ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Затем встал и вышел из палаты.

Глава 20

— Перестань нервничать, — сказал Боб. — С актрисами такое вечно приключается; не ты первая и не ты последняя. Поклонники всегда задаривают своих кумиров цветами.

Он сидел с Элламарией и Ником в буфете за кулисами.

Однако слова режиссера нисколько не успокоили Элламарию, лоб которой по-прежнему прорезали хмурые складки.

— Я еще понимаю, если бы тебе присылали письма с угрозами, — добавил Боб. — Но цветы? Нет уж, увольте.

Ты должна радоваться.

— А я вот не радуюсь, — возразила Элламария.

— Я вижу, — кивнул Боб. — Хотя и совершенно не понимаю, почему ты тревожишься. В конце концов, я ведь всегда рядом. Я тебя в обиду не дам. Словом, прошу тебя — перестань беспокоиться.

Элламария посмотрела на Ника и усмехнулась:

— Интересно, кто же он, мой тайный воздыхатель?

— Думаю, что он очень робкий и одинокий, — сказал Боб. — Кто знает, может, ты ему напоминаешь его собственную мать.

Ник хохотнул, а Элламария, размахнувшись, залепила бы Бобу оплеуху, но тот ловко уклонился.

— Погоди, в другой раз я с тобой непременно разделаюсь, — посулила Элламария.

— Так, а кофе нам подавать не собираются? — спросил Ник, поглядывая на часы.

— Рано еще, — пробурчала Элламария. — А что, тебе с нами надоело?

Вместо ответа Ник встал и отправился спросить о кофе.

Когда он вернулся, Боб, склонившись над столом, гладил Элламарию по волосам и что-то нашептывал ей на ухо.

Ник уселся напротив, испытывая заметную неловкость от своего вторжения.

— Не вешай нос, — улыбнулась ему Элламария, глядя на его погрустневшую физиономию., Ник усмехнулся:

— Не знаю отчего, но всякий раз, глядя, как вы воркуете, я ловлю себя на том, что завидую. Порой вы мне кажетесь самой совершенной парой в мире, — вздохнул Ник.

— Не совсем, — сказал Боб, глядя на него в упор.

Кровь бросилась Нику в лицо. Черт, и надо же такое ляпнуть!

— Извините, старина, я не подумал.

— Пустяки, — великодушно произнесла Элламария. — И на солнце есть пятна. Кстати, ты виделся с Кейт?

Ник покачал головой:

— После того как она выписалась, еще ни разу. Как у нее дела?

— Боюсь, что не очень. Она по-прежнему почти все время подавлена, что, впрочем, неудивительно. Завтра я хочу увезти ее на несколько дней в Шотландию. Там есть одно славное местечко, и, надеюсь, мы с ней немного развеемся. Для нее это очень важно.

Ник промолчал.

— А почему ты не звонишь ей? — осведомился Боб.

— Мы договорились, что она сама позвонит, когда будет в настроении. Не стоит на нее давить.

Боб пожал плечами:

— Дело твое. Но только я бы на твоем месте не слишком тянул.

В эту минуту вошла буфетчица, и Элламария встала, чтобы заказать кофе.

Стоя у прилавка и глядя на оставшихся за столом мужчин, она подумала о Нике и Кейт. Она была уверена, что Ник втайне вздыхает по ее подруге. Да и Кейт как никогда нужен был мужчина, сильный и надежный, способный вернуть ее к жизни. Возможно, Нику это по силам. Нужно до отъезда в Шотландию обсудить это с Эшли. Сегодня же.

Эшли посоветует, как быть.

Элламария отнесла поднос с чашками к столу и вновь задумалась о предстоящей поездке в Шотландию. Она отдавала себе отчет, что едет туда не только ради Кейт, хотя и искренне надеялась помочь подруге. Сама Элламария могла выбраться туда лишь потому, что постановки «Двенадцатой ночи» прерывались на неделю. Боб скорее всего даже не заметит ее столь короткого отсутствия. Она думала увезти Кейт в то самое место, куда возил ее Боб вскоре после того, как они познакомились. Там впервые он признался ей в любви, и там они стали любовниками. Элламария и сама толком не понимала, почему хотела свозить Кейт именно туда. Возможно, внутренний голос подсказывал, что и для Кейт это место может стать чем-то особенным.

Бланш пошевелилась во сне и перевернулась на другой бок. Волосы разметались по подушке, а раннее утреннее солнце позолотило ее лицо.

