ЛитМир - Электронная Библиотека

35. Заботился я уже не столько о своей стыдливости, сколько о спасении жизни. Между тем наставник мой погрузился в хлопоты о том, чтобы должным образом устроить ложе, прочая челядь — кто занялся приготовлениями к охоте, кто глазел на увлекательное зрелище; мне были предоставлены все возможности осуществить свои планы: ведь никому и в голову не приходило, что за таким ручным ослом требуется присмотр. Тогда я осторожно крадусь к ближайшей двери, достигнув которой, пускаюсь во весь опор и, так промчавшись целых шесть миль, достигаю Кенхрея,[261] который считается лучшей коринфской колонией и омывается Эгейским и Сароническим морями. Гавань его — одно из надежнейших пристанищ для кораблей и всегда полна народу. Но я избегаю многолюдства и, выбрав уединенное место на берегу у самой воды, усталое тело на лоне мягкого песка распростерши, силы свои подкрепляю. Колесница солнца уже обогнула последний столб на ипподроме дня,[262] и в тишине вечера охватил меня сладкий сон.

КНИГА ОДИННАДЦАТАЯ

1. Около первой ночной стражи, внезапно в трепете пробудившись, вижу я необыкновенно ярко сияющий полный диск блестящей луны, как раз поднимающийся из морских волн. Невольно посвященные в немые тайны глубокой ночи, зная, что владычество верховной богини простирается особенно далеко и всем миром нашим правит ее промысел, что чудесные веления этого божественного светила приводят в движение не только домашних и диких зверей, но даже и бездушные предметы, что все тела на земле, на небе, на море, то, сообразно ее возрастанию, увеличиваются, то, соответственно ее убыванию, уменьшаются, полагая, что судьба, уже насытившись моими столь многими и столь тяжкими бедствиями, дает мне надежду на спасение, хотя и запоздалое, решил я обратиться с молитвой к царственному лику священной богини,[263] пред глазами моими стоявшему. Без промедления, сбросив с себя ленивое оцепенение, я бодро вскакиваю и, желая тут же подвергнуться очищению, семикратно погружаю свою голову в морскую влагу, так как число это еще божественным Пифагором признано было наиболее подходящим для религиозных обрядов.[264] Затем, обратив к богине могущественной орошенное слезами лицо, так начинаю:

2. — Владычица небес,[265] будь ты Церерою, благодатною матерью злаков, что, вновь дочь обретя,[266] на радостях упразднила желуди — дикий древний корм, — нежную, приятную пищу людям указав, ныне в Элевсинской земле ты обитаешь; будь ты Венерою небесною, что рождением Амура в самом начале веков два различных пола соединила и, вечным плодородием человеческий род умножая, ныне на Пафосе священном,[267] морем омываемом, почет получаешь; будь сестрою Феба, что с благодетельной помощью приходишь во время родов и, столько племен взрастившая, ныне в преславном эфесском святилище чтишься; будь Прозерпиною, ночными завываниями ужас наводящею,[268] что триликим образом своим[269] натиск злых духов смиряешь и над подземными темницами властвуешь, по различным рощам бродишь, разные поклонения принимая; о, Прозерпина,[270] женственным сиянием своим каждый дом освещающая, влажными лучами питающая веселые посевы[271] и, когда скрывается солнце, неверный свет свой нам проливающая; как бы ты ни именовалась,[272] каким бы обрядом, в каком бы обличии ни надлежало чтить тебя, — в крайних моих невзгодах ныне приди мне на помощь, судьбу шаткую поддержи, прекрати жестокие беды, пошли мне отдохновение и покой; достаточно было страданий, достаточно было скитаний! Совлеки с меня образ дикий четвероногого животного, верни меня взорам моих близких, возврати меня моему Луцию! Если же гонит меня с неумолимой жестокостью какое-нибудь божество, оскорбленное мною, пусть мне хоть смерть дана будет, если жить не дано.

3. Излив таким образом душу в молитве, сопровождаемой жалобными воплями, снова опускаюсь я на прежнее место, и утомленную душу мою обнимает сон. Но не успел я окончательно сомкнуть глаза, как вдруг из средины моря медленно поднимается божественный лик, самим богам внушающий почтение. А затем, выйдя мало-помалу из пучины морской, лучезарное изображение всего тела предстало моим взорам. Попытаюсь передать и вам дивное это явленье, если позволит мне рассказать бедность слов человеческих или если само божество ниспошлет мне богатый и изобильный дар могучего красноречья.

