ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо, — между тем сказал Ди, — ты волен отправляться на свой корабль, но никуда более.

Лотар отступил назад, подтаскивая Ло за собой, и проверил то, что было вокруг. Нет, засады пока не ощущалось. Он взмахнул Гвинедом, стенка шатра расползлась, словно ее коснулась молния. Первым в нее скользнул Сухмет, потом в образовавшуюся дыру протиснулся Лотар и вытащил за собой Ло.

Теперь они попали в один из коридоров. Лотар снова проверил, нет ли за шелковыми стенками арбалетчиков, или шпионов, или огневой бомбы, которая могла на время ослепить всякого, кто окажется поблизости… Нет, решил он, и снова распорол стенку шатра. Прошел, вытащил Ло, подождал, пока Сухмет снова окажется рядом. Тринадцать раз Лотар прорезал стенки шатра, прежде чем оказался на воле. Ди со своими солдатами уже ждал их снаружи, но на приличном расстоянии.

Стоило Лотару выйти из очередной дырки, как три солдата тут же бросились к нему с мечами наготове. Вот оно, начинается, что-то рано, решил Лотар и чуть придушил Ло, чтобы тот не мог отдавать приказы. Но тут прозвучал голос главного досмотрщика:

— Назад, выродки, вы убьете вашего главнокомандующего!

Трое не в меру ретивых стражников затормозили так, что только пыль поднялась, и отошли, спрятав за спину руки. У Чан-Джан Фо этот жест означал подчинение. Он показался Лотару довольно коварным: ведь неизвестно, что готовится в руках, которые не видишь. Такова была вся фойская цивилизация. И вдруг Лотар почти с оторопью понял, что эти люди и их повадки ему нравятся, что он был бы не прочь узнать их поближе и воспринять некоторые из их возвышенных и древних познаний.

А может быть, это ощущение возникло потому, что он очень глубоко проник в природу нынешнего настроения фоев, их мотивов, направления действий… Ведь считывание мира Чан-Джан Фо и было целью прихода в их лагерь. Из-за этого-то они и устроили весь карнавал с переодеваниями. И теперь нужно как следует запомнить все, чтобы использовать потом. Если, конечно, останутся в живых.

Это казалось почти колдовством, но теперь об этом лучше было не думать. Все равно их уже узнали, а значит, имеют представление о прежних похождениях. И теперь важно только то, что задумал Ди.

Пятясь, время от времени заставляя Сухмета быть его глазами на затылке, иногда поворачиваясь к противнику спиной, короткими перебежками они добрались до «Летящего Облака». Проскользнув между специально отведенными на приличное расстояние солдатами, окружившими их корабль, Лотар, Сухмет и генерал Ло оказались около сходней, брошенных на чистый песок.

Лотар поднял голову. В воздухе кружило с полдюжины летающих кораблей фоев. Солдат вокруг них собралось две или три тысячи. Прямо к ним шагнул Ди. Тут-то все и начнется, решил Лотар, и не ошибся.

— Ты должен оставить нашего главнокомандующего с нами, Желтоголовый. Больше я не могу тебе верить, — перевел Сухмет слова главного досмотрщика Ди.

— Мы высадим его на виду у вашего боевого охранения, когда твои летающие корабли пропустят нас.

— Отпусти его сейчас.

— Не могу, Ди, я подозреваю, что ты хочешь напасть на меня, когда ваш Ло будет в безопасности.

— Если ты не отпустишь его, я дам приказ атаковать вас.

Лотар поймал себя на том, что строит фразу по законам грамматики фоев. Эти желтокожие определенно произвели на него сильное впечатление.

— Ди, если ты дашь такой приказ, кровь главнокомандующего будет на тебе, и с тебя спросят за его жизнь. Неужели ты думаешь, что в вашей чиновной империи не найдется охотников поставить тебе это в упрек? Да у тебя пол-лагеря доносчиков, которые не замедлят…

— Убейте их и спасите вашего главнокомандующего! — сказал Ди и, отвернувшись, пошел назад, к командирским палаткам.

Глава 15

— Купсах, — заорал Лотар, — крути крылья, улетаем!

Матросы сразу начали крутить педали. Крылья медленно повернулись. Лотар давно заметил, что сначала они ходили в шарнирах не очень быстро. К тому же и скрипели отчаянно, делая первые, не совсем уверенные обороты… Да ведь там песку — словно кто-то специально подсыпает, вдруг решил Лотар, но тут же забыл об этом.

