ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако общая тенденция прослеживалась. Усердие Вечежа, его железная воля к победе, победе любой ценой, все это смягчало сердце ведьмы. Все чаще и чаще она стала уступать в спорах, и лишь через три недели безумства укрощение строптивой произошло. «Да, любимый», – эти слова, сказанные Сташей за обедом в ответ на предложение Вечежа подать ей солонку, моментально стали достоянием общественности. Рука и сердце ведьмы были покорены, и, если верить слухам, Сташа стала все больше и больше отдаляться от остальных «гостей».

Уже не было душевных бесед с Леркой, лучшей подружкой. Не было легкого флирта с Федей и выслушивания наставлений Бесса. Все свое время чернявая проводила с Золотым Чародеем, медленно, но верно становясь первой леди королевства. Вечеж дал ведьме то, чего она была лишена с рождения – положение и власть, уверенность и силу. Ну а то, что ради этого пришлось пожертвовать своей свободой, пожертвовать своими друзьями… Сташа оказалась готова на такую жертву, и через тридцать пять дней произошло то, что я и ожидал. В один прекрасный день им, Вечежу, Сташе, Лерке, Феде и Бессу, стало слишком тесно в одном замке. Ведьма больше не хотела каждый день видеть своих старых знакомых, напоминание о том, что совсем недавно она была никем и звали ее никак. Позор костра, дни скитаний – Сташа больше не желала об этом вспоминать, и вот «гостей» попросили незамедлительно покинуть замок.

Их никто не убивал, то, что осталось в ведьме человечного, не позволяло ей так поступить со своими друзьями. Их лишь попросили идти прочь – не важно, куда. Хоть остаться жить тут, рядом с замком, в одном из сел. Хоть покинуть Хельмецк и идти на все четыре стороны. Вечежа и Сташу это не волновало. Тройка моих старых знакомых была выкинута из замка, получив, правда, на прощание тот самый легендарный пропуск, дающий им право пройти сквозь все заставы королевства. Правда, пропуск этот был односторонний – уйти прочь они были вольны, а вот вернуться назад права не имели.

***

– Бесс! Лерка! Федя! – полушепотом позвал я.

– Михаил, ты? – первой отреагировала Валерия. Громко, надо сказать, отреагировала – тут, рядом с Золотым Замком, даже это рискованно. Хорошо хоть она Федю опередила – у карлика голос еще громче.

– Тшшшш! Тише, тише. Я, а что, не похож?

– Мы рады тебя видеть, Михаил, – высказал общее мнение Бесс, – Хоть и удивлены, что ты, и тут… Но как же Бил, Тагрей? Как они?

– Нормально. Пошли, раз уж вас из замка погнали – приглашаю к нам в гости. Посмотрите, как мы тут устроились, заодно поговорим, обсудим, что да как…

– Пошли, Михаил! – согласился Федя, непонятно кому злобно помахав топором.

– Мы все по тебе так скучали! Это безумство, что там, в замке творилось! С тобой спокойнее, Михаил! Как же я рада тебя видеть!

Высказав накипевшее, Лерка наконец решилась и бросилась мне на шею. Обнятый и зацелованный, я ожидал увидеть могильный холод и смертельную угрозу в глазах Бесса, он всегда раньше так реагировал, когда Валерка лезла с кем-то другим целоваться. Но на этот раз я увидел лишь понимание! Он одобрял поступок своей невесты, и, О УЖАС, был готов и сам прыгнуть мне на шею и зацеловать! Нет, нет, извольте – я пытки не люблю, а особенно такие!

Ну надо же… Видать, слухи несколько преуменьшали царившее этот месяц в Золотом Замке «веселье» – таким счастливыми оказавшихся на свободе своих спутников я не видел никогда.

Размышляя подобным образом, я довел их до избушки Тура, нашей избушки. Которая сразу стала подозрительно тесной. И лишь мы позволили себе расслабиться и поговорить по душам.

***

– Хррр-пшшш. Хррр-пшшш.

– Хррр-пшшш. Хррр-пшшш, – храпели хором Федор и Тагрей.

– Аа-а… – зевал откровенно Бесс.

– …а она ему сказала, что никуда не пойдет, пока он немедленно не сделает это, но он ей ответил, что ничего он делать не будет, пока она не согласиться, и тогда она… – продолжала Лерка.

