ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Суперлуние
Пустое сердце бьется ровно
Чужой среди своих
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Академия магических секретов. Раскрыть тайны
Свидание у алтаря
Ведьмак (сборник)
Битва полчищ
Тёмные не признаются в любви

— Я — не ученый, Мэйсон, — перебил его сэр Стенли Джонсон. — Я не все понял. Этот вид пауков парализует своим ядом жертву? Но такие виды уже были известны?

— Да, именно так. Но те виды делают это, чтобы позже было легче расправиться с добычей. В этих случаях яд служит для того, чтобы сломить сопротивление жертвы, лишает ее возможности двигаться. Но я боюсь, в нашем случае, это совершенно другое... И это очень беспокоит меня. Существование еще одной, совершенно отличной разновидности, свидетельствует о том, что размножение, ведущее к страшным мутациям, продолжается.

— Еще одно замечание, — подал голос Генерал Хартер. — Какая для нас разница, отличается один вид от другого или нет. Как я понял из вашего рассказа, фермер пытался бороться с ними с помощью своего ружья. Я все еще считаю, что мы могли бы их уничтожить, используя оружие. Алан сделал вид, что не слышал этого предложения. — Итак, мы знаем, что это — другой вид. По словам Кендрикса, они не нанесли видимых повреждений быку. Животное встало и бродило вокруг почти день.

— Почему же их не видели до сих пор? — спросил кто-то.

Алан давно уже задавал себе этот вопрос.

— Действительно, джентльмены, мне это пока также непонятно. Но я собираюсь выяснить это. — Как?

— Я собираюсь осмотреть здание бывшего научного центра...

В лесу в нескольких милях от поместья Дрэгона царила тишина. Отсюда и начался весь этот кошмар. Позднее осеннее солнце освещало деревья и опавшую листву, превращая ее в золотой с коричневым ковер. Не было ни насекомых, ползающих по сухим листьям, ни пения птиц, ни белок, прыгающих с ветки на ветку. Лес погрузился в тишину, но это не придавало ему красоты.

Посреди леса, покрытые сорняками, возвышались остатки здания. Обуглившиеся балки, обвалившаяся крыша говорили о пожаре, происшедшем когда-то давно, когда здание было белым, его окружал сад. Ржавые обломки изгороди показывали, где кончалась территория центра. Пройдя вдоль них, можно было обнаружить ворота и прочитать наполовину стершиеся буквы: «Собственность государства». Но уже много лет никто не посещал эти руины.

Место было выбрано с большой осторожностью. Подальше от местной детворы и в стороне от дорожек и тропинок, чтобы не забрели сюда случайно туристы или просто прогуливающиеся люди. Последним человеком, бродившим по этому лесу, был Франк Кендрикс, охотившийся когда-то на кроликов. Конечно, теперь здесь не было ни одного кролика.

Но все же какое-то движение можно было заметить в этом мрачном лесу. Что-то еще копошилось на земле, задевая сухие листья...

Вокруг руин кишели пауки — по размеру чуть больше обычных — они несли в передних лапах куски, а иногда и целых насекомых, парализованных ядом. Они ползли по траве между камнями по осколкам стекла и сквозь огромную дыру в стене проникали вглубь полуразрушенного здания. В темноте насекомые бросали то, что они принесли, затем разворачивались и вновь выползали наружу, чтобы продолжить свой нескончаемый поиск живого корма. Будь они большими или мелкими, пока их жертвы имеют плоть и кровь, их больше ничего не интересует.

А когда эти пауки-охотники уходили, огромные, темные существа — некоторые размером с гигантских черепах, некоторые — с человеческий кулак — медленно выползали из темноты и пожирали принесенный корм.

Потом эти темные, иногда черные, иногда светло-коричневые существа возвращались к своим детенышам — или уже вылупившимся, или вот-вот готовым появиться на свет из яйцевидных шелковых коконов.

Время ничего не значило для насекомых. Они продолжали свой цикл от рождения до смерти. Вид пауков-охотников, по-видимому, был наиболее сходен со своими предками. Огромные же черные пауки существовали годами, некоторые остались в живых еще со времен пожара.

