ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это признак начитанности. Как он тебе? — обратилась Дженнин к Кейт. — Как я уже говорила, я собиралась приберечь его для себя, но, учитывая сложившиеся обстоятельства, готова уступить тебе.

— Что за обстоятельства? — осведомилась Эшли.

Дженнин посвятила ее в подробности свидания Кейт с печально знаменитым Стивеном Френчем.

— А мне почему-то казалось, что твоя книга посвящена похождениям сексуально озабоченной журналистки, — произнесла Эшли, лукаво глядя на Кейт.

— Ничего, воображение у меня богатое, — отрезала та.

— Но как же ты утоляешь свой голод? — не выдержав, спросила Элламария.

Кейт пожала плечами;

— Меня до сих пор не слишком тянуло, вот и все. — Она посмотрела на Дженнин. — Он просто лапочка. Как, говоришь, его зовут?

— Джоэль. Джоэль Мартин.

— И что — он хороший агент?

— А тебе что за дело? — насмешливо спросила Дженнин. — Впрочем, раз уж ты настаиваешь, то да. Так по крайней мере он сам заявил. Да и писательница, которую он привел с собой, осыпала его дифирамбами.

— И когда же ты сможешь затащить его сюда? — с усмешкой спросила Кейт.

— Ну, раз он тебе не нравится, выкинь его из головы.

— Дженнин! — взвилась Кейт. — Порой меня так и подмывает тебя отшлепать…

Дженнин захихикала.

— Ладно, ладно. Положись на меня.

— Слушайте, девчонки, что, если нам завалиться куда-нибудь? — предложила Эшли, поглядывая на часы. — У меня с утра маковой росинки во рту не было.

— Сейчас сама что-нибудь сварганю, — вызвалась Кейт. — В такую погоду и собаку на улицу не выгонишь.

Она отправилась на кухню, а ее подруги остались в гостиной, самозабвенно предаваясь своему излюбленному занятию — беззаботной болтовне.

Барнсовский междусобойчик — так они называли свои посиделки, поскольку десять лет назад снимали вместе квартиру в Барнсе. Однако и теперь, когда каждой из них чуть-чуть перевалило за тридцать и все они многого добились на избранном пути, их дружба была столь же крепка, как и прежде.

Кейт открыла дверцу микроволновой печи и, ставя внутрь блюдо, вдруг обратила внимание на собственное отражение в зеркальной поверхности. Встряхнула головой, глядя, как рассыпаются по плечам непривычные еще завитушки. Жаль, что этот Стивен Френч оказался таким занудой — она была отнюдь не прочь завести роман с преуспевающим биржевым маклером. Из молодых да ранних, как говорили.

Услышав громкий смех Элламарии, она просунула голову в окошечко, отделяющее кухню от гостиной, и поинтересовалась, в чем дело.

— Да все эта Дженнин, — наябедничала Элламария, давясь от смеха и утирая слезы. — Невозможная эротоманка!

— Я? — взвилась Дженнин.

— Да бросьте вы! — осадила их Эшли.

Кейт открыла дверцы серванта и начала доставать тарелки. Потом спросила:

— Послушай, Элламария, я только сейчас вспомнила — не найдется пары лишних билетиков на твою премьеру?

— Узнаю. Но мне казалось, что, вы собирались пойти на второе представление.

— Да, именно это я и имела в виду, — сказала Кейт, входя в гостиную с подносом, уставленным едой. — Отец тоже хочет пойти. Мама приезжает на неделю, и он хочет ее побаловать. Если она согласится, конечно.

Мать Кейт последние три года жила в так называемом санатории, куда ее поместили сразу после гибели в автомобильной аварии ее сына, брата Кейт. Миссис Кэллоуэй так и не смогла смириться с этой утратой, так что родственников уговорили поместить ее в «санаторий», где она постоянно находилась под врачебным присмотром.

— Как продвигаются репетиции? — спросила Эшли у Элламарии.

— Неплохо. Хотя очень медленно.

— Бобу нравится?

— Очень.

— А где он сегодня? — осведомилась Дженнин.

— Там же, где и всегда в пятничный вечер. Дома с любимой женушкой.

Эшли сочувствующе покачала головой.

— Просто не представляю, Элламария, как ты можешь это терпеть, — сказала она.

— Я и сама не представляю. Впрочем, четыре ночи в неделю он мой. Даже пять, если повезет. Смотрите, что он подарил мне сегодня. — Она вытянула руку и показала подругам изящный золотой браслетик, который Боб нацепил ей на запястье, когда они выходили из костюмерной.

Женщины обступили Элламарию, не скрывая своего восхищения. Ее бледное лицо засияло, отчего веснушки на ее красивом аристократическом носу сделались ярче.