Бил, мальчишка неопытный, все это внимательно выслушивал, вникая во все подробности любовных и не очень отношений ведьмы и чародея. С широко открытыми невинными глазами ребенка он выслушивал откровения «взрослой» двадцатилетней Лерки, повествующей ему о «настоящих» отношениях между мужчиной и женщиной. Со всей высшей магией, матом, бурными ночами и дневным рукоприкладством. Вникая в их глубинную суть. Проходил, так сказать, школу жизни.

Я ему в этом не мешал. Пройдет время – сам поймет, что отношения всесильного чародея и избитой жизнью ведьмы несколько нестандартны, и на таком жизненном опыте лучше не учиться. Я тоже слушал монолог Лерки, но из более прагматичных соображений. Искал слабые стороны Вечежа, его болевые точки.

Это было нелегко. Валерия открыла в себе новый талант, реши она писать женские любовные романы – отбоя бы от читателей не было! Повествование, усыпившее герцога и коротышку, продолжалось уже без перерыва много часов. За это время я бы успел прочитать очередную серию «Дозора Мага». Да что там прочитать! Я бы уже и сам написал «Ночное рождение», «Дневное странствие», «Сумеречное одиночество» и «Последнюю войну». Да я бы не только написал, я бы уже и вычитал, все ляпы поправил, выслал в издательство, получил бы редактуру! А Лерка все рассказывала, и рассказывала, и рассказывала…

Как я понял, за этот месяц ей просто ни разу не удалось толком выговориться. В Золотом Замке все были такие шуганные, что от каждого шороха вздрагивали. Тут же ее, так сказать, развезло, вот и выложило залпом все то, что на языке месяц копилось. А мне слушать! Наказанье на мою голову! Ладно, где наша не пропадала – умение внимательно слушать женскую болтовню тоже полезно, главное не забывать вовремя поддакивать и поменьше зевать. Ну и, конечно же, поменьше заглядывать в рот. У блондинок, как всем прекрасно известно, через открытый рот затылочную кость прекрасно видно. Хорошо, что Лерка, как я недавно узнал, крашенная…

А если по сути – рассказ Валерии был близок к той картине, что я сам сконструировал исходя из полученных данных. Разве что все было круче. И ссоры ярче, и стоны громче, и посуды больше разбилось, и мат был не трехслойным, а четырехслойным. Единственная неточность – Сташа не ссорилась с Леркой и Ко., а попросила их покинуть замок лишь из соображений безопасности, дабы, так сказать, не вводить Золотого Чародея во искушение от гостей званных избавиться самолично. Обо мне и Биле ведьма постоянно вспоминала, тоскуя по тем двоим, которые ее из костра спасли. Тагрея реже, так как о нем в замке Вечежа вспоминать и говорить было опасно.

Что было полезным – так это дополнительная информация. Этакое послесловие – еще этим утром по секрету Сташа поведала своим друзьям, что они с Вечежем собираются в свадебное путешествие. Будет ли это целый медовый месяц, или чародей с ведьмой ограничатся маленькой медовой неделькой, они и сами не знали, но с завтрашнего утра на какое-то время Золотой Замок лишиться своего хозяина. Не защиты, ту, естественно, никто деактивировать не будет, а лишь владельца.

Вроде бы совершенно бесполезная информация – но не для меня! Основным фактором, который сдерживал меня от попытки проникнуть в замок, были не стены, не «щиты души» и не «элементные зеркала». А именно тот, кто все эти заклинания нацепил на древнюю каменную оболочку. Золотой Чародей, черти его побери. Без того, кто все это создал и всем этим управлял, самые смертоносные заклинания превращались в безобидную бижутерию, навешанную на стены для красоты. Не для Бесса или Била, конечно! Для меня. Для иншого шестого уровня, который умел не только стены лбом прошибать, а и работать с самым могучим из всех магических артефактов. Так называемой «шариковой ручкой».

Только прошу не путать! «Шариковая ручка» – это не «мел судьбы», это не Некрон Всевышнего. Это обычная канцелярская принадлежность, массовый продукт производства китайской индустрии. Магии нуль, сумеречная составляющая отсутствует. Однако стоит только взять эту ручку в руку, положить перед собой кусок чистой бумаги и начать писать – так любые бастионы падут к твоим ногам!

211
{"b":"183097","o":1}