ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

“Это ты?” — спросил он ее на внутреннем языке.

“Ты ждал кого-нибудь другого?” — вопросом же ответила виана.

“Нет, я ждал только тебя”.

“Поздновато ты отправился сегодня в путь”.

“Мне показалось, в городе неспокойно”.

Больше они не разговаривали. Только под утро, когда Лотар вымотался окончательно, а Сухмет с каждой минутой становился все тяжелее и тяжелее, потому что колдовство заканчивалось, виана вдруг ответила на это предположение:

— Вероятно, ты стал одним из тех, кто не допускает ошибок. Хорошо бы эта твоя особенность не оставила нас в будущем.

Они перекусили запасами из Бесконечного Мешка, а потом на долгих семь часов Лотар и виана завалились спать. Перед полуднем они проснулись, наевшись еще раз до отвала, и отправились дальше.

В этот ясный день лес под ними казался едва ли не ухоженным дворцовым парком, каких много в благополучных странах. Они летели до вечера, почти не снижаясь, стараясь держаться в довольно спокойном воздухе чуть ниже облаков. Два или три раза, когда облачная пелена оказывалась настолько низкой, что начинала закрывать землю, виана почему-то старалась отклониться в сторону, оставляя между собой и облачностью значительное расстояние. Лотар ничего на это не говорил, просто делал такой же зигзаг “На то она и была фея-охранительница, чтобы не валять дурака попусту”, — решил он.

На следующий день начался тайг. Это был уже совсем другой лес, чем тот, к которому они привыкли вчера. Островки тайга сначала появлялись среди лиственных деревьев, как высокие гранитные скалы, потом их стало больше, еще больше, и незадолго до обеденного привала они слились в сплошной ковер мрачной, угрожающей тьмы, хотя солнечного блеска на этих ветвях было даже больше, чем на цветущих лугах. И, как на лугах, солнечный свет временами тут поблескивал, словно бился не о ветви деревьев, а о старое, запыленное зеркало. Но в тайге и этот блеск оказывался неприятным, словно обманный огонь над болотами, которым няньки пугают непослушных детей.

Они летели до темноты, и, лишь когда приземлились на крохотной полянке, Лотар вдруг понял, что последние два часа вообще не соображал, что делает, как летит и куда летит. Он просто следовал за вианой, а она вела его подобно вожаку, ведущему стаю перелетных птиц.

Он спал плохо и, если бы не травяной чай Сухмета, вряд ли сумел бы подняться на следующее утро — так ломило спину и руки. Но он поднялся, трансмутировал и, когда виана легко поднялась над верхушками деревьев, поднялся и решительно догнал ее.

Весь третий день пути они летели едва ли не в более быстром темпе, чем до того. Виной тому было странное ощущение, которое прочно поселилось в Лотаре, немного схожее с тем, когда он чувствовал за собой слежку. Только сейчас, конечно, это была не слежка, не ощущение взгляда, а уверенное понимание того, что что-то очень неприятное для них, нечто такое, что практически обесценивает почти все их усилия, происходит позади.

Вечером, когда они засыпали на ветвях огромного дерева, потому что так и не сумели найти полянку, чтобы приземлиться, виана вдруг произнесла:

— Я не думала, что ты выдержишь такой темп, какой задал себе с утра, Лотар.

Лотар лишь невесело хмыкнул:

— Я и сам не верил.

— Но ты опять оказался прав.

Лишь к исходу четвертого дня они долетели до кургана. Лотар опять, как это с ним уже было, впал в какой-то совершенно бессмысленный полет, автоматически повторяя сливающиеся воедино движения. А все внимание, которое ему удавалось удерживать, затопляла только тяжелая, стесняющая махи постоянная боль в перетруженных мускулах да близкий полет вианы, которая держалась к нему близко, как никогда, едва не задевая его своими крыльями.

Но они долетели. Лотар даже не пытался высчитать, сколько лиг они прочертили в воздухе, сколько недель пути заняло бы такое путешествие, если бы они пошли обычным наземным путем. Но так или иначе, они отмахали почти половину Северного континента и находились едва не в его центре. В месте, где они уже однажды были. И не так давно, если правильно припомнить все события.

