ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Согласен, — вздохнул Хейграст.

Еще через день нари провожал посланцев короля сваров. О чем он говорил с ними, Дан не слышал, но уже по лицам воинов было ясно: легкой свою миссию они не считают.

— Все взвешивают, как оно дальше пойдет, — пробурчал над головой Дана Дарлин. — Я немного сварский знаю, так мы еще с Гриншем из зала не вышли, а король уже начал с советниками спорить, как им поступить. Не поможешь в осаде Эйд-Мера, глядишь, торговля с вольным городом разладится, поможешь, кто его знает, отвоюют ли эти парни собственный город, не придется ли потом опять в Кадише спасаться.

— Думаю, помощь будет, — оборвал Дарлина подошедший Хейграст. — Вряд ли воинов будет много, но будут. Свары и в этом деле остаются торговцами. Совсем не прислать никого вроде как и нельзя, а прислать много, опять же не по-торговому.

— Как бы не пришлось сварам жалеть о своих торговых привычках! — прогудел недовольно Гринш.

— Может так случиться, что всем нам будет не до собственных привычек, — сухо бросил нари и обернулся к Дану: — Собирайся. Идешь вместе с банги в Каменный Мал. Лучших воинов вам отдаю. Придумали кое-что наши карлики. Если у них получится, ключ от Эйд-Мера в наших руках. А там… Там посмотрим. Мало открыть дверь, надо еще войти в нее.

— Войти и удержаться внутри, — весело добавил старый шаи.

— А Негос у вас будет старшим, — ударил его по плечу Хейграст.

Почти полварма элбанов, не считая банги, отправились вместе с Негосом в Каменный Мал, и каждый из них знал, что, возможно, идет на смерть. Разведчики Хейграста побывали в разоренной деревне еще до похода Баюла в Индаин и принесли неутешительные вести: охраны серых в Каменном Мале нет, но и никаких следов подземного хода тоже нет. Впрочем, что с них взять: каменному делу не обучены, на развалинах даже определить не смогут, что тут стояло — жилой дом, дубильня или амбар. Вся надежда на банги. Ведь если бы не рассказ Дана о предсмертных словах Латса, если бы не размышления Лукуса о тайном ходе, давно бы уж искал Хейграст другие подступы к городу. Были бы они еще, эти другие подступы. А пока Негос, Дан, Райба, Омхан, Бруск, Гринш, Дарлин, Фарг, все банги и пять дюжин лучших воинов-нари под командованием Пекраста приближались к заветной деревне. Проникнуть в осажденную крепость, схватиться с серыми воинами, открыть городские ворота и удерживать их, пока основные силы не войдут в город, — из всех сумасшедших идей эта была самой реальной, но почти невыполнимой, как и все остальные.

— Вот что я вам скажу, — то ли спорил с кем-то, то ли размышлял вслух здоровяк Гринш. — Если поставить в чистом поле лигу серых, а напротив всю нашу армию, то порубят нас как капусту, даже если ни один из наших воинов спину врагу не покажет. А если учесть, что враг сидит в неприступной крепости, так я совсем уж разгадывать замучился, как мы их побеждать собираемся. Да запусти мы всю нашу силу на городскую площадь, дальше-то что? Городская ратуша сама по себе крепость, а уж про северную цитадель я и не говорю!

— И что же ты предлагаешь? — презрительно прищурился Фарг. — Сесть и подумать как следует: а не повернуть ли назад?

— Это ты брось, — отмахнулся раздраженный Гринш. — Ясности я хочу. Брюхо распороть на чужих мечах — много ума не надо.

— Подожди ломать голову, — отозвался Пекраст. — Кто знает, может, вовсе не для охраны Эйд-Мера серые ушли из Индаина. Может быть, они в Ари-Гарде уже давно. Сейчас главное — попасть в город, а там видно будет, что делать.

— Только что — попасть! — покачал головой Гринш. — Сколько лет ждать будем, пока банги ход продолбят? И нельзя ли было для такого дела место поближе к Эйд-Меру отыскать?

— А ты не рассчитывай, что банги долбить будут, а люди или нари в небо поплевывать, — весело отозвался Баюл с одной из телег, на которых вместе со своими инструментами и бочонками ехали банги. — Задача хорошего мастера подумать, в носу поковырять, затылок почесать да точку показать, куда бить следует, а дальше уж вступают такие, как ты, Гринш, крепкие элбаны, которым для отвлечения от ненужных мыслей нужна тяжелая работа.