Прежде всего густые длинные волосы, незаметно на пряди разобранные, свободно и мягко рассыпались по божественной шее; самую макушку окружал венок из всевозможных пестрых цветов, а как раз посредине, надо лбом, круглая пластинка излучала яркий свет, словно зеркало или, скорее, верный признак богини Луны. Слева и справа круг завершали извивающиеся, тянущиеся вверх змеи, а также хлебные колосья,[273] надо всем приподнимавшиеся…[274] многоцветная, из тонкого виссона, то белизной сверкающая, то, как шафран, золотисто-желтая, то пылающая, как алая роза. Но что больше всего поразило мое зрение, так это черный плащ,[275] отливавший темным блеском. Обвившись вокруг тела и переходя на спине с правого бедра на левое плечо, как римские тоги,[276] он свешивался густыми складками, а края были красиво обшиты бахромою.

4. Вдоль каймы и по всей поверхности плаща здесь и там вытканы были мерцающие звезды, а среди них полная луна излучала пламенное сияние. Там же, где волнами ниспадало дивное это покрывало, со всех сторон была вышита сплошная гирлянда из всех цветов и плодов, какие только существуют. И в руках у нее были предметы, один с другим совсем несхожие. В правой держала она медный погремок,[277] узкая основа которого, выгнутая в кольцо, пересекалась тремя маленькими палочками, и они при встряхивании издавали все вместе пронзительный звон. На левой же руке висела золотая чаша в виде лодочки,[278] на ручке которой, с лицевой стороны, высоко подымал голову аспид с непомерно вздутой шеей. Благовонные стопы обуты в сандалии, сделанные из победных пальмовых листьев.[279] В таком-то виде, в таком убранстве, дыша ароматами Аравии счастливой, удостоила она меня божественным вещанием:

5. — Вот я пред тобою, Луций, твоими тронутая мольбами, мать природы, госпожа всех стихий, изначальное порождение времен, высшее из божеств, владычица душ усопших, первая среди небожителей, единый образ всех богов и богинь, мановению которой подвластны небес лазурный свод, моря целительные дуновенья, преисподней плачевное безмолвие. Единую владычицу, чтит меня под многообразными видами, различными обрядами, под разными именами вся вселенная. Там фригийцы, первенцы человечества,[280] зовут меня Пессинунтской матерью богов,[281] тут исконные обитатели Аттики[282] — Минервой Кекропической,[283] здесь кипряне, морем омываемые, — Пафийской Венерой, критские стрелки[284] — Дианой Диктиннской,[285] трехъязычные сицилийцы[286] — Стигийской Прозерпиной,[287] элевсинцы — Церерой, древней богиней, одни — Юноной, другие — Беллоной,[288] те — Гекатой,[289] эти — Рамнузией,[290] а эфиопы, которых озаряют первые лучи восходящего солнца,[291] арии и богатые древней ученостью египтяне почитают меня так, как должно, называя настоящим моим именем — царственной Изидой.[292] Вот я пред тобою, твоим бедам сострадая, вот я, благожелательная и милосердная. Оставь плач и жалобы, гони прочь тоску — по моему промыслу уже занимается для тебя день спасения. Слушай же со всем вниманием мои наказы. День, что родится из этой ночи, день этот издавна мне посвящается. Зимние непогоды успокаиваются, волны бурные стихают, море делается доступным для плаванья, и жрецы мои, спуская на воду судно, еще не знавшее влаги, посвящают его мне, как первину мореходства.[293] Обряда этого священного ожидай спокойно и благочестиво.

вернуться

261

Кенхрей — главная гавань Коринфа, в двух часах пути от города.

вернуться

262

Колесница солнца уже обогнула последний столб на ипподроме дня… — Во время скачек колесницы должны были огибать столбы (меты), стоявшие на противоположных концах ипподрома.

вернуться

263

…к царственному лику священной богини — то есть к Луне, которую в эпоху поздней античности отождествляли с Исидой.

вернуться

264

Число «семь» священно не только для пифагорейцев, но и для других религий и мистических учений.