Приземлившись и искупавшись после обратной трансмутации в ручье, в котором он однажды уже купался, Лотар, проверив, как вынимается его меч, поднялся на сам курган. Виана уже была тут. Она сидела на голове статуи, мрачно нахохлившись. Уже по одной ее позе Лотар понял, что произошло что-то неприятное.

Сухмет, который почему-то отстал, вдруг закричал:

— Ты был прав, господин мой. Информация о наших врагах действительно устарела. Они закрыли курган.

— Как ты сказал? — не понял его Лотар.

— Смотри, — Сухмет догнал его, оказывается, он искал трещину, по которой курган открывался, — шва в кургане нет. Нет места соединения и около статуи. Это сделано специально, курган закрыт. Больше известного нам хода к замку Врага не будет очень долго, до тех пор пока наш противник не убедится, что им никто посторонний не воспользуется.

— Значит, мы летели в такую даль зря? — спросил Лотар.

— Не знаю. Конечно, ему будет неудобно: не вызовешь Сроф, не пошлешь погоню за кем-нибудь…

Неожиданно голос вианы зазвучал в сознании Лотара:

“Да, но он с этим некоторое время вполне может примириться. Это как поднятый крепостной мост”.

“Не могу не согласиться, — произнес тоже на внутреннем языке Сухмет. — И что теперь мы будем делать?”

Лотар прошелся по кургану. Все правильно, шва не было, они ходили по простой земле, насыпанной правильной круглой горой. И под ними все было заполнено землей. По крайней мере, Лотар не чувствовал там никакого пустого пространства.

— Они и дом Сроф, кажется, перенесли, а всю полость засыпали. Но для этого у них не было времени! — Он не был уверен, что прав в последнем выводе, и повернулся к Сухмету.

— Существуют магические пространственные образования. — Для убедительности восточник потряс Бесконечным Мешком, не снимая его с плеча. — Возможно, пещера Сроф состояла как раз из такого магического устройства. Это не часто встречается, но бывает. Чтобы снять его, нужно не намного больше времени, чем оленеводу снять и уложить на сани свой чум. К сожалению, ничего более определенного я не могу тебе сказать, потому что в прошлый раз просто не обратил на эту возможность внимания.

Лотар присел на чисто вымытый дождями валун, подставив лицо солнцу.

— Но коридоры? Ты всегда говорил, что эти подпространственные каналы непросто проложить. А из пещеры Сроф вел целый лабиринт таких каналов. Их ведь не свернешь в полдня.

— Да, — ответила виана на этот вопрос, — коридоры, скорее всего, остались. Но их можно закрыть такой магией, что даже мне становится не по себе, как начинаю думать об этом.

Лотар посмотрел на солнце. Оно было уже не очень теплым и касалось кромки деревьев на горизонте. Воздух чуть помутнел и слегка покраснел. Завтра может пойти дождь.

И тогда холодная волна вдруг обдала Желтоголового от плеч до самых ног… Лотар поднял чувствительность до предела… Так и есть. Он слышал голос Солда, тот дрался, хотя был уже несколько раз ранен. Он проклинал Лотара, считая его виноватым в чем-то, что представлялось Солду болью, мукой, смертью… И гибелью всего города.

Лотар поднял голову, встретил серьезный взгляд восточника.

— Ты слышишь?

— Они напали на Панону, — спокойно произнесла виана. Сейчас ее девичий голосок отдавал бездушием.

— Значит… Значит, мы навели на Панону каких-то посыльных Нахаба? — Почему-то Лотар мог произносить эти слова только не разжимая зубов, как во время боя.

— Они все равно напали бы, — попытался утешить его Сухмет. — Они были, скорее всего, отмобилизованы и лишь ждали приказа. Ты — не причина, твое присутствие там всего лищь предлог, господин мой.

— Но если бы мы туда не пришли, эти люди не погибли бы, верно? Значит…

— Ничего это не значит. — Голос Сухмета загудел сердито, как огромный рой потревоженных пчел. Лотар даже не знал, что он умеет так говорить. — Не ты начал эту войну, ты лишь пытаешься ее закончить. И причина не в том, что ты там был, а в замке, который мы пытаемся сейчас выследить.

181
{"b":"183101","o":1}