— Чудесный, да? — произнесла Элламария. — Боб просто восхитительный мужчина. Он сказал, что это награда за то, как я справилась со своей ролью. В отличие от Морин Вудли, между прочим.

— Она ведь, кажется, играет Виолу? — уточнила Кейт, отправляя в рот кусочек сыра.

Элламария кивнула.

— А знаешь почему? Потому что она сама сложена как виола[1]. Или даже скорее как виолончель.

— Элламария! — укоризненно воскликнула Эшли.

— Да, представь себе. Видела бы ты ее слоновьи ляжки!

А шею! Да ей бы любой жираф позавидовал.

— Ох, Элламария, не хотела бы я попасться тебе на язык! — засмеялась Дженнин.

— По этой части Морин мне сто очков вперед даст.

Вот уж стерва так стерва. Я была готова растерзать Боба, когда он отдал ей эту роль. Тем более что она теперь так кичится.

— Но ты ведь прекрасно знаешь, почему роль не досталась тебе, — напомнила Кейт.

— Конечно. Но мне от этого не легче. Впрочем, роль Марии тоже не из последних. На мой взгляд, — ворчливо добавила она. — Но хватит обо мне. Расскажи теперь о себе, Эшли Мейн.

— Обо мне? — вскинула брови Эшли.

— Да, и не притворяйся, что не понимаешь. Собираешься ли ты поведать великому Джулиану Орбри-Нелмсу о страсти, сжигающей твое сердце, и если да, то когда?

Щеки Эшли залились румянцем.

— Наверное, — сдавленно произнесла она.

— Наверное! — передразнила Элламария. — Да ты просто обязана!

— Тебе легко говорить, — вздохнула Эшли. — Ты сама никогда никому в любви не признавалась.

— Ну а если ты уже признавалась, тебе будет проще простого повторить этот подвиг. Да и вообще я не пойму, что тебя смущает: парень ведь просто сохнет по тебе.

Эшли усмехнулась:

— Вот я и жду, когда он сам мне это скажет.

— А когда возвращается Бланш? — спросила Дженнин.

— В среду, — ответила Эшли. Ее лицо сразу вытянулось.

Элламария помахала вилкой в воздухе.

— Выкинь ты эту Бланш из головы. Хотел бы Джулиан на ней жениться, так давно бы уже это сделал. Нет, он только о тебе мечтает, а ты все недотрогу из себя корчишь.

— Хорошенькая недотрога — пять ночей в неделю вместе, — покачала головой Кейт.

— Ты сама прекрасно понимаешь, что я имела в виду, — отмахнулась Элламария, подливая себе вина. — Сколько уже лет твоему Алексу? Семь?

— Да, — кивнула Эшли.

— Ну вот, — продолжила Элламария. — Пора бы тебе обзавестись семьей, пока он еще не вступил в переходный возраст.

Она говорила о сыне Эшли от ее раннего и неудавшегося брака.

— Или пока я сама еще не вышла из возраста, — с улыбкой добавила Эшли.

— К тому же Джулиан его обожает. Что тебя останавливает?

— Бланш.

— Ерунда! — фыркнула Элламария. — Ее здесь не было больше двух лет. Если бы она хоть что-то для него значила, он бы этого не потерпел. Нет, ему нужна ты. Выбери только подходящую минуту. Вы встречаетесь завтра, да?

Эшли кивнула.

— Вот и скажи ему. Это будет лучший подарок, какой он когда-либо получал на Рождество.

— А потом и свадебку отгрохаем, — мечтательно произнесла Кейт. — Эх, давненько я не плясала на свадьбах.

Когда, по-твоему, она состоится, Эшли?

— Может быть, на Пасху? — хихикнула Эшли. — Тебя устроит?

Роман Эшли с Джулианом Орбри-Нелмсом, президентом рекламной компании «Фрезер и Нелмс», в которой она занимала пост исполнительного директора, длился уже больше года; за это время ни один не признался другому в своих чувствах. Эшли была убеждена, что Джулиан к ней неравнодушен, может, даже влюблен, но он ни разу не проявил желания порвать свою затянувшуюся связь с Бланш Уэзерберн. Внешне беззаботная, Эшли в глубине души безумно боялась, что в конце концов амбициозность Джулиана одержит верх над зовом сердца. Тем более что предпосылок для этого было предостаточно. На взгляд Эшли, Бланш отвечала всем требованиям Джулиана Орбри-Нелмса. У нее было все, что могло показаться важным мужчине, занимающему столь высокий пост: красота, связи, положение. Более того, она доводилась какой-то родней Конраду Фрезеру, американскому компаньону Джулиана. Вдобавок Бланш происходила из древнего рода.

вернуться

1

Смычковый инструмент — альт.

2
{"b":"18322","o":1}