лежащим, скаля на него все свои клыки. Тварь ревела. Но… почему-то не кидалась грызть и рвать его тело. Наоборот… в реве ему послышались просящие нотки. Что это могло зна…

Его выдернули из-под твари и отшвырнули назад.

Он проехал на спине добрый десяток метров, прежде чем остановился.

Где-то впереди леди Клотильда, примерившись, с тяжким вздохом отрубила чудищу одну из четырех лап. Тварь взревела от боли и пошлепала по полу, явно направляясь к Сереге и огибая при этом по пути леди Клотильду. Странно, ни боевой азарт тварь, похоже, подрастеряла. Или на этот раз он не восстановился? Клоти энергично рубила твари хвост. То, что противник с позором пытался покинуть поле боя, ей, видимо, придавало сил. А вот она… Точнее, оно. Оно ревело и ползло все медленнее.

– Нет!!! – заорал вдруг Серега, приподнимаясь на локтях. – Клоти, нет! Оставь его!

Клоти, в очередной раз замахнувшись, в нерешительности опустила меч. Серега наконец встал на ноги.

Тварь почему-то продолжала ползти к нему.

– Клоти! – крикнул он, ковыляя к жалкой и несчастной твари. Жалкой и несчастной, как побитый камнями котенок. – Она не тронула меня! Хотя и могла! Оно… Оно не злое… Не совсем злая!

– Ну-ну, – прорычала леди Клотильда.

Но все же осталась на месте.

Тварь, хоть и подрубленная леди Клоти, все равно возвышалась над Серегой, как мухобойка над мухой. Она остановилась перед Серегой, вернее зависла над ним. И завизжала жалобно и просяще.

– Кс-кс-кс… – пропел Серега, вытянув в стороны пустые руки. Эльфийский меч покоился в ножнах за спиной. Спокойно, напомнил он себе. Никакого страха. Он… Оно само меня боится. Это… Это всего лишь умирающий перепуганный котенок, забитый камнями местных милых детушек. Точнее, мечом леди Клотильды, его спутницы и, как это ни грустно ему признавать, его защитницы. Единственной за всю его жизнь защитницы… Но об этом сейчас лучше не думать.

– Маленький мой. То есть маленькая… Я помогу… Иди ко мне.

Леди Клотильда приглушенно захихикала за спиной у твари.

– Ага, – подтвердила она, заходясь в хихиканье. – Точно поможешь. Ему как раз покушать хочется. А он еще и предлагает себя! Благодетель наш!

Тварь подтянулась к Сереге так близко, что он почувствовал на своем лице вонючее дыхание. Завизжала снова.

– Нет, ты не хочешь кушать, – убеждающе ворковал Серега. – Ты хочешь… Хочешь… Может, пить?

Тварь шлепнулась на задницу, прямо на обрубок хвоста. Просяще протянула к Сереге уцелевшую переднюю лапу.

Серега, не веря своим глазам, нашарил на своем поясе фляжку. Протянул.

Когтистая лапа неуверенно обхватила флягу. Тварь поднесла ее ко рту осмысленным, хотя и слегка неловким жестом. Как ребенок. Горлышко ткнулось сначала в шерсть рядом с пастью, потом все же сумело попасть в двойной капкан зубов. Тварь счастливо и жадно зачмокала…

… Они стояли в комнатушке, убранство которой было решено в стиле “а-ля крутой фольклор”. Светильничек старичка, стоявший на полу в самом центре, скупо освещал грубую деревянную мебель, покрытые разбросанными комьями грязи деревянные половицы со сбитыми половиками, А посреди всего этого бардака сидел на полу страшно исцарапанный, покрытый синяками и подсыхающими кровавыми корочками изможденный ребенок. Даже не ребенок, а обтянутый кожей крохотный скелетик, едва прикрытый истлевшей рубашонкой. Запрокинув голову и весь трясясь, он сосал из фляги воду, задыхаясь и причмокивая.

– Создатель… – потрясение выдохнула леди Клотильда и с грохотом повалилась на колени, что-то судорожно забормотав. Похоже, в ее напряженном трудовом графике наконец-то выдалось времечко для хорошей рыцарской молитвы…

Ребенок выронил опустевшую флягу и начал слабо, обессиленно всхлипывать. Серега обреченно посмотрел на Клотильду, ребенок – это вам не котенок, тут нужны эти самые… женские заботливые руки.

Клотильда, заломив свои столь сейчас необходимые верхние конечности, истово молилась.

– Я не знала… Господь создатель мой, изливающий свет во тьму, пребудь со мною вечно и ныне, и в бедах моих, и в грехах моих, и в позоре… Я ж не знала!!! Разве ж посмела б я воздеть грешную длань на дитя безвин… Господь прощающий мя, коли согрешиши…

Психологический шок, определил начитанный Сереженька, сын мамы-доктора. Или психический?

В общем, ждать помощи от ЭТИХ женских ручек было бесполезно. Он поднял ребенка с пола, прижал к себе, пристроил голую попку на сгибе левой руки. От малыша гадостно пахло, но запах вполне можно было перетерпеть, особенно если припомнить, как оглушительно благоухает местное благородное общество. Невесомое тельце сразу же прильнуло к нему, крохотные пальчики вцепились в одежду…

Тельце было болезненно горячим.

Надо было что-то делать, и срочно, потому что ребенок – это не бездомное животное, которого требуется только подкормить. Человек – создание слабое, тут нужно действовать поактивнее…

28
{"b":"183071","o":1}