ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Должно быть, сидит у костра, жарит сосиску и наслаждается вольной жизнью, — предположил Кит. — Эх, жаль, что мне туда нельзя. — Он обнял Эшли за талию. — Не волнуйся, с ним ничего не случится. Думаю, что ему будет так хорошо, что он даже ни разу не вспомнит про нас. Давай и мы с тобой отдохнем как следует.

— Да, ты прав, — вздохнула Эшли, поднимая голову. И вдруг у нее перехватило дыхание: Кит не отрываясь смотрел на нее, и в его глазах читалось выражение, которое ни с чем нельзя было спутать. Он медленно, с величайшей осторожностью наклонился и прильнул губами к се рту.

Эшли, закрыв глаза, легла на спину. Кит, не переставая ее целовать, принялся расстегивать се блузку.

Уже долго, несколько месяцев, они жили вместе, однако еще ни разу Эшли не позволяла ему перейти разделявшего их барьера. Теперь же она вдруг поняла, что сама хочет этого.

Кит быстро разделся сам; от его внимания не ускользнуло давно забытое желание, вспыхнувшее в глазах Эшли.

Он жадно целовал ее губы и шею, ласкал грудь, а когда его пальцы дотронулись до ее сосков, Эшли, застонав, сама потянулась к его неистово трепещущей плоти. В следующее мгновение их тела слились. Позабыв обо всем на свете, Эшли уступила его напору. Обхватив Кита за шею обеими руками, она самозабвенно отдалась его страстным ласкам…

— Куда ты? — спросила Эшли, когда он встал с кровати.

— Хочу принять ванну перед ужином.

Оставшись одна, Эшли прилегла на подушки и снова посмотрела в окно. Снаружи уже стемнело, и номер освещался лишь уличным фонарем. Поежившись от холода, Эшли натянула на себя одеяло. Она даже сама не заметила, как расплакалась. Еще неделя, и он женится на Бланш. И ничто уже не в силах этому помешать. Джулиан по-прежнему царил в ее мыслях и днем и ночью. Она любила его всем сердцем, всей душой и изводила себя бесплодными мечтами. Даже то, что она отдалась Киту, ровным счетом ничего не изменило. Нет, время не только не залечило ее сердечные раны, но лишь разбередило их.

— Может, пройдемся? — предложил Кит, посмотрев на часы. Он выглядел таким счастливым, что Эшли растаяла. Она больше не корила себя за то, что уступила ему.

Возможно, в следующий раз будет уже лучше.

— А который час?

— Десять. Давай пошатаемся по улице, а потом завернем в «Бык» и пропустим по рюмочке.

Ночной воздух пахнул недавно прошедшим дождем и подстриженными газонами. Запах был такой свежий и пряный, что Кит вдыхал полной грудью, упиваясь деревенским воздухом.

Глядя на него, Эшли невольно заулыбалась.

Он легонько поцеловал се в кончик носа.

— Я люблю тебя, Эш. Впрочем, ты, по-моему, уже догадываешься об этом, да?

Она кивнула.

Он обнял ее за плечи, и они направились к пабу.

— Я тоже тебя люблю, — сказала Эшли.

Кит замер как вкопанный. Целую вечность, кажется, он ждал от нее этих слов. Простые и старые как мир слова означали для него все: возвращение Эшли с сыном. И вот, когда он уже почти потерял всякую надежду их услышать, Эшли сказала…

Повернувшись к ней. Кит обхватил ее за плечи.

— Ты понимаешь, что говоришь?

Она снова кивнула:

— Да.

— И ты знаешь, о чем я тебя сейчас спрошу?

Эшли молча улыбнулась, и лишь качнувшийся уличный фонарь на мгновение высветил сверкнувшие в ее глазах слезинки.

— И каков твой ответ? — с замиранием сердца спросил Кит, — Мой ответ — да!

Не в силах выговорить ни слова, Кит прижал ее к себе под зыбкой тенью фонаря на деревенской улочке. Вдруг Эшли поняла, что плачет. Кит ласково гладил ее по волосам. Она же пыталась уверить себя в том, что поступила правильно. Для всех: и для Кита, и для Алекса.

И для себя.

Глава 21

Эшли даже представить себе не могла, какое испытание приготовит ей судьба буквально через несколько дней.

В противном случае — она это знала наверняка — она ни за что не согласилась бы снова выйти замуж за Кита. С другой стороны, это обещание, данное за неделю до свадьбы Джулиана, помогло ей лучше разобраться в своих чувствах.