Джулиан легонько, чтобы не разбудить Бланш, провел пальцем по ее щеке. Присев в постели и глядя в окно, он с завистью подумал, что и сам не прочь поспать еще.

Привычный уже кошмарный сон разбудил его в предрассветный час. Сон, в котором он вновь и вновь шел с Бланш к алтарю. Викарий спрашивал, есть ли у кого из присутствующих возражения против того, чтобы их связали священные узы брака, и всякий раз из толпы кричали, что есть. Что он любит другую женщину и не должен вступать в брак с Бланш. Джулиан знал, что это кричит он сам, что внутренний голос предупреждает его: остановись, пока не поздно! И… просыпался разбитый, в холодном поту.

«Но ведь я люблю Бланш, — уверял он себя. — Всем сердцем люблю. Мне с ней хорошо, именно о такой жене я всегда мечтал». «Тогда почему ты мечешься?» — спрашивал внутренний голос.

Джулиан знал почему. В глубине души он прекрасно это понимал, однако боялся смотреть правде в глаза. «Но ведь эта правда всегда будет тебя преследовать, — не унимался внутренний голос. — От правды не убежишь. Признайся же! Признайся сам себе, что любишь другую.

Признайся, что совершил ошибку. Сейчас, пока еще не поздно».

Выбравшись из постели, Джулиан подошел к окну. До дня свадьбы оставалась всего неделя. Да, какая-то неделя — и Бланш станет его законной женой.

«Перестань прятать голову в песок, — говорил ему внутренний голос. — Остановись и посмотри правде в глаза!»

Эшли. Где она сейчас? Что делает? Думает ли еще о нем, вспоминает ли? Да, именно Эшли была властительницей его грез, и именно из-за нее настырный внутренний голос не переставая бубнил, что пора остановиться и посмотреть правде в глаза.

Вдруг Джулиану показалось, что с его сердца свалился огромный камень. Да, он наконец сумел признаться самому себе, что любит Эшли, всегда любил се и малодушно лицемерил, пытаясь это отрицать. Он мечтал прикоснуться к ней, увидеть ее улыбку, приласкать и вдохнуть ее запах.

Вот почему ему было страшно. Он панически боялся, что никогда больше не обнимет Эшли, не предастся с ней любви. Он боялся, потому что знал: обмани он сейчас собственное сердце, и оно никогда не простит его.

Возвратившись в постель, он снова посмотрел на спящую Бланш. Нужно ей открыться. Рассказать все как есть.

Джулиан твердо знал, что, даже стоя перед алтарем, будет мечтать о другой женщине и горько сожалеть, что рядом не она, а Бланш.

Ни с того ни с сего зарядил дождь. День стоял погожий и тихий, но вдруг хляби небесные разверзлись и хлынул настоящий ливень. Ките Эшли забрели довольно далеко от деревни и, спеша назад, вымокли до нитки.

Глядя на мокрую Эшли, которая ничего не видела из-за надвинутого на глаза капюшона, Кит то и дело разражался смехом. Наконец он взял ее за руку и тащил за собой, пока они не добрались до своей гостиницы. И тут как назло дождь прекратился.

Они приехали в эту деревню на уик-энд по одной-единственной причине — так, во всяком случае, говорилось вслух. Дело в том, что Алекс ушел в поход со скаутами, впервые оказавшись вне дома без родителей. Поначалу Эшли была категорически против, но Кит настоял, что ребенок должен пойти вместе с товарищами. Сам Алекс, узнав о предстоящем приключении, пришел в такой восторг, что Эшли пришлось скрепя сердце уступить. Кит в глубине души и сам волновался, но виду не показывал. И вот накануне утром Алекс отправился в поход.

Кит плеснул немного коньяка в стаканчик для полоскания рта и протянул Эшли. Она сидела на кровати и смотрела на улицу, мокрую после дождя.

Узнай Алекс, что родители преследуют его по пятам, он бы, конечно, рвал и метал. Но Кит еще накануне позвонил на ферму, неподалеку от которой был разбит лагерь скаутов, и предупредил вожатого, что они остановятся в ближайшей деревне на тот случай, если Алекс заскучает по дому.

— Интересно, что он сейчас делает? — произнесла Эшли, глядя перед собой.

43
{"b":"18322","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Telegram. Как запустить канал, привлечь подписчиков и заработать на контенте
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Литературный марафон: как написать книгу за 30 дней
Мои дорогие девочки
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Потерянные девушки Рима