Банги отозвались дружным хохотом, а Гринш только с досадой махнул рукой. Дан слушал эти словесные перепалки, смотрел по сторонам и думал, что на первый взгляд ничто вокруг не говорит о войне. Трава уже доставала до плеч, юрких малов и лайнов можно было угадать только по их крикам, и если бы не сгоревшие дома в опустевших деревнях да грязное небо… В стороне осталось пожарище на месте дома дяди Трука, вот уже приблизились старые горы. Не доходя до их подножия, Негос отправил вперед Дарлина и Омхана, выждал и повел отряд на расстоянии ли за спинами разведчиков. Дорога поднялась по каменным осыпям, нырнула в ущелье и поползла от обрыва к обрыву в глубь горных теснин.

— Нехорошие горы, мертвые, — недовольно бурчал Баюл, оглядываясь по сторонам. — Камень, он жить должен. Дышать, трескаться, оседать, камнепадами рушиться, а эти горы, что вокруг Дары сомкнулись, словно спят мертвым сном.

— Так ты уж постарайся с ними справиться, — посоветовал ему Фарг. — Тем более если они спят.

— В этом не сомневайся! — зевнул на телеге Парк и похлопал по пузатому бочонку. — У нас даже средство для пригорков этих припасено.

— А попробовать не дашь? — окликнул старого карлика Бруск.

— Я сначала скалу этим покормлю, а там уже ты сам решишь, — степенно ответил Парк и затрясся в беззвучном смехе.

— Стойте! — скомандовал Негос, оглядывая сходящиеся на дюжину шагов скалы. — Эх, будь я командиром серых, поставил бы здесь засаду и срубил бы весь наш отряд. Как думаешь, Омхан?

— К счастью, ты на нашей стороне, — выступил из расщелины стражник. — Иначе мне пришлось бы иметь в виду, что серые видят сквозь камень.

— За поворотом мост, — сказал Дан. — Я заезжал с дядей в эту деревню… Когда она была еще цела.

— Вперед! — скомандовал Негос.

От деревни не осталось почти ничего. За поворотом ущелье раздалось и превратилось в округлую долинку, которую пересекала узкая, но шумная речка. Старинный каменный мост, напомнивший Дану утонский, вел на высокий берег, на котором среди бедной травы серыми грудами выделялись развалины домов. Выщербленными зубцами торчали остатки стен, черной каймой выделялись оконные проемы. Обугленные деревянные балки вперемешку с плоскими пластинами камня заполняли сожженные дома. Отряд медленно перебрался на другую сторону, где Дарлин уже деловито собирал угли для костра.

— Вот, — протянул руку Дан. — Это было главное здание деревни. Вон там стояло с полдюжины домов, а здесь жил староста, тут же собирались охотники, в пристрое хранились шкуры. Вон там стояли три дома, слева — сарай. Ближе к мосту — коптильня. А дубильня дальше, почти на склоне.

— Понятно, — пробормотал Негос и довольно добавил: — Как же хорошо быть командиром у толковых воинов! Где бы мне отыскать таких подмастерьев себе в мастерскую?

Воины нари, не дав себе ни мгновения отдыха, ставили шатры. Гринш и Бруск подтаскивали к началу моста камни, перегораживая его. Омхан остался у входа в ущелье, а Фарг стащил с телеги треножник с цепью, котел и немедленно отправил Дарлина за водой к речке. Банги сложили свое имущество поближе к костру и разбрелись по деревне.

— Что мне делать? — Райба подошла к Негосу и Пекрасту, скользнув по Дану взглядом, словно парня вовсе не было рядом.

— Пойдем со мной, — отозвалась Силба, которая за две недели пути не проронила ни слова. — Мне ясные глаза и быстрые ноги ой как пригодятся.

Райба упрямо наклонила голову, но послушно двинулась за карлицей.

— Не обращай внимания, — негромко сказал Негос Дану. — Тебе кажется, что она злится? Это пройдет. Она женщина. Пока она не понимает, что боль и у женщины и у мужчины одинаково падает в сердце. Просто у женщины она стекает по лицу, а у мужчины выходит через дыхание. Поэтому ее не видно. Ей кажется, что ты недостаточно переживаешь гибель Бродуса. Кроме того, ты был ответственен за пса, а Бродуса убил именно он.

320
{"b":"183111","o":1}