ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, слишком рьяный телохранитель. Этот разговор не для связи, даже кодированной. Говоришь, отчет превзошел все ожидания? Высокая похвала.

— Констатация факта. Этот парень запросто может обставить меня, если его как следует потренировать.

— Думаю, тебе скоро представится такая возможность. Я вынужден вылететь на Тронный мир. Маркиз Лоорзон попался имперской разведке, и теперь Император требует подтвердить, что пойманный подозрительный тип — не самозванец и шпион, а дворянин, имеющий право находиться там, где Его светлость пожелает.

— Не делай глупостей. Это заранее рассчитанная ловушка для тебя и преданных тебе людей.

— Если я не поеду, Тернана казнят. После этого я вряд ли смогу рассчитывать на безоговорочную преданность своих людей.

— Тогда позаботься о путях отступления.

— Конечно. А теперь, прости, я должен заняться подготовкой к отлету.

Рил молча смотрел на погасший экран, и по его морщинистой щеке скатилась одинокая слеза. Он опоздал, и его мальчик расплатится за его ошибку жизнью. Рейт тоже это понимал. Он мог обмануть своим уверенным видом кого угодно, только не старого учителя. И что теперь значили сведения о секретном эксперименте, добытые с таким трудом?

ГЛАВА 10

Герцог Оттори в последний раз обвел взглядом кабинет, убедился, что он ничего не забыл, и вышел в коридор к ожидавшим его гвардейцам. Последние два дня прошли в лихорадочных сборах и инструктаже охраны, но теперь всё это осталось позади, а впереди его ждала смертельная опасность почти без надежды спастись. Ощущение премерзкое. Давно он так бездарно не проигрывал. Как только дверь кабинета за ним захлопнулась, рядом раздался знакомый шипящий голос:

— Я еду с-с-с вами, гос-сподин.

— Это невозможно, — вздохнул Рейт, не оборачиваясь. — Ты будешь слишком заметна.

— Да? — Тихая насмешка в обычно бесстрастном голосе заставила его резко обернуться. Герцог открыл рот, собираясь отчитать непокорного телохранителя, да так и замер, не успев его закрыть. Перед ним вместо ожидаемой Эфы стояла закутанная с ног до головы в шалисские шелка имперская наложница. — Вы полагаете, кто-нибудь заподозрит неладное? — спросила наложница голосом Эфы.

— Саан всемогущий! — Герцог с трудом верил собственным глазам. — Ты права, имперские наложницы для окружающих всё равно что живые игрушки. Я могу притащить тебя хоть на прием к Императору, и никому даже в голову не придет снять с твоей головы покрывало. Тем более что любой сканер подтвердит, что ты женщина, а ДНК они точно проверять не будут!

Рейт шагал по двору к ожидающему его катеру и невольно косился на семенящую за ним Эфу. Не знай он, кто это на самом деле, без раздумий поклялся бы любой клятвой, что рядом с ним идет вышколенная имперская наложница, не помышляющая ни о чем, кроме как доставить удовольствие своему господину. Она покорно приняла помощь одного из гвардейцев взбираясь по крутому трапу, и благовоспитанно замерла на дистанции в два шага за спиной повелителя. Саан! Как ей вообще такое удается? Он никогда не замечал за Эфой таланта перевоплощения. Однако все посторонние мысли вылетели у него из головы, когда катер с глухим стуком, заставившим завибрировать все переборки, пристыковался к шлюзу его фамильного корабля. Капитан встретил Рейта у шлюза, в отсеке стыковки, и, отдав честь, поспешил препроводить в его каюту, даже не взглянув на закутанную в шелка фигуру.

«А маскировка действует», — отметил про себя Рейт, шагая по знакомым коридорам к своей каюте. Он вполне мог бы найти ее сам, но проклятый этикет предписывал капитану сопровождать герцога после прибытия на борт, и упрямый служака не собирался пренебрегать обязанностями.

Рейт заблокировал дверь каюты, находившейся в самой безопасной части корабля и при необходимости превращающейся в автономный модуль жизнеобеспечения, способный добраться до ближайшей пригодной для жизни планеты самостоятельно, и огляделся. Недавно он приказал сменить здесь интерьер и теперь с неудовольствием вынужден был констатировать, что предыдущий вариант нравился ему больше. Но возмущаться было уже поздно, и Рейт, пожав плечами, небрежно бросил официальный плащ на устилающий пол каюты ковер ядовито-желтого цвета.