Когда много лет назад начался пожар, большинство пауков находилось на первом этаже. Их клетки располагались вдоль длинной стены лаборатории. Когда здание начало рушиться от огня, стена обвалилась, клетки стали падать на пол, под тяжестью обломков они ломались.

Когда вокруг забушевал огонь, пауки начали выползать из здания. Южно-Американские, пакистанские, австралийские, африканские так же, как и местные английские, выбегали из полыхающих руин и исчезали в траве, кустах.

Пауки наблюдали, как люди тщетно пытались потушить огонь. Потом они видели, как люди уехали. После ни один не вернулся. Руины были предоставлены в распоряжение пауков.

Корма было достаточно, но вскоре все насекомые в округе были уничтожены. Авикуляры — пауки, поедающие птиц, из тропиков, стали уничтожать лесных птиц. Другие пауки следовали за ними, подбирая остатки. Черные, английские пауки, чьи гормоны были подвержены воздействию газа, начали поедать другие виды пауков, и также питались остатками от птиц, белок, кроликов, убитых их ближайшими родственниками.

Тропические пауки вернулись в руины здания и сделали свое гнездо в подвале, в котором было теплее, чем в лесу. И начали размножаться, причем скрещивались разные виды пауков, и в результате возникали такие особи, которые впоследствии поражали биологов и ученых.

Новое поколение английских пауков-мутантов стало крупнее, их тела стали жесткими, и они тоже скрещивались со своими тропическими родственниками. Свои свойства внесли также пакистанские стегодафисы. Эти насекомые размножались очень быстро и жили целыми коммунами. Целыми группами они плели на деревьях такие паутины, которые были способны удержать птиц и мелких животных. Жертвы убивались сотнями пауков, охотившихся на массивной сети.

В результате все окружающее пространство было опустошено. Пауки стали группами нападать на более крупных животных. Всех, что попадались на их пути — коров, овец, собак, свиней. А затем — людей.

В конце концов возник окончательный гибрид — настоящий убийца, охотник, обладающий новым видом яда.

Движимые не умом, а инстинктом, они объединялись в группы и охотились сообща.

Используя передние лапки, пауки подкапывались под руины и поэтому зимой жили в тепле.

Все дворы были оплетены слоем паутины. Под руинами возник целый лабиринт, который занимал площадь около мили.

Именно это место намеревался посетить Алан Мэйсон...

Глава шестнадцатая

Алан сообщил Брэдшоу и Луизе, что еще не знает, что может дать ему осмотр старого научного центра.

— Но, в конце концов, я хотя бы посмотрю, что он из себя представляет. Как я уже сказал, может быть новая волна мутантов получилась в результате размножения пауков в старом здании. В скором времени они дадут о себе знать. Если их там нет, будет ясно, что целые армии пауков попадают к нам откуда-то извне.

Питер Уитли, стоявший в дверях, тоже включился в разговор.

— Я тоже думаю, что нужно съездить в этот Центр. Таким образом, мы узнаем, там они размножаются или нет. Конечно, они могли создать новые гнезда по всей стране, но даже если здание научного центра пустует... Кстати говоря, я поеду с тобой.

— Извини, но я собираюсь сделать это один, — возразил Алан.

— Как бы не так! — воскликнул Брэдшоу. — Я пойду туда. Люди Хартера и другие тоже, как я слышал.

— Забудьте об этом, — сказал Алан. — Если целая армия появится там, пауки снова спрячутся. Нет, так не пойдет. Отправимся максимум вдвоем.

— Хорошо, — сказала Луиза. — Я поеду с тобой.

— Уж ты-то точно не поедешь, — решительно сказал Алан. Луиза хитро улыбнулась и пробормотала:

— Хорошо, мы еще увидим.

Брэдшоу и Уитли ушли из лаборатории. Брэдшоу отправился готовить специальную машину для этого опасного путешествия. По словам Алана, машина должна быть герметичной, снабженной рацией и на 100% предохранить их от пауков.

Алан взглянул на Луизу, когда те двое ушли.

— Я думаю, любимая, тебе не стоит ехать с нами.

— Конечно, — улыбнулась она. — Ты считаешь, мы еще должны держать этих насекомых? — спросила она, показывая на клетки, где все еще жили когда-то пойманные пауки. Она хотела поменять тему разговора.

24
{"b":"18312","o":1}