ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не знаю, да и знать не хочу. Послушайте, если я пообещаю не оставлять ее одну ни на минуту, это может повлиять на их решение? Тогда ее не увезут?

— Вполне возможно. А родственники у нее есть?

Ник кивнул.

— А им обязательно знать об этом? — спросил он.

— А что, есть сложности? — в свою очередь, спросила полицейская матрона.

— Пожалуй, да, — сказал Ник. — Я не могу вам все объяснить, но уверен: Кейт будет лучше, если они пока ни о чем не узнают.

— Что ж, я не возражаю. Вам виднее. Только не забудьте — утром мы снова приедем.

— Хорошо.

Проводив полицейских. Ник прошел в спальню. Кейт спала. Он поправил сползшую на ее лицо прядь волос. Кейт шевельнулась, но не проснулась.

На следующий день Кейт снова поместили в больницу.

Скорее всего ненадолго, заверил Ника врач, просто так для нее будет лучше.

Ник поехал с ней вместе и сидел у ее постели, пока Кейт не заснула. Даже во сне она какое-то время держала его за руку, словно боялась, что он уйдет. Наконец, убедившись, что Кейт крепко спит, Ник отправился искать телефон. Он обещал Элламарии, что при первой же возможности позвонит.

Звонок Ника разбудил Элламарию, но она нисколько не рассердилась. Ник рассказал ей, что Кейт спит, но, по мнению врачей, худшее для нее уже позади.

А вот отцу Кейт Ник звонить не стал. Он сам не мог объяснить почему, но при одной лишь мысли о мистере Кэллоуэе у него во рту возникало неприятное ощущение.

Вернувшись в палату Кейт, он уселся в кресло и даже сам не заметил, как уснул.

Когда он открыл глаза, Кейт сидела в постели и ела суп. Заметив, что Ник проснулся, она улыбнулась.

— Как вы себя чувствуете, Кейт? — спросил он.

— Голова немного тяжелая, — сказала она. — А в остальном — все хорошо.

Он поднялся и, подойдя к ее кровати, присел на краешек.

— Вы помните что-нибудь о вчерашнем?

Она кивнула:

— Да, я помню все, хотя случившееся порой кажется мне дурным сном. Жаль только, что это и в самом деле не сон. Мне страшно неловко перед вами за то, что я втянула вас в эту историю. Я просто ума не приложу, что на меня нашло. Что толкнуло на этот безрассудный шаг. Но только поверьте — я бы скорее умерла, чем причинила зло ребенку. — На ее глаза навернулись слезы.

— Не казните себя, Кейт. Вы ни в чем не виноваты.

Просто на какое-то время вы утратили контроль над собой, вот и все. Но теперь все в порядке.

Кейт улыбнулась:

— Спасибо, Ник. Спасибо за все, что вы для меня сделали.

— Не за что, — с теплотой в голосе ответил он.

— А папа знает, что я здесь? — спросила Кейт.

— Нет, — ответил Ник, избегая ее взгляда.

— А вы ему не позвонили?

— Нет, я не хотел лишний раз его тревожить, ему и так несладко. Попозже позвоню.

— Что ж, возможно, так и лучше, — рассудила Кейт.

— Врач сказал, что завтра вас отпустят домой, но вам нельзя оставаться одной.

— Раз так, то я, пожалуй, поеду в Суррей к родителям.

Ник кивнул. Он, конечно, рад бы был предложить ей пожить у нее, в ее лондонской квартире, но Кейт была еще не готова к такому повороту событий. Ничего, он подождет.

Правда, при мысли, что Кейт будет жить под опекой отца, ему стало не по себе, но он заставил себя не думать об этом.

Дверь палаты открылась, и вошла медсестра. Она взяла тарелку и, приветливо улыбнувшись Кейт, осведомилась о ее самочувствии.

— Могу я поговорить с вами наедине? — спросила медсестра.

Ник кивнул и уже хотел было выйти, чтобы оставить их, когда вдруг понял: сестра обращалась к нему.

Кейт посмотрела на них с легким удивлением, но сестра была уже в дверях. Ник пожал плечами и вышел следом за ней.

— Сюда, пожалуйста, — позвала сестра, и он направился за ней по коридору.

В самом конце длинного коридора она остановилась и, открыв небольшую дверь, жестом предложила Нику пройти внутрь.

Он вошел и с изумлением увидел, что у окна стоит Дженнин.

— Джен! Что вы здесь делаете?

— Я хотела навестить Кейт.

— Тогда почему вы не заходите в палату?