вернуться

265

Обращение владычица небес к Исиде совпадает с христианским обращением к Богородице, что не случайно, так как Исида с младенцем Гором на руках была одним из прообразов Богоматери.

вернуться

266

…вновь дочь обретя… — Прозерпина (Персефона), дочь богини земледелия Цереры (Деметры), похищенная богом подземного царства, была возвращена матери по приказу Зевса, но половину каждого года она должна была проводить с супругом в преисподней.

вернуться

267

Пафос — город на Кипре. Здесь находился храм Афродиты.

вернуться

268

Прозерпина (Персефона) отождествлялась с Гекатой, владычицей призраков и злых духов; вместе с ними носится она ночью повсюду, и испуганные собаки всех извещают о ее приближении.

вернуться

269

…триликим образом своим… — Геката изображалась трехглавой. Возможно, это намек на слияние в одном божестве трех богинь: небесной — Луны, земной — Артемиды и подземной — Персефоны.

вернуться

270

…о, Прозерпина — Эта часть молитвы обращена к Луне (Селене).

вернуться

271

…влажными лучами питающая… посевы… — Луна считалась причиной и источником ночной росы.

вернуться

272

…как бы ты ни именовалась… — Божество имело много имен, и такая оговорка при торжественной молитве была необходима.

вернуться

273

Змеи, хлебные колосья — атрибуты Цереры.

вернуться

274

Пропуск нескольких слов в рукописях.

вернуться

275

Черный плащ мог быть эмблемой Луны, часть которой всегда покрыта тенью, подземной богини Прозерпины или оплакивающей Прозерпину Цереры.

вернуться

276

Римская тога собиралась в складки у левого плеча.

вернуться

277

Медный погремок — систр (см. прим. 68).

вернуться

278

…чаша в виде лодочки… — Корабль был священным символом Исиды — богини моря и покровительницы мореплавателей. Возможно также, что он символизировал разливы Нила.

вернуться

279

…победных пальмовых листьев. — Пальма — эмблема победы.

вернуться

280

…фригийцы, первенцы человечества… — намек на знаменитый рассказ о египетском фараоне Псамметихе, который, желая установить, какое из человеческих племен самое древнее, приказал, чтобы двое новорожденных мальчиков были изолированы от людей и выкормлены козами. Первым словом, сказанным этими детьми, было «бекос» — «хлеб» по-фригийски. Это убедило фараона, что самый древний народ на земле — фригийцы.

вернуться

281

Пессинунт — древний город Малой Азии: здесь чтили азиатскую богиню Кибелу, которая была отождествлена с Реей, великой матерью богов.

вернуться

282

…исконные обитатели Аттики… — Считалось, что афиняне — исконное население Аттики, в то время как большинство племен, населяющих Грецию, — переселенцы из других мест.

вернуться

283

…Минервой кекропической… — Минерва (Афина), покровительница Афин, называется по имени Кекропа, легендарного основателя и первого царя Афин.

вернуться

284

…критские стрелки… — Критяне славились меткостью стрельбы из лука.

вернуться

285

Диктинна — Артемида, которой критское предание приписывало изобретение рыбацких сетей (сети — по-гречески «диктюон»).

вернуться

286

Трехъязычные сицилийцы — говорящие на местном сицилийском наречии, по-гречески и по-латыни.

вернуться

287

Стигийской Прозерпиной… — Каждое божество имело много имен, и каждый народ свою главную богиню видел то в одном, то в другом обряде.

вернуться

288

Беллона — см. прим. 219.

вернуться

289

Геката отождествлялась с Прозерпиной-Персефоной.

вернуться

290

Рамнузия (Немезида) — богиня справедливого возмездия, главный храм которой находился в аттическом селении Рамнунт.

вернуться

291

…Эфиопы, которых озаряют первые лучи восходящего солнца… — По представлению древних, Эфиопия была сказочной страной и простиралась к востоку и западу от Нила.

вернуться

292

Изида (Исида) — первоначально египетская богиня, олицетворяющая плодородие Нильской долины, позднее — также богиня Луны. С распространением ее культа за пределы Египта, ее постепенно отождествляют с самыми разнообразными божествами, и, наконец, в глазах своих многочисленных почитателей она становится верховной владычицей всего сущего.

вернуться

293

Корабль был священным символом Исиды.

51
{"b":"1831","o":1}