ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бланш взяла Джулиана за руку и приветливо улыбнулась Элламарии.

— Извините, что я ненадолго похитила вашего мужа, — проворковала она. — Надеюсь, вы не обиделись?

— Нет, что вы, — пожала плечами Элламария. А что она могла еще сказать?

Бланш выжидательно посмотрела на Джулиана.

Тот после некоторого колебания заговорил:

— Бланш, позволь мне представить тебе наших милых дам. Это Эшли, Элламария, Дженнин и Кейт. Боба и Джоэля ты уже знаешь. Дамы, это Бланш Уэзерберн… кузина Конрада.

Конрад поперхнулся и поспешно отвернулся, чтобы скрыть смешок. А вот Боб не удержался и ухмыльнулся.

— Здравствуйте, — сказала Бланш. — Позвольте я проверю, запомнила ли я вас всех по именам. Ты, дорогой, — она с укоризной посмотрела на Джулиана, — совершенно не умеешь представлять людей. Вас, — она взглянула на Кейт, — зовут Кейт. — Та кивнула. — А вы, — Бланш повернулась к Дженнин, — Дженнин. — Женщина натянуто улыбнулась. — Вас, — продолжила Бланш, переводя взгляд на Элламарию, — зовут Элла-Мэри…

— Мария, — поправила Элламария. — Как Стюарт.

Боб отвернулся, чтобы не смотреть на Джулиана.

— Может быть, нам вернуться за свой стол? — робко вмешался Джулиан.

— А меня зовут Эшли, — сказала Эшли, вставая и протягивая руку. — Очень рада познакомиться с вами, Бланш.

Я столько о вас слышала.

Бланш пожала ее руку; в ее глазах мелькнуло любопытство.

— Я работаю в лондонском филиале фирмы «Фрезер и Нелмс», — добавила Эшли.

— А, понимаю, — протянула Бланш. — Мне тоже очень приятно. Думаю, мы теперь будем часто встречаться.

— В самом деле? — Брови Эшли взлетели вверх. — Я уже предвкушаю удовольствие.

Джулиан нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Казалось, он был готов разорвать Бланш на куски. Однако на процедуре знакомства его муки еще не закончились.

— Я тоже, — кивнула Бланш и посмотрела на Джулиана. — Надеюсь, ты не возражаешь, дорогой, если мы откроем наш маленький секрет?

Джулиан в изнеможении закрыл глаза.

— Вы первые, кому мы об этом сообщаем, — доверительно сказала Бланш, поворачиваясь к столу и обводя взглядом всех присутствующих. — Мы с Джулианом наконец-то решились и назначили дату свадьбы. Мы поженимся на Пасху.

Глава 9

Дженнин подбросила Эшли до дома. Она предложила подняться с ней, но та отказалась, сказав, что хочет побыть одна.

Сердце Дженнин разрывалось от сочувствия. Черт бы побрал этого Джулиана и его Бланш.

Дождавшись, пока Эшли вошла в дом, Дженнин отъехала. Все еще обуреваемая самыми мрачными мыслями, она подкатила к своему дому, и… сердце ее оборвалось. На ступеньках в длинном сером плаще, подперев голову руками, сидел Мэттью.

— О дьявольщина, — пробормотала Дженнин. — Только его мне не хватало. И почему именно сегодня выползла вся эта нечисть?

Ее так и подмывало запустить мотор и умчаться прочь, однако Мэттью уже ее заметил, а раз так, то — Дженнин знала это наверняка — он хоть умрет, но дождется ее возвращения.

Открыв дверцу, Дженнин вылезла из машины. Моросил мелкий дождь.

— Что тебе надо? — резко спросила она.

Мэттью посмотрел на нее снизу вверх, но даже не попытался привстать.

— Я хочу поговорить с тобой, Джен.

— Нам не о чем разговаривать, Мэттью.

— Нет, есть, — упрямо сказал он.

— Тебе ведь опять что-то от меня надо, не так ли? В противном случае ты бы сюда не приперся.

Мэттью ухмыльнулся:

— Надо же, какие мы стали подозрительные, миссис Дженнин Грин… то есть Грей.

Дженнин остолбенела. В ее мозгу лихорадочно замелькали мысли. Может, он просто оговорился?

— Что с тобой? — с деланным удивлением осведомился Мэттью, поднимаясь.

— Если ты считаешь, что твое появление меня обрадовало, то заблуждаешься, — язвительно сказала Дженнин.

— Не собачься, Джен, — почти миролюбиво произнес он. — Честное слово, сегодня я пришел лишь для того, чтобы повидаться. Мне от тебя ничего не нужно — ни денег, ни одолжений. Я только хочу поговорить по душам.