Эфа по привычке собралась устроиться рядом с его кроватью, но неожиданно обнаружила на «своем» месте нечто непонятное, всё покрытое острыми гранями и шипами, и с раздраженным шипением принялась обследовать незнакомый предмет. Герцог невольно рассмеялся, глядя на своего явно растерянного телохранителя, с умным видом изучающего образчик современного искусства.

— Эфа, прекрати. Этот предмет не имеет какого-либо предназначения, однако может раздражать своим видом нормальных людей.

— Да? А зачем?

— Не бери в голову. Это просто шедевр очередного горе-скульптора.

— Кошмар! Им даже убивать неудобно!

— А ведь верно! — Рейт насмешливо фыркнул. — Даже для такого простого дела эта штука не годится. Кстати, должен выразить тебе свое восхищение. Ты далеко ушла от того чудовища, что вломилось ко мне в резиденцию на Тронном мире. И все это за какую-то сотню дней!

— Этот мир интерес-с-сен. А убивать было некого.

— Да, действительно. Вот только у меня непредвиденная проблема. — Эфа насторожила уши, и Рейт в полной растерянности закончил: — Где, Саан побери, ты будешь спать?

— На полу.

— Мои гвардейцы ни за что не проговорятся, но, если кто-нибудь из слуг увидит тебя на полу, о твоей маскировке можно будет забыть. Если не проболтаются сами, то уж при должной сноровке можно разговорить любого специально не подготовленного человека. Так что спать ты будешь на кровати, если тебе, конечно, это не очень противно.

— Мне вс-сё равно.

— Тогда забирайся под одеяло. А я в душ. В отличие от тебя, я потею.

Рейт стянул с себя официальный комбинезон, ценившийся его предками прежде всего за прочность ткани, позволяющую без особого ущерба для здоровья выдержать несколько попаданий из обычного энергетического оружия, и с довольным вздохом встал под горячие струи.

Эфа наблюдала за господином, удобно устроившись на кровати, и неторопливо перебирала пальцами шелковое покрывало, стараясь не порвать тонкий материал когтями. Придется поработать. Герцог сует голову в петлю, а вот позаботиться о том, чтобы он смог без проблем ее оттуда вытащить — ее забота, и она ни в коем случае не должна ошибиться. Тренировки диинов — вещь, конечно, хорошая, и она теперь умеет и знает гораздо больше, чем в свою бытность императорским телохранителем, но никто не застрахован от случайностей. Кстати…

Эфа торопливо вытащила меч и положила его на прикроватный столик. За ним последовали кинжалы, метательные ножи и прочие орудия убийства. Если герцог желает спать с ней в одной постели, стоит проследить за тем, чтобы он случайно не поранился об ее арсенал. На корабле всё равно нет ничего, с чем она не могла бы справиться голыми руками.

Из душа раздался недовольный возглас. Это мог быть сбой в подаче воды или что-то столь же невинное, но инстинкты Эфы завопили об опасности. Не раздумывая, она схватила с кровати покрывало, метнулась через всю каюту к душевой кабинке и одним движением вырвала дверь из креплений. На нее дохнуло теплом и запахом воды, к которому примешивался еще один, почти незаметный аромат. Рейт раздраженно тер глаза, не замечая опасности. Обернутой в шелк рукой Эфа схватила его за плечо и выдернула из-под ядовитых струй. Не ожидающий ничего подобного герцог от рывка потерял равновесие и покатился по ковру, оставляя на нем мокрые следы. Не обращая внимания на его изобретательную ругань, Эфа извлекла из своих многочисленных одежд аптечку и торопливо вытащила одноразовый шприц с нужным противоядием. Если она правильно рассчитала время, в ее распоряжении оставалось меньше минуты. После того как янгари начнет действовать, спасать Рейта будет уже поздно. Прижав попытавшегося встать герцога к полу, она вогнала иглу в сонную артерию и до отказа надавила на поршень. Рейт беспомощно смотрел на нее снизу вверх, не в силах пошевелиться, в его глазах был страх. Выдернув иглу, Эфа молча отстранилась, позволяя ему встать. К ощущению выполненного долга примешивалось странное раздражение. Не позволяя себе сосредоточиться на нем, она подошла к коммуникатору и нажала тревожную кнопку, вызывая гвардейцев. И только затем обернулась к герцогу, растерянно сидевшему на полу:

32
{"b":"183109","o":1}