Дженнин пристально посмотрела ему в глаза.

— А вы ничего не знаете? — спросила она. — Кейт ничего вам не рассказала?

— О чем?

— Мы с ней рассорились насмерть, — вздохнула Дженнин. — В тот самый вечер, когда она покончила с Джоэлем.

— Но почему? — изумился Ник. — Из-за чего?

Дженнин предложила ему сесть, а сама устроилась напротив. Ее рассказ занял всего несколько минут, и в конце Дженнин так расплакалась, что Нику пришлось ее успокаивать.

— Теперь понимаете? — произнесла она, всхлипывая. — Это я во всем виновата.

— Ничего подобного! — возмутился Ник. — Вам абсолютно не в чем себя винить. Тут вообще нет ничьей вины.

Кроме, конечно, Джоэля Мартина. — Чуть помолчав, он спросил с легким недоумением в голосе:

— Но почему тогда вы сюда приехали?

— Я должна повидать Кейт, — сказала Дженнин. — Хоть краешком глаза взглянуть на нес. И я не стану ее винить, если она на меня раскричится. Просто я хочу ее видеть — и все. Вы понимаете меня, Ник?

Они прошли по коридору, но перед дверью палаты Кейт приостановились. Дженнин в нерешительности замялась, потом сказала:

— Может быть, вы сначала предупредите ее?

— Пожалуйста, — согласился Ник. — Но вы оставайтесь здесь. Не вздумайте удрать.

Дженнин улыбнулась:

— Не сбегу, обещаю.

Кейт лежала на подушках с закрытыми глазами, но, услышав скрип двери, приподняла голову. Увидев Ника, она улыбнулась.

— К вам гость, — сказал он.

— Да? Кто?

— Ваша подруга. Дженнин.

Глаза Кейт испуганно расширились.

— Она бы очень хотела что-то вам сказать. Можно ей войти?

Кейт ничего не ответила, но не сводила глаз с двери.

Боже, как ей недоставало Дженнин в последнее время! Ей так хотелось поговорить с подругой по душам, поверить ей свои тайны. Дженнин умная и сильная, она посоветовала бы ей, как быть. Однако после всех гадостей, что она ей наговорила, Дженнин никогда ее не простит.

Ник подошел к двери и открыл ее. Дженнин робко жалась у стены. Он ободряюще улыбнулся:

— Заходите!

— А вы?

— Я подожду в коридоре.

Пропустив Дженнин в палату, он вышел и осторожно прикрыл за собой дверь.

Дженнин остановилась у порога и с замиранием сердца уставилась на Кейт. Та лежала в постели и тоже разглядывала Дженнин во все глаза.

Вдруг Дженнин всхлипнула.

— О, Кейт! — вскрикнула она и, подбежав к подруге, заключила ее в объятия.

Кейт тоже разрыдалась.

— О, Джон! — срывающимся голосом выдавила она. — Как же мне без тебя плохо!

Дженнин прижала ее к своей груди.

— Прости меня, Кейт! Прости, родная!

— И ты меня прости! — всхлипывала Кейт. — За все, что я тебе наговорила! Я готова была потом язык себе отрезать.

— Успокойся, — утешала ее Дженнин. — Главное, теперь мы снова вместе. Остальное не важно.

Глава 23

Мистер Уинстон откинулся на спинку стула. Эшли с мольбой смотрела на него. Последние сутки она провела в беспрерывных терзаниях, но все попытки принять какое-то решение были тщетны.

Старик был ее последней надеждой.

Он взял стакан и покачал головой.

— Непростое это дело, — сказал он. — Совсем непростое.

— Я понимаю.

— И времени на размышление кот наплакал.

Эшли снова кивнула, не сводя глаз с его изборожденного морщинами лица, такого доброго и понимающего.

— Вы и в самом деле любите их обоих?

Эшли горько усмехнулась:

— В данную минуту я даже не уверена, что люблю хоть одного из них.

— Тогда ответ для меня ясен.

Эшли выжидательно посмотрела на него.

— Не выходите ни за кого. Пока решение само не созреет. Джулиан должен решать за себя сам, — проговорил мистер Уинстон. — Он не может, да и не имеет права перекладывать ответственность на ваши плечи. Если он не хочет жениться на Бланш, то это его личное дело. Видите ли, милая, фортуна переменчива. В конце концов все всегда образуется.

48
{"b":"18322","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
День, когда я начала жить
Город. Сборник рассказов и повестей
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Девушка из кофейни
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Как стать рыцарем. Драконы не умеют плавать
Путь к характеру
Дневник книготорговца