Дженнин метнула на него подозрительный взгляд.

Прежде ее бывший любовник всегда заявлялся к ней пьяный, но сейчас, судя по всему, он был трезв как стеклышко. Перехватив ее взгляд, Мэттью улыбнулся, и Дженнин поспешно отвернулась.

— Я вижу, ты совсем продрогла, — сказал он. — Давай зайдем к тебе и выпьем по рюмочке.

— Нет уж, — отмахнулась Дженнин. — С меня на сегодня хватит.

— Тогда просто составь мне компанию, — миролюбиво предложил Мэттью.

— Ты хочешь, чтобы я сидела и смотрела, как ты напиваешься? — криво усмехнулась Дженнин. — Невелико удовольствие!

— Я завязал.

— Вот как? И надолго?

— Послушай, Джен, — с жаром заговорил он. — Я просто хотел извиниться перед тобой за все зло, что причинил тебе. Не могу же я говорить об этом здесь, на улице.

— Меня совершенно не интересуют твои извинения, Мэттью, — жестко сказала она. — Я мечтаю лишь об одном: чтобы ты навсегда исчез из моей жизни! Понял?

— Но послушай, Дженнин. — Мэттью заломил руки. — Мне и правда позарез надо поговорить с тобой. Пожалуйста! Давай зайдем.

Резкий порыв ветра заставил ее потуже запахнуть пальто. Смахнув с лица капли дождя, Дженнин поняла, что упираться бесполезно. Если она не пустит его сама, то он просто вломится силой.

Не говоря ни слова, она зашагала вверх по ступенькам.

Войдя в квартиру, сняла пальто в прихожей. Потом прошла в гостиную. Мэттью уже возился у бара. Она изумилась, увидев в его руке стакан с апельсиновым соком. Неужели не соврал? Может, и впрямь решил стать на путь истинный?

— Ну что ж, — промолвила она, прислонившись к стене. — Что ты хотел мне сказать?

— Я хотел поговорить с тобой о нас.

— В каком смысле «о нас»? «Нас» давно уже нет.

— Но ведь когда-то были, — напомнил Мэттью.

— Сто лет назад.

— Верно, но я еще этого не забыл.

Глаза Дженнин гневно засверкали.

— Чего ты не забыл? Как избил меня? Как устраивал пьяные оргии, да еще пытался втянуть в них меня? Как оскорблял меня и поливал грязью? Ты это не забыл, да, Мэттью? Во всяком случае, это единственное, что помню я.

— Ты права, — вздохнул он. — И я ничуть тебя не виню. Я не имел права обращаться с тобой таким образом, мне нет оправданий. Просто я загубил свою жизнь и пытался таким образом переложить вину на тебя. Теперь мне очень стыдно, поверь. Я во всем раскаиваюсь, Джен. Повторяю: я ни в чем тебя больше не виню. Я много обо всем думал и решил начать новую жизнь. Я хотел, чтобы ты узнала об этом первая. Я верну тебе все деньги, что у тебя занимал, и заглажу все зло, что тебе причинил.

— Поздно, Мэттью. Старого уже не вернуть.

— Позволь мне хотя бы попытаться.

Дженнин посмотрела на него. Глаза у Мэттью были печальны, и она впервые подумала, что, возможно, он говорит правду. Выглядел он, во всяком случае, заметно лучше. Сбросил лишний вес, да и лицо утратило нездоровый оттенок. Мэттью сидел понурив голову и смотрел в стакан; он вдруг напомнил ей маленького мальчугана, которого бросила мать. Дженнин поневоле прониклась к нему сочувствием.

— Мэттью, — прошептала она дрогнувшим голосом.

Он приподнял голову и посмотрел на нее.

— Ты говоришь правду? Ты и в самом деле хочешь искупить свою вину?

Он кивнул:

— Да, Джен. Всем сердцем хочу.

— Тогда оставь меня в покое. Умоляю, не приходи больше ко мне.

Мэттью вздохнул:

— Я очень бы этого хотел, Джен. Поверь мне. Но не могу. Это просто выше моих сил. Я понимаю — после всего, что я тебе причинил, это звучит дико, но… я люблю тебя.

Глаза Дженнин расширились. Господи, неужели он окончательно спятил?

— Но ведь ты сам порвал со мной. Или ты уже это забыл?

Мэттью с несчастным видом покачал головой:

— Нет, Джен, не забыл.

— Но почему? Зачем ты так поступил?

— Сам не знаю. Просто не могу понять, что на меня нашло. — Голос его был измученный и подавленный. Вдруг плечи Мэттью затряслись, и Дженнин поняла, что он плачет.

16
{"b":"18322","o":1}