Первых атакующих задержал Сухмет, прочертив вокруг «Летящего Облака» широкий круг огня. Добрых два десятка солдат повалились на землю, объятые пламенем. Но других это не остановило. Они просто перепрыгнули через горящих, как факелы, товарищей, на бегу выхватывая мечи.

Тогда Лотар изо всех сил толкнул им навстречу главнокомандующего Ло и приготовился к драке. Он решил пощадить Ло потому, что, во-первых, тот уже передал Лотару все, что Драконьему Оборотню нужно было узнать. А во-вторых, потому, что уж очень хотелось испортить Джа Ди карьеру. Ведь живой Ло мог погубить Ди в отместку за коварство и предательство. А остановить такого опасного врага, как Ди, было уже немалой победой.

Потом Лотар проверил противоположный борт «Летящего Облака», где фои также пошли в атаку, но не так ретиво, ибо их Ди видеть не мог. Там несколько человек тоже горели на земле, как головешки, и это сдерживало атакующих.

Первые фойские солдаты бросились на Лотара всем скопом. Тогда Желтоголовый применил сложный восточный прием, названный «две мельницы, останавливающие тучи». Внешне все было просто: каждое его движение — замах или сам удар в любом направлении — превращалось в легкий секущий выпад и опережало любое защитное действие противника. Но решиться на это Лотару было нелегко, потому что такая техника боя не оставляла никаких шансов тому, кто владел мечом хуже Желтоголового. К тому же пораженные солдаты отваливались назад, а добиться этого можно было только ударами в самые уязвимые места, вызывая нестерпимый болевой шок. Да и фойские доспехи почти не защищали тело…

То есть Лотару приходилось бить на поражение. Он и бил, взмахивал Гвинедом, словно веером. А тех немногих, которые случайно прорывались вперед, — уже оцепеневших от боли и практически мертвых, — на всякий случай встречал кинжалом.

Пару раз он пожалел, что у него нет леворучного меча, равного Гвинеду. С ним удалось бы не всех убивать, а пощадить хоть десяток олухов, которые и мечами-то размахивали, как крестьяне цепами. Кинжал все-таки был слабоват — блокировать выпады или отводить их в сторону еще можно, но вся сила ударов каждый раз приходилась на руку. Будь у него вакизаши, левая рука осталась бы невредимой, а так она очень скоро заныла от кисти до локтя, и Лотар понял, что теперь придется ее щадить и больше работать Гвинедом.

В общем, остановить вал атакующих удалось легче, чем могло вначале показаться. Фои просто отвалились после четырех-пяти рядов полегших, как колосья под серпом жнеца, солдат. Трое или четверо попытались подпрыгнуть, повиснуть на крыльях и не давать им набрать полные взмахи, но было уже поздно: крылья двигались очень быстро, приподнимая «Летящее Облако» над песком. Кроме того, в воздухе запели стрелы и прошили чересчур догадливых торопыг.

Вдруг Купсах на юте заорал, что «Летящее Облако» взлететь почему-то не может.

Лотар остановил очередных пятерых атакующих тремя горизонтальными ударами и посмотрел, что творилось по ту сторону борта. А творилось там такое, что… В общем, кто-то из молодых и прыгучих солдатиков все-таки достал левое крыло «Летящего Облака» и сумел его затормозить. Ему помогли, теперь там висела по меньшей мере дюжина фоев, и крыло практически остановилось. Это грозило полным поражением.

Лотар услышал визгливый крик Джимескина. Неужели банкир бросился в атаку, подумал Лотар, но тут же отбросил это соображение: этого не могло быть, потому что не могло быть никогда. Отвлекшись на мгновение от драки, он снова посмотрел, что творилось с той стороны.

К висящим на крыле фоям пробивался небольшой отряд — в нем были Рубос, и Партуаз, и Каш с Виградуном. Лучше всего дело шло у Каша. Он работал мечом почти как Лотар, был весь в крови и продвигался к крылу, как раскаленный нож сквозь рыхлый снег… Виградун сражался в своей манере, стремясь одолеть как можно больше противников. Лотару даже показалось, что он пытался дотянуться до некоторых отпрянувших от него и практически уже не опасных вояк — преследовал, чтобы доказать свое совершенство, свое превосходство над ними. Рубос… Ну, Рубос оставался самим собой — от его могучих ударов тела противников разваливались до пояса, в разные стороны летели отрубленные руки и ноги, он с удовольствием проламывал хлипкие фойские кожаные доспехи и выбивал чудовищными по силе ударами мечи из рук противников.

114
{"b":"183101","o":1}