В половине восьмого она вернулась домой после утомительного дня. Вконец измученной Эшли захотелось выпить.

Устроившись перед телевизором, Эшли потягивала джин с тоником, посматривая краем глаза на экран с очередной мыльной оперой, когда вдруг в ее дверь постучали.

Поначалу она даже подумала, не притвориться ли, что ее нет дома. С другой стороны, это почти наверняка был Кит, а совесть не позволяла ей от него прятаться. После их возвращения с уик-энда — а это было два дня назад — он звонил ей по каждому удобному случаю. Эшли ничуть не сожалела, что пообещала ему снова выйти за него замуж. Да и как она могла сожалеть, когда никто из ее близких даже не скрывал своего восторга. Ее мать всплакнула от счастья, а отец весь воскресный день ходил, улыбаясь до ушей, словно поседевший Чеширский кот. Эшли и сама была рада, но ей просто требовалось время, чтобы привыкнуть.

Стук повторился. Что ж, придется открыть. Вздохнув, она встала с кушетки и побрела к двери. Отпирая, Эшли уже настроилась придать себе приветливый вид, но так и застыла с разинутым ртом. На пороге стоял Джулиан.

Он вежливо спросил, можно ли войти. Не в силах что-либо ответить, Эшли молча посторонилась, пропуская его.

Закрыв дверь, она с остановившимся сердцем проследовала за ним в гостиную.

Войдя, Джулиан осмотрелся по сторонам. Да, давненько он здесь не был. Ничто не изменилось, что, впрочем, его не удивило. Он посмотрел на Эшли. В ее лице он прочитал, как ему показалось, не только смущение, но и гнев.

Ему стало не по себе. Он даже не знал, с чего начать, и некоторое время стоял в растерянности, переминаясь с ноги на ногу.

— Как ты? — спросил он наконец.

— Спасибо, все хорошо.

— Выглядишь чудесно.

Джулиан, похоже, не спешил заводить разговор.

— Приятная неожиданность, — сказала она наконец и кивком указала на стул:

— Может, присядешь?

— Неужто ты думала, что я никогда больше не приду?

— Я очень старалась не думать о тебе, Джулиан, — отрешенно сказала Эшли.

— Пожалуйста, сядь, — попросил он. — Мне тогда будет легче объяснить тебе причину моего прихода.

Эшли подошла к нему и села рядом.

Помолчав, Джулиан заговорил:

— В последнее время я много думал, Эш. Я так больше не могу.

Она молча смотрела на него.

Джулиан заговорил быстрее, его речь стала сбивчивой:

— Дело вовсе не в том, что я не люблю Бланш, нет, но… Словом, я ее не так люблю, то есть не совсем… Черт возьми, я просто сам не понимаю, что происходит, но одно знаю точно: так продолжаться больше не может. Ты понимаешь, что я хочу сказать, Эш? — проговорил он, взяв ее за руку.

— Нет, — покачала головой Эшли, глядя на него расширенными глазами.

— Тогда я объясню тебе.

Эшли резко вырвала руку.

— Нет! — выкрикнула она, вскакивая. — Не говори!

Прошу тебя, не говори ничего!

Джулиан поспешно встал и обнял ее.

— Я тебя люблю, Эш, — сказал он.

Плечи Эшли задрожали, и Джулиан заметил, что она плачет. Обняв ее, он прижал ее к своей груди.

— Извини, я прекрасно понимаю, что должен был давно признаться тебе в этом. Просто тогда я еще не разобрался в своих чувствах. Теперь же… Ты сможешь простить меня, Эш?

Она дернулась, попытавшись высвободиться.

— Нет, не отворачивайся от меня, Эшли. Пожалуйста!

Я люблю тебя! Пожалуйста, скажи, что ты тоже меня любишь. Что еще не разлюбила. Скажи, что прощаешь меня.

Скажи, Эш, умоляю! — Его голос едва заметно дрогнул.

Но Эшли покачала головой:

— Не могу. — Ее голос звучал глухо. — Слишком поздно, Джулиан.

— Нет, Эшли, не поздно! Одно твое слово — и я отменю свадьбу. Мне нужна ты, Эшли! Я хочу тебя, я люблю тебя! Что еще я могу сказать, чтобы ты мне поверила?

— Я тебе верю, — произнесла она. — Но только прошу тебя — не говори больше ничего. Ты опоздал, Джулиан.

44
{"b":"18